Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 

 ЛЮБОВЬ И ГОРЫ 
Игорь Виноградский – актер, КМС

Зачем люди ходят в горы, и что такое альпинизм - точно не знает никто. Хотя задумывались многие. А может быть, любовь к горам, как любовь к женщине и есть наш самый основной инстинкт?

Да и вообще, горы - как женщины, прекрасны и коварны, притягательны и изменчивы, таинственны, загадочны и покоряются только сильнейшим. Порой они мечут громы и молнии, кипят в потоках ручьев и рек, а порой холодны как лед. Горы горды и не терпят панибратства. Но зато любят хорошие песни, звон походных гитар и веселую пляску огня в полуночных кострах на подходах. И еще горы любят помолчать. Что, вообще говоря, для женщин не характерно. А для гор - норма. И для самых крутых из них - в первую очередь. Пока не заговорили камнепады. И не нахмурилось грозовое небо. И не запели ледорубы. И не запрыгали с легким шепотом голубоватые Огни святого Эльма на острых выступах скал.

Одни женские имена чего стоят, если вслушаться и проникнуться вниманием к ним. Ушба, Шхельда, Шхара, Мисес-Тау, Уллутау-Чана, Белая и Черная когда-то Незнакомки. И по преданию, закрывшая своим телом путь в родное ущелье холере, Сулахат. И сверкающая льдами, превышающая отметку в 7 тысяч метров, памирская вершина – пик Евгении Корженевской, получившая имя любимой жены и помощницы в тяжелых походах знаменитого исследователя гор Средней Азии – Николая Леопольдовича Корженевского (открытая в 1910 году и покоренная только в 1953 группой ленинградских альпинистов под руководством Алексея Угарова в экспедиции Е. Белецкого, который не смог выйди на восхождение из-за болезни – прим. ред.). Милые и прекрасные дамы…!

Вы хотите, чтобы ваше имя навеки осталось на карте нашей планеты? Любите и выходите замуж за первопроходцев, путешественников, горовосходителей! И украсится наша Земля - вашими звучными именами.

То, что и альпинизм и скалолазание не просто «один из видов спорта» – известно давно. Если бы это был просто спорт, он бы входил во Всемирные Олимпийские Игры, которые тогда пришлось бы проводить не где - попадя, а обязательно на Олимпе, в Греции.

А что было бы, если бы наш Президент любил не просто горные лыжи, а именно альпинизм или скалолазание, в котором можно тренироваться на стенах Кремля, кого бы он взял в свою команду, кого бы сделал «забойщиком», с кем пошел в одной связке, кого бы поставил на страховку?! Тут бы все и выяснилось...

Некоторые склонны считать, что альпинизм со скалолазанием, это такая психическая заразная болезнь, нечто среднее между обычной «горняшкой», «белой горячкой», радикулитом, геморроем и клаустрофобией – боязнью замкнутого пространства, когда больной в какие-то периоды, чаще всего как все психи весной и осенью, не может оставаться в замкнутом помещении, под крышей дома своего, а обязательно должен вырваться в просторы гор и начать лезть на стенку.

Что-то в альпинизме, безусловно, есть от религии – в этом стремлении в небо, к звездам, в этом желании приковать себя к скале, как это делали древние столбники, в этих наших песнях, порой напоминающих молитвы, в этих наших навешанных на себя связках крючьев, напоминающих вериги, предназначавшиеся для истязания плоти. Да и новички порой просто молятся на инструктора, который им и царь, и Бог, и отец родной, а некоторые даже крестятся перед «глиссером» или «дюльфером». Но есть все основания думать, что альпинизм - это образ жизни, и главное в нем – любовь. Любовь к красоте гордых вершин и зеленых ущелий, к необыкновенным краскам рассветов и закатов, к чистейшему воздуху и экологически чистой воде, а главное к людям, поклоняющимся тем же каменным идолам, что и ты. И если это так, то горы, конечно же, - Храм Любви. Там находят подруг и спутниц на всю жизнь. И теряют порой законных и верных жен, оставшихся где-то там «в суете городов и в потоках машин» на периферии сознания. В горах мечтают, познают себя, пишут стихи и рисуют картины. В горах видят в человеке ту привлекательность, жизненную силу и красоту, которую никогда не разглядишь на уровне Черного моря. Здесь и под штормовым костюмом увидишь больше, чем под купальником.

Есть прекрасные пары, нашедшие друг друга в горах, и связавшиеся «на всю оставшуюся жизнь». Кто нашим «двойным морским» узлом. Кто «академическим». Кто «ткацким». А вот «схватывающий» и «удавка» тут как-то не в моде...

Какие прекрасные, красивые пары - Люда и Боря Кораблины. Галя и Витя Жирновы. Лариса и Боря Кошевник. Таня и Дима Ивановы. Алик и Алевтина Рыскины. Саша и Наташа Карасевы. Людмила и Гера Аграновские... Да разве ж они одни?! Есть семейные пары, которых любовь застала в горах и свела, но судьба потом – развела, развязала, разорвала казавшиеся крепкими, как спасательный стальной трос узы... Их тоже немало – Господь им судья. Но вопрос в том, надо ли вместе ходить с женой в одной связке и ездить в один лагерь – остается открытым. И, конечно же, мы знаем много случаев, когда трагические обстоятельства в горах или на равнине обрывали нить жизни одного из супругов. Роковым образом. Раньше срока. Иногда на глазах жены. Иногда в больнице. Иногда на маршруте. Но всегда неожиданно. И несправедливо. Они ушли, наши друзья, наши товарищи, наши спутники, наши напарники, мужья, сыновья, а светлая память и любовь к ним остались. И будут с нами, пока мы живы. Не зря говорят, что человек живет на земле, пока живет память о нем. При этом именно в горах чаще всего живут долгожители. Там особенно долгое эхо. А на вершинах лежат записки – Владимира Балыбердина, Бориса Клецко, Юры Юшина, Алика Гутмана, Мити Хейсина, Эрика Антипенко, Эдика Часова… И я ни за что не вычеркну из записной книжки их телефоны и имена. И только Митя Хейсин у меня будет обозначен как Рая Хейсина. Юра Юшин - как Наташа Юшина. Алик Гутман как Лена Гутман. Я терпеливо буду переносить из книжки в книжку длиннющие адреса, уехавших за границу Фрэда Туника, Исака Гилютина, Игоря Кроля... Скажем так – пройденные нами скальные стены – это стены нашего Храма, Храма Любви. Любви к жизни. И мы все – служители этого Храма, может быть даже послушники, хотя, видит Бог, совсем не монахи. Но, в жизни для всех нас есть то, что незабвенно и свято. А то, что наш горный храм без крыши... Пусть все наши любители острого слова шутят - да это мол, потому, что у всех у нас - у альпинистов и скалолазов изначально – «крыша поехала»...

Потому и тянет нас всегда на Памир, называемы «Крышей мира». Или на Тянь-Шань, именующийся «Небесные горы». Или на Хан-Тенгри, что зовется «Повелителем Неба».

Прекрасных вершин на Земле много и хватит на всех, кто любит горы…! 

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.