Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 

 ВОСПОМИНАНИЯ ОБ АЛЕКСЕЕ НИКИФОРОВЕ 
Геннадий Копейка 

24 мая 2001 г., на северных склонах Эвереста, после тяжелой холодной ночевки на высоте 8600 м, немного не дойдя до лагеря VI, умер Алексей Никифоров.

Экспедиция «Эверест-1991»

Руководитель - В. Балыбердин. Основная цель - установление рекорда скоростного восхождения из базового лагеря до вершины. Планировалось выйти из 20-ти часов, это было реально, если бы не помешала погода. Участники: В. Балыбердин, А. Букреев, Г. Копейка, А. Никифоров, Е. Кулешова, Р. Гиуташвили, Д. Мазур и еще два американца (фамилии не помню).

Моя группа (Никифоров, Кулешова, Гиуташвили, Мазур) была вспомогательной для обеспечения скоростного восхождения (Балыбердин, Букреев)и видеосъемки. После акклиматизации, обработки маршрута (установки лагеря 4 на Южном седле) и отдыха в базовом лагере, мы должны были подняться на вершину. Лена Кулешова не успела оправиться после болезни, поэтому было решено идти двумя связками (Гиуташвили - Мазур и Копейка - Никифоров - Кулешова) с разрывом в один день. При подъеме нашей связки кашель у Лены усилился, и она с высоты 7000 м вернулась в базовый лагерь.

…Во второй половине дня (не помню какого) мы с Алексеем поднялись на Южное седло. Радиосвязи со связкой Гиуташвили - Мазур у нас не было, но по оставленным в палатке вещам мы поняли, что они взяли весь наш запас кислорода и ушли на штурм вершины. Уже начало темнеть, мы были готовы для "утреннего" (в 2-3 часа ночи) выхода к вершине, но наши друзья с вершины не возвращались. В 22.00 мы немного успокоились, увидев высоко на склоне свет фонаря. Однако только около 23.30 в палатку ввалился Ден Мазур и невнятно стал бормотать, что Рома (Гиуташвили) остался наверху, недалеко от палатки, у него закончился кислород и ему нужна помощь. Алексей в этот момент был в ботинках (одеть ботинки и приготовиться к выходу на высоте 8000 метров занимает около получаса времени), поэтому, не раздумывая взял фонарь и не дожидаясь, пока я оденусь, пошел искать Рому.

Алексей был необычайно отзывчивым человеком, готовым всегда прийти на помощь, пренебрегая своей безопасностью. Он был очень целеустремленным и упорным, но никогда не ставил во главу угла цель - достичь вершины любой ценой. И если при этом кто-то нуждался в помощи, Алексей не прятался за спины других… Хотя в тот момент он укреплял растяжки палатки и не был одет достаточно тепло для ночного блуждания в 40 градусный мороз с ветром на высоте сверх 8000м, Алексей, не задумываясь, ушел в темноту и неопределенность, чтобы помочь другу.

На Южном седле в тот день не было никого, поэтому надеяться можно было только на собственные силы. Отпоив Дена горячим чаем, я стал основательно готовиться к ночным поискам. Алексей вернулся к палатке через час, не обнаружив Рому. У него стали замерзать ноги, и нужно было одеться теплее. Я взял несколько комплектов батарей к фонарю, чтобы хватило до утра и пошел на поиски.

Обнаружил Рому в 2-3 часа ночи. Он сидел на склоне в обнимку с пустым кислородным баллоном, без фонаря и не мог, не мог и не знал, куда ему двигаться. Оперевшись на меня, он смог дойти до палатки. Когда выпил чая и отогрелся, Рома пришел в себя. Но состояние его было сложным, неважно себя чувствовал Ден, поэтому мы с Алексеем решили этой ночью на штурм вершины не выходить. Наши опасения подтвердились утром. Полдня у нас было потрачено на приведение Романа в состояние, когда он смог сам передвигаться. Ему в тот год исполнилось 54 года, в таком возрасте достичь высшей точки планеты, при этом, не имея достаточного высотного опыта - это героический поступок. У Дена это тоже была первая вершина выше 8000 м и он тоже изрядно вымотался. Романа мы провели до вертикальных перил чуть выше лагеря 3, где он почувствовал себя гораздо уверенней и смог идти сам.

Мы с Алексеем провели вторую ночевку на Южном седле и были полны сил и уверенности в завтрашнем восхождении, хотя на этой высоте мы были одни. Сезон заканчивался, и все экспедиции завершили свою работу. У нас был еще один шанс побывать на вершине Эвереста, но на чью-либо помощь надежды не было… Ночью ветер усилился, начался сезон муссонов. Мы вышли на штурм в 3 часа ночи. Стоять в полный рост было невозможно. Ураганный ветер срывал смерзшиеся куски фир