Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Купить 20tk швабра. Швабра золушка купить.

 АГРАНОВСКИЙ ГЕРМАН ЛЕОНИДОВИЧ (1931-1984) 
Печатается с сокращениями по книги «Жить в горах» Юрия Устинова (проф., МС СССР). 

30 лет в альпинизме это немалый срок по любым человеческим меркам: от «военизированных» альплагерей, освоения Кавказа и семитысячников Союза до высотно-технического и скоростного высотно-альпийского альпинизма, покорения Эвереста и Канченджанги, от Абалакова до Белыбердина.

Неузнаваемо изменилась и техника альпинизма. Но на всех этапах этого большого пути действовал физиологически и генетически один и тот же советский Человек. Писать о нём, о конкретном – всегда современная задача. Без этого бесследно пропадут какие-то черты удивительного времени, экстенсивного и романтического этапа развития советского альпинизма. Это время уже прошло. «Альпинизм, как и В. Высоцкий – это романтическое прошлое», – сказал один 20-летний оболтус. Нет, не альпинизм – прошлое, а его этап, и он не только в прошлом, но постоянно с нами. И те, кто помнит, обязаны воскрешать ярких людей и этого прошлого для других, идущих следом.

Герман Леонидович Аграновский более 30 лет отдавший спартаковскому альпинизму был любимцем абалаковской команды. Ее «летописец» Я. Г. Аркин писал в 1959 году:

«... наши ленинградцы: Петр Буданов, прирождённый вожак и организатор, человек громадной работоспособности и жизненной силы. Костя Клецко – восходящая звезда спартаковского альпинизма, великолепный техник, разносторонний спортсмен... и общий любимец голубоглазый Гера Аграновский, соединяющий деловитость с мечтательностью, умелость мастерового с вдумчивостью исследователя».

Герман родился в Ленинграде 6 февраля 1931 года, пережил блокаду, трудиться начал с 1945 года (в часовой мастерской), альпинизмом «заболел» с 1947 года (с Будановым). Служил на флоте. Женился на Люсе. В 1962 г. окончил Педагогический институт игл. Л. И. Герцена (географ), до 1968 работал учителем в школе и трубочистом, а в 1968 году по путевке Спорткомитета СССР с женой и 10 летней дочкой поехал работать тренером на Камчатку. За 17 лет девять раз был призером первенства СССР по альпинизму. Герман – заслуженный тренер РСФСР, МСМК. В 60-е годы абалаковские традиции в альпинизме продолжала ленинградская команда П. П. Буданова. Герман был её мозгом, её начштаба, а с 1969 года создателем и руководителем камчатской школы альпинизма и горнолыжного спорта в тех же абалаковских – будановских традициях.

«Вопрос «зачем?» в альпинизме для меня не стоял! Всё лучшее в жизни, лучших людей я увидел в горах. Альпинизм это моя жизнь и профессия», – говорил он. И ещё – уже парадоксально: «Знаешь, кого я считаю лучшими нашими альпинистами? Буданова и Люсю! – они живут в горах, а не бегают, как другие». Это очень характерное замечание альпиниста – профессионала. Городскую и восходительскую жизнь в любительском альпинизме всегда разделяла брешь, мостом через которую становились комфортность бивуака, совершенство технических средств, скоростной характер восхождения, использование альпинистских навыков и техники. В жизни альпиниста – профессионала упомянутая брешь отсутствует. Она заполнена... его жизнью. Он-то в лице Германа, и предлагал «жить в горах» не торопясь, надёжно. Долголетие в спорте Герман ставил так же высоко, как технический уровень, физические данные, собранность и аккуратность, методическую насыщенность тренерской работы. На самых тяжелых, многодневных восхождениях он убеждал людей бриться, язвительно высмеивал малейшую неаккуратность и апатии.

Мне он был старшим товарищем, не другом. И это, в какой-то степени, гарантирует от субъективности оценок. Вспоминаются наша памирская одиссея 1964 г. – путешествие на машинах от Душанбе до Лянгара, «заброска» на плато между вершинами Энгельса и Маркса, и 400 км возвращение на север, к своей команде в ущелье Шобой. Кавказский траверс 1974 г. – последнее медальное восхождение Геры, затем совместная работа в «Шхельде». Характер у Аграновского – не простой, от добродушного до язвительного и резкого.

Теперь, после смерти Германа в 1984 году, жизнь его приобрела законченность и фундаментальную целесообразность. «Он уехал на «целину» и стал собой». – сказал его учитель П. Буданов – «Смело, свежо, хотя начала и непрофессионально, взялся, не бросая альпинизм, за новое дело (горные лыжи) и сделал центр олимпийского резерва, завоевав признание». Живым и близким делают его противоречия характера, а цельным и понятным - профессиональная альпинистская биография, «жизнь в горах». Профессиональная гордость трубочистов, преданность спартаковскому флагу и абалаковской безаварийной школе альпинизма составляли характерную атмосферу в команде Буданова, где «старые» спартаковцы ревниво оберегали свою замкнутость (и ограниченность) и привилегии старожилов маленького профсоюза торговли, местной промышленности, пожарников и трубочистов. «Я всегда опасался «варягов» и спрашивал их: Зачем тебе в «Спартак»? Потому что мы чемпионы? –...такой, с амбициями, опасен» – говорил П. Буданов.

Из команды изгонялись сильные, но самобытные альпинисты, приходившие в нее со «стороны». Феноменальный Виктор Егоров («экстремист с большим авторитетом у молодежи»), «технарь» Виктор Овсяников («ходячая опасность»), сурово «учили» взятых в команду физиков. Нормальным в будановских экспедициях был голодный рацион. Крылатой стала фраза Буданова: «Вы что сюда жрать приехали?» И Герман, уже без Буданова, мог лютовать на товарища за то, что тот не соглашался слепо участвовать в первенстве СССР под его началом, не зная объекта восхождения. Не было теплоты и в отношениях «старых» спартаковцев друг к другу (исключение составляла дружба Буданова и Аграновского). Единство команды поддерживалось личными качествами и опытом старшего по возрасту (фронтовика) Буданова – капитана. Авторитарность была нормой, спортивной дружиной команду назвать было нельзя. Но спартанский дух, дисциплина, профессионализм, солдатское внимание к бытовой стороне альпинизма, были важными составляющими спартаковской безаварийности. Такая атмосфера в команде («будановщина») драматически отразилась на судьбах двух талантливых учеников Буданова. Аграновский и Константин Клецко были вынуждены искать приложения своим организаторским талантам на стороне (Буданов места не уступал). Для старых спартаковцев это было не просто: Гера успел спеть свою песню – «выпрыгнув» в другую жизнь, а Костя не сумел. Тяжело думать, что феноменальный альпинист и организатор прожил альпинистскую биографию без единого ученика, команды, своих маршрутов. В конечном счете, будановщина привела к развалу команды ленинградского «Спартака» после ухода Буданова и «стариков». Она же может объяснить уход в 1974 г. опытных альпинистов от Аграновского в Петропавловске-Камчатском. Время шло, авторитарность переносилась людьми всё труднее. Нужно ли объяснять, почему я, да и другие, продолжали ездить в спартаковские высотные экспедиции, почему я с уважением писал о Буданове и Аграновском? Да потому, что в то время не было другого пути в высотный альпинизм, потому что наша любовь к горам и альпинизму была сильнее этих неприятностей, потому что Буданов и Гера – лидеры, – делали наше общее большое дело высотного альпинизма, и в нём, благодаря горам, мы переживали прекрасное время. Именно альпинизм показал мне, как широк диапазон от плохого до хорошего в каждом из нас. Убедил, что ценность представляют не только альпинистские достижения, но Человеческое, его сохранение в самых тяжелых условиях. И все-таки... наедине с собой я называл Буданова «продавцом воздуха».



Вот отрывки из «Летопись проделанной работы», составленная Герой и Люсей Аграновскими на Камчатке.

1969 – набраны первые группы детей (12 чел.), сбор альпинистов в а/л «Дугоба», п. Ленина (7134 м) (11 чел.), а/л «Ак-Тру» (6 чел.).

1970 – найдено место для горнолыжной, альпинистской базы «Эдельвейс», поставлена бытовка, поставлен первый подъёмник на Камчатке, сбор в а/л «Ала-Арча» (16 чел), п. Победы (10 чел), первая женщина «Снежный барс» (Л. С. Аграновская), пик Ленина (10 чел.).

1971 – пожар на базе (7 апреля), построили каменную базу, начало строительства спортгородока, самодельный подъёмник на 400 м., сбор в а/л «Ала-Арча» (16 чел.), экспедиция на Ключевскую группу вулканов (10 чел), пик Победы, 5 чел.1/, п. Ленина, заводская группа (4 чел.), первенство СССР по горным лыжам среди девушек, 2 место (О. Аграновская).

1972 – ранняя специализация в горнолыжном спорте (лыжи на галошах), первенство СССР среди девушек, 3 место (О. Аграновская), поездка альпинистов в ЧССР, (15 чел.), сбор в а/л «Шхельда», (12 чел.), п. Корженевской, (11 чел.), п. Коммунизма, 9 чел., «Снежные барсы», 7 чел.,

1973 – ушли горнолыжницы Лучкова, Мягкова, Рыбакова, Ковалькова и др., первенство СССР среди девушек, 3 место (О. Аграновская), поездка альпинистов в Польшу, 15 чел., сбор в а/л «Шхельда», 5 чел., Хан-Тенгри (6955 м), 8 чел., п. Чапаева, 2 чел., первенство ВЦСПС среди девушек, 1 место (О. Аграновская).

1974 – поставлена летняя бытовка, отведен ручей, поставлен батут, вся база подарена облсовету ДСО «Спартак», первенство СССР среди девушек, 3 место (О. Аграновская), первенство Европы по горным лыжам в ЧССР (О. Аграновская), поездка альпинистов в Австрию, 15 чел., ушли с базы три четверти альпинистов в «Урожай», «Водник» и «Кутх»; сбор в а/л «Шхельда»,12 чел.; первенство СССР по альпинизму, 3 место (Аграновский, Гриценко, Везнер).

Четвертым на траверсе был я. На многодневные траверсы четверкой не ходят. Дефицит участников был связан с драматическим расколом камчатской секции альпинизма в 1974 г. С Германом остались лишь немногие преданные. На траверс могли идти только Алик Везнер, необыкновенно спокойный и сильный парень, из рабочих, и Валя Гриценко. 

1975 – ремонт домика, асфальтирование дорожки 60 м., сбор в «Шхельде», 15 чел., первенство СССР по альпинизму – Безенгийская подкова.

1976 – скалодром, баня, освещение, кабель, лотки, снегозащита и др., чемпион ЦС «Спартака» (Ковалева Е.), чемпион профсоюзов (Сабирова А.), чемпионы СССР среди девушек (Тюкова Т., Моляренко Г.), чемпион РСФСР среди взрослых (О. Аграновская), сбор альпинистов в «Шхельде», 20 чел., поездка альпинистов в Югославию, 15 чел., Шхельдинская подкова, ЦС «Спартак», 3 место (Аграновский, Гриценко), спуск на лыжах с Эльбруса Аграновской О.

1977 – чемпион ЦС среди взрослых (Аграновская О.), обладательница первого кубка СССР в слаломе гиганте (Аграновская О.), мастера спорта (Аграновская О., Меляренко), детский подъемник (четвертый), п-во СССР среди девушек, 2 место (Моляренко Г.), первые городские и областные соревнования - Чебурашка, фильм о коллективе - «Азбука на снегу».

1978 – посадка деревьев, начали строить альпдом, тренажеры: асфальтовая дорожка, международные соревнования ЧССР, Италия 3, 6 место (Ковалева), вернулись на базу Неверов, Клюквин, Усольцев, Рыбакова, сборы в «Ала-Арче», «Алае», 9 и 12 чел., школа инструкторов в «Безенги» (Карийский, Попов, Лопатников), МС СССР (Гриценко, Везнер, Клюквин), п. Ленина (7134 м.), 11 человек, Кубок СССР 1 место (Аграновская О.), ЦС «Спартака» по альпинизму 3 место, спуск на лыжах с пика Ленина (Аграновская, Лопатников).

1979 – фильм «Покорение скорости», работа над альбомом по тренажерам, тяжелая травма (перелом двух ног) (О. Аграновская), Первенство СССР по альпинизму 3 место (Клюквин С.), МС по альпинизму (Лопатников В.), отвели дорогу, отсыпка наклонной дорожки, начали спортплощадку, бугры, сферы, прыжковая восьмерка, реставрация подъемника, деревянный скок на трассе, скашивание склона, сборы в «Ала-Арче» 8 чел., «Алай» 12 чел., чемпион профсоюзов Скупченко уезжает во Владивосток.

1980 – чемпион ЦС среди девушек (Ковалева), чемпион профсоюзов (Шашан), серебряный призер Спартакиады школьников СССР (Сабирова), спуск с Авачи (Аграновская, Лопатников, Гриценко), семинар инструкторов (Кругляков, Лопатников, Вик. Усольцев, Неверов), впервые на восхождение 6 к/тр., ЦС, 3 место; МС СССР Неверов бросает коллектив, заасфальтировали дорожку на 200 метров, установка ремонтной базы, установка 8-го подъемника с самого низа.

1981 – Кубок СССР 1 место (Аграновская 0.), победитель Кубка «Дружбы» (Ковалева), МС Ковалева уходит с базы, инфаркт у Г. Л. Аграновского.

Об этом времени журналистка Елена Матвеева рассказала так («Эти дерзкие Аграновские» журнал «Дальний Восток», № 5, 1986): «Я застала Аграновских в трудный момент. От них ушла лучшая горнолыжница – МС, чемпионка страны, семь лет у них занималась, и вот – не выдержала... Теперь ясно, что они за люди? Мой собеседник хмыкнул и доброжелательно посоветовал: не ходите к ним. Вряд ли найдете общий язык». Аграновские, на самом деле, не были расположены к беседе с кем-либо, с журналистами тем более. «Пусть все уходит», – равнодушно сказал Аграновский, – «Мы будем канаву чистить». И пошел, чуть ссутулившись, туда, где его жена и какой-то добровольный помощник расширяли русло горного ручья, от дождя прямо на глазах превращающегося в реку, грозящую затопить, а то и смыть и базу, и комплекс тренировочных площадок. Но Аграновский обманывал меня. Открылся же он вечером, когда начал показывать, заснятые им на кинопленку тренировки, соревнования. Там были все: изменившие и верные. Сколько любви и нежности было в его глазах и комментариях!

Трудно, иногда больно строились отношения Аграновских с детьми, да и с взрослыми тоже. Им знаком длинный список потерь и неудач и, возможно, в нем еще не стоит точка. Они ошибались в людях и люди обижались на них и, должно быть, это еще не раз случится. Вовсе не оттого, что сами они плохи, и не оттого, что окружены недоброжелателями. Нет, просто как говорил мудрый писатель и человек: «Всем нам свойственно приставать к жизни со своими идеалами».

Аграновские ни капли не озабочены тем, чтобы кому-то нравиться: детям, тренирующимся у них, друзьям приходящим в их дом, руководству спортшколы, контролирующему их работу. Резко выступают на совещаниях, говорят в глаза любому, что думают. Они жестки и беспощадны, они не знают никакой жалости. Дождь ли, буран – тренировку никогда не отменяют.

Тридцать хозяйственных минут - уборка территории базы. Потом то, что называется общефизической и специальной подготовкой: бег, прыжки, ходьба по натянутым тросам. Началу занятий на лыжах предшествуют долгие подготовки. Они никого не прельщают перспективами. Не говорят: «Зато будешь хорошо кататься». Методично без прикрас и излишних подбадриваний выполняют намеченное. «Научить ребенка кататься с гор – не самое сложное. Главное – научить его трудиться» – принцип Аграновских. Первый спуск всегда самый крутой и самый страшный. Но они словно не знали этого, даже на минутку не дадут остановиться. «Ломай свой страх», – приказывали замявшемуся на старте.

После побед в крупных соревнованиях об учениках Аграновских заговорили специалисты. Ребят хвалили и поздравляли. Аграновские были далеки от восторга.

– Тебе нужно больше тренироваться, – говорили чемпиону, – Разве ты не знаешь своих слабых мест? – иногда и более резко – Твоя победа случайна. Ты не умеешь и не любишь работать.

Думаю: почему полярны отношения к ним всех, с кем мне доводилось встречаться? Перебираю в памяти эпизоды, разговоры и кажется, нахожу причину: они – люди пристрастные. А страсть – что всегда трудно и не всегда она в согласии с мнением посторонних.

1982 – чемпионы ЦС (Шашин - слалом, Киселева - гигант), соревнования в ЧССР (Буга, Киселева), Киселева - 2 место.

1984 – асфальтовая дорога до базы; посадка деревьев, батут, съемка учебного фильма, установка шестого подъемника, большая трасса, взорвали пни, вычистили, расширили снегозащиту, расширили финиш спуска.

7 марта умер Г.Л. Аграновский от второго инфаркта.

13 марта кремация Германа в Ленинграде. Масса народу: приехали Люся и Оля Аграновские, Гриценко, Лопатников, и «Метелица», пришли альпинисты, десятилетиями не собиравшиеся вместе. «Какая сила в Гере – собрать нас, не видавшихся столько лет! – сказала Галя Новгородцева – сейчас мы глубже поймем, кем он был». И мы говорили, говорили. Запомнилось будановское: «...Почему он ушел первым?». Ясень Дьяченко: «...Когда я пришел в «Спартак», Буданов встретил сурово, а Гера – согрел». Слава (кинооператор с Ленфильма, начинал заниматься альпинизмом с Германом): «Я по-мужски завидовал Гере, чувствовал себя неудобно рядом с ним».

Его больше никогда не будет с нами, но не проходит ощущение, что Герман продолжает жить в Оле, в Люсе, в многочисленных учениках, в камчатском спорте, в альпинизме 50-70 годов, в наших воспоминаниях. Отличительная черта Аграновского – разрушить традиционный подход в любом деле, за которое он брался, начинать с чистого места, по-своему. Точно так он строил и свою жизнь. 


--------------------------------------------------------------------------------

1/ В составе экспедиции ленинградского ДСО «Локомотив» (в рамках Первенства СССР). Команда ленинградцев под рук. Руфа Иванова добивается успеха, взойдя на Победу по маршруту 6 к/тр. с лед. Дикий (через Важа Пшавела), но… Следом идущая самостоятельная группа камчадалов (5 человек) под рук. Аграновского нарушает всяческие моральные и этические нормы… Аграновский заболевает воспалением легких и с сопровождающим спускается (с Важи – 6900 м) в базовый лагерь (4200 м), а на следующий день на вертолете был направлен во Фрунзе, но при промежуточной посадке в Майда-Адыре Герман сбежал… Позже Аграновский написал в ФА СССР жалобу на руководство экспедиции (Р. Иванова и врачей – Г. Андреева и С. Зысина). Результат: команда была снята с Чемпионата СССР, а маршрут на Победу через Важу был «разжалован» до 5б.

Аграновский в третий раз не покорил п. Победы – и опять не стал «Снежным барсом»! Причина воспаления легких – результат устроенной по его инициативе бани в базовом лагере за день до выхода на штурм. (прим. главного редактора – участника этой экспедиции, врача, МС СССР).

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.