Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

Часто болят глаза? Наверное, у вас синдром сухого глаза читайте по ссылке.


 АЛЬПИНИЗМ – ОЧЕРК ОБО ВСЕМ!!!…


Автор, Владимир Копылов – инженер, фотограф, КМС 


Под редакций Германа Андреева – врача, МС СССР, инструктора 1 категории. 

В память о тех, чьи души остались незримо
 витать в безмолвном Величии гор....

Настоящая статья посвящена области доселе описанной мало, но все же живущей все время в сердцах и душах людей, оставшихся до сих пор преданными своей «Религии», имя которой – Альпинизм.

Альпинизм – это не только физическая боль, переломанные кости, пробитые головы, ожидание схода лавины, которая вот-вот тебя сметет. Это не только приторный вкус крови на губах и смятение в душе.

Это не только горечь потерь лучших друзей и слезы, текущие из обожженных солнцем глаз, но и улыбки тех, кого удалось еще спасти. Это и безутешный плач родных над телами погибших. Хорошо, если само тело есть. Вот уже много лет в Россию приезжает мать японца, погибшего на Эльбрусе в 1990 году. Его тело так и не нашли на просторах бескрайней Горы. По японским обычаям, если тела нет - значит, человек жив. И мать, становясь на колени на том месте, где сына видели в последний раз, простирая к небу руки, каждый год продолжает разговаривать с ним, с живым. Наливая ему чашку японского чая, она рассказывает, что нового дома, как цвели этой весной сады и просит его поскорее к ней вернуться.

Что же такое Альпинизм? Это веревка, впивающаяся в руки и вырывающая клочья кожи, как плату за верность другу, висящему на другом конце и преданно смотрящему в твои расширенные от боли глаза. Он верит, что ты его не бросишь!

Это многие часы, дни, месяцы и даже годы ожидания свидания с Горой, которая со временем становится частью тебя, и чей образ потом ты носишь в душе многие годы с мыслью: «Я был там!». Для многих это становится частью жизни, для некоторых – её смыслом.

Альпинизм теперь – это деньги, много денег, которые надо успеть заработать за целый год, чтобы потом истратить за 20-30 дней. А раньше, до развала Союза (с 1936 по 1992) – это все стоило «копейки» и каждый желающий мог побывать в горах.

Альпинизм – это глоток спирта в безумный пронизывающий насквозь холод. Это глоток холодной, обжигающей рот воды из первой же лужи или ручья, и многодневные ожидания этого глотка накануне. Это девушки в легких платьях, на которых смотришь как-то по-особому после недели, проведенной на почти бесконечно отвесной стене. И, наконец, Альпинизм – это огромная похожая на вечность Гора, от вида которой в душе ощущается трепет и мурашки бегут по спине. Возможно, на пути к этой Горе ты видел многие могилы тех, чьи души обрели здесь покой. И вот теперь у тебя есть свой шанс и еще неизвестно – позволит ли Гора тебе взойти?

Альпинизм – это болезнь, состояние души, религия – ее не надо объяснять, в нее надо верить! Здесь есть свои святыни, свои авторитеты, своя история...

8 августа 1786 года французы Мишель Паккар (врач) и Жак Бальма (молодой охотник), двигаясь без веревки, достигли вершины Монблана («Белая гора», 4810 м) в Альпах. Эту дату  считают днем рождения альпинизма.

В следующем XIX веке интерес к горам развивался по нарастающей как в Европе, так и у нас в России. Главными объектами тогда были Альпы и Центральный Кавказ или Кавказские Альпы, как его называли тогда европейцы, во главе с Эльбрусом, который на сотню километров был виден с равнины. Потом к ним присоединились Тянь-Шань и Памир и уж конечно за всем этим незримо сияли Гималаи и Каракорум.

Мы начнем наш рассказ с Эльбруса – двуглавого гиганта, чем-то похожего на огромную женскую грудь, с пологими снежными склонами, сияющими на солнце своей белизной. Спускаясь вниз, они образуют множество ледников, которые плавно переходят в великолепные зеленые долины, расходящиеся веером (радиально) по кругу. Мощность оледенения достигает в отдельных местах 400 м, площадь льда составляет 144,5 кв. км.

Большая высота, разреженный воздух, изменчивая погода, частые сильные бури и низкие температуры веками отпугивали людей от вершин гиганта. Восточная вершина Эльбруса (5623 м) была впервые покорена в 1829 году местным жителем Килларом Хашировым в составе экспедиции Русского Географического Общества под руководством генерала Г. А. Эммануэля. На Западную (5642 м) первым в 1868 году взошел англичанин Дуглас Фрешфильд.

Был один легендарный человек, невероятным образом принявший участие во всех трех экспедициях: проводник Ахия Соттаев. В 1829 г., когда ему был 41 год, он дошел до седловины, но вынужден был вернуться назад, сопровождая в долину заболевшего ученого Эмилия Христиановича Ленца (1804-1865, знаменитый русский  физик, академик, профессор Петербургского университета). Тридцать девять лет спустя, будучи 80 лет от роду, он взошел на восточную вершину вместе с экспедицией Д. Фрешфильда (Англия), но не удовлетворившись этим, в 1872 г. взошел вместе с Ф. Грове (Англия) на Западную вершину и установил, таким образом, рекорд, оказавшись первым человеком, покорившим обе вершины и, уж конечно, первым, кто это сделал в таком преклонном возрасте!

В 1890 г. русский военный топограф А.В. Пастухов поднялся на западную  вершину и составил первую географическую карту Эльбруса. Скалы на высоте 4800 метров теперь носят его имя. Здесь Пастухов вместе со своим проводником провел ночь, потерявшись в кромешном буране и темноте на бескрайних просторах огромной горы. Большая казацкая бурка, под которой они, укрывшись, провели ночь, спасла им жизнь. В наше время через скалы Пастухова проходит теперь классический маршрут на вершину. Он начинается от «Приюта 11»  – огромной металлической 3-х этажной полубочки, похожей на космический корабль, но…!!!

Этой прекрасной гостиницы уже нет – сгорела в 1996 г. по разгильдяйству одного иностранного горе-альпиниста и недосмотру новых «хозяев» Приюта (не было обычных огнетушителей). Но осталось место для тренировки и акклиматизации альпинистов перед восхождением на Эльбрус. 

По утрам со склонов Эльбруса в лучах восходящего солнца открывается изумительная панорама почти всего Кавказа: от востока с пятитысячными гигантами района Безенги до запада, в чью сторону от Эльбруса падает четко выраженная в пространстве тень, формируя конус «тьмы», который накрывает собой два наиболее популярных района Западного Кавказа - Узункол и Домбай. 

 Со склонов Эльбруса глазам первых путешественников предстал весь Центральный Кавказ во всем своем грозном великолепии, но, пожалуй, одна из его вершин - двуглавая Ушба - выделялась в этом строю и привлекла к себе особое внимание европейцев.

Располагаясь за ущельем Шхельды, Ушба является одним из самых престижных и широко известных во всем мире массивов, расположенных в самом сердце Центрального Кавказа, до сих пор овеянных ореолом величия и таинственности. Ее особая тревожащая воображение форма, грандиозные масштабы стен и история ее покорения создали легенду о вершине, которая недаром носит название «Шабаш ведьм».

Для альпинистов Ушба, которую англичане прозвали «Кавказский Маттерхорн», была своего рода навязчивой идеей. Северная вершина Ушбы (4690 м) была впервые покорена (с четвертой попытки) в 1888 г. англичанином Джоном Кокиным с проводником Ульрихом Альмером. Поднимаясь с юга Д. Кокин на середине маршрута умудрился потерять один сапог. Южная вершина (4710 м) потребовала шестнадцати попыток (за 15 лет) и была покорена лишь в 1903 г. пятью (рук. А. Шульце) из двенадцати членов немецко-швейцарской экспедиции. Мероприятие было организовано В. Рикмерсом, который основал в Вене «Кавказский клуб» и, собрав с каждого члена клуба вступительный взнос в размере 1000 марок, получил возможность организовать эту шестинедельную экспедицию, в которую входило 11 мужчин и одна женщина -  Ценци фон Фикер. В горном селении Мазери альпинистов встречали с традиционным гостеприимством. Правитель этой местности князь Татархан Дадешкелиани – «что-то среднее между английским лордом и главарем бандитов», как его охарактеризовали европейские альпинисты, пригласил их к себе в гости и поднял тост за успех предприятия - гостям предстоял серьезный штурм горы.

Адольф Шульце атаковал южную стену (через "Красный угол", 5а к/тр.), но сорвался и остался жив лишь благодаря быстрой реакции своего напарника по связке, получив впрочем тяжелые раны головы. Эта связка вернулась в базовый лагерь, где госпожа Фикер обработала и перевязала раны. С перевязанной головой Шульце, пожелал вновь совершить восхождение. На этот раз ему удалось вывести на Южную вершину группу, состоявшую из немцев Шустера и Райхерта и двух швейцарцев Хелблинга и Вебера.

Рассказывают, что правитель, желая отпраздновать успех экспедиции, организовал богатое угощение. Во время праздника он заметил, что один из членов экспедиции – госпожа фон Фикер – не принимает участия во всеобщем веселье. Она  стояла в стороне и глазами полными слез смотрела в сторону Ушбы, которая для нее так и осталась несбывшейся мечтой. Правитель, узнав о причине ее печали, велел принести карту и ручку и продиктовал своим писцам: «Я, князь Татархан Дадешкелиани, отдаю госпоже Ценци фон Фикер из Инсбрука в собственность гору Ушба, имеющую координаты 16 19'25"89 в.д. и 43 7'34"62 с.ш. и являющуюся самой высокой вершиной этого района, и все, что примыкает к этой вершине с севера, запада и юга в альпинистско-топографическом смысле. Эцери в Сванетии, 12 (25) июля 1903 г.».

Экспедиция возвратилась в Европу, а в Западной Сванетии, стране, где правил Дадешкелиани, пошли разговоры о чрезмерно щедром подарке правителя. И вот однажды собрались люди, достаточно могущественные, чтобы не побояться гнева правителя, и спросили его: «Как ты мог, Татархан, отдать в дар нашу прекрасную Ушбу, и кому, женщине?». На что правитель ответил: «Какое значение имеет эта груда камней? Гора остается здесь, а женщина будет счастлива, думая, что владеет ею!».

Сверкающая под лучами солнца на горизонте сплошная снежная цепь величественных гор Тянь-Шаня также с давних времен являлась предметом мыслей и вожделений многих европейцев. Это, пожалуй, самые удаленные, таинственные и поэтому, самые притягательные горы бывшей Российской империи. Нетронутые вершины, неизведанные ущелья, нет селений и дорог. Жизнь местных жителей все еще очень похожа на жизнь их предков, которые окрестили свои горы Тенгри-Таг – «Горы духов». Китайцы переделали нарицательное Тенгри-Таг в Тянь-Шань, что означает «Небесные горы».

Великий Чингисхан шел на свои завоевания на запад через Тянь-Шань. Перевал Сан-таш – «Тысячи камней» «помнит» грохот копыт огромного полчища завоевателей. Каждый воин принес и бросил на перевале камень. На обратном пути «Владыка», сосчитав количество оставшихся нетронутыми камней, осознал цену своих побед - сколько хороших воинов он потерял. Все это было прекрасно показано в телевизионной рекламе «Всемирной истории банка Империал».

Первым европейцем, посетившим Тянь-Шань в 1856 году, стал один из крупнейших русских исследователей прошлого века Петр Петрович Семенов1/. Здесь он сделал открытия в области географии и зоологии, которые имели огромное значение и принесли ему признание, славу и титул «Семенов-Тянь-Шаньский». Поднявшись по долине реки Каркара на перевал Кок-Джар в хребте Сарыджас, он первым из европейцев увидел грандиозную и восхитительную панораму: «…От края и до края, вдоль всего горизонта, в ледниках и снегах стоит великая Тянь-Шаньская система. Вся она горит золотисто-оранжевыми и красными тонами заката, а Хан-Тенгри плывёт сверху, как гигантский гранёный рубин, вправленный в темно-бирюзовое небо».

Жители соседних долин называли Хан-Тенгри - Кан-Тоо («Гора Крови»). На закате мраморная пирамида вершины загорается раскаленным углём. По горе бегут тени от облаков, а рассеянный ими солнечный свет имитирует струящуюся кровь. Прошло 1200 лет с тех пор, как Хан-Тенгри был впервые упомянут в китайских хрониках.

В начале XX века итальянский князь Чезаре Боргезе, большой любитель приключений, прибыл в окрестности Хан-Тенгри в компании еще 2-х друзей. Благодаря сообщенным ими сведениям, Готфрид Мерцбахер, знаменитый альпинист и географ из Мюнхена, совершивший к тому времени уже немало восхождений на Кавказе, в 1902 г. смог подойти к подножью Великой горы «Повелителя Духов» по ущелью Иныльчек. В это время он оставил в своем дневнике знаменитую запись: «Тянь-Шань – не место для альпинистских развлечений!».

Покорить Хан-Тенгри удалось впервые украинскому альпинисту М. П. Погребецкому в 1931 г., взойдя с южной стороне пирамиды (см. в Главе 11 статью – Хроника становления альпинизма в СССР 1928-1940 г.г.). Этот маршрут и в наши дни считается классическим. Условия подъема на Хан-Тенгри трудны из-за частой непогоды, ураганных ветров, низких температур, что придает любому восхождению экстремальный характер. Обычно при восхождении по классическому маршруту необходимо минимум 3 дня на подъем (после 5-14 дней акклиматизации). Одно из быстрых прохождений маршрута (из базового лагеря на вершину со спуском в базовый лагерь), составляет 14,5 часов и было совершено Глебом Соколовым, победителем соревнований «на скорость», проведенных на Хан-Тенгри в августе 1992 г. (результат улучшен в 1997 – Тотмяниным Н., Санкт-Петербург - 14 часов 03 мин.).

Однако Тянь-Шань остается страной, большая часть которой еще до сих пор ждет своих исследователей. Шириной 800 км и длиной 2800 км, из которых 1500 км приходятся на китайскую территорию, она протянулась единым целым от Узбекистана до Монголии.

Замыкает список «наших» высоких гор Памир («Крыша мира») – обширная горная страна Средней Азии, в которой сходятся отроги величайших хребтов Азиатского материка - Гиндукуша, Кунь-Луня и Тянь-Шаня. Памир, как и большинство горных систем, является естественной границей раздела областей. На юго-востоке он преграждает путь в одну из наименее изученных и наиболее восхитительных областей Евроазиатского континента – Тибет и Гималаи. По форме Памир – это квадрат, который простирается по широте на 275 км, а в меридиональном направлении на 250 км. Памир находится на территории Киргизии и Таджикистана, уходя на юг в Афганистан.

География Памира была почти неизвестна практически до середины ХIХ века. Первыми занялись исследованиями Памира Великобритания и Россия, чьи империи, расширяясь, сближались друг с другом. Первым из европейских путешественников проник (в 1871 г.) «к воротам» Памира – в Алайскую долину, Алексей Павлович Федченко2/, но дальше он не пошел. Именно здесь он открыл для Европы Памиро-Алай и Заалайский хребет и самый громадный пик этого хребта, получивший тогда имя туркестанского  генерал-губернатора К. П. Кауфмана – немца по происхождению. По просьбе участников экспедиции АН СССР 1928 г. вершина была переименована в п. Ленина (7134 м) 

Исследования Памира продолжалось, и первым, кто проник в неизведанный край (в 1878 г.), был известный русский путешественник – В.Ф. Ошанин. Ему удалось наметить общую схему хребтов и открыть, как потом оказалось (в 1928 г.), самый большой в мире ледник, который он назвал именем Федченко.

В дореволюционной России Русское Горное Общество (РГО)3/ достаточно активно продвигало идеи альпинизма в среде образованных (интеллектуальных) людей. Во времена Советской власти альпинизм как бы заново появился на свет, поначалу с трудом пробивая себе дорогу. Дело в том, что идеология индивидуальных горовосхождений в годы Советской власти считалась буржуазным пережитком. Государство посылало гонцов только обходить и изучать свои владения. 

Таким гонцом на Памире стал Николай Крыленко4/ – альпинист, большевик-ленинец, выдающийся государственный деятель – член ЦК ВКП(б) и «по совместительству» прокурор Советской республики. Участвуя в серии Памирских  экспедиций АН СССР в 1928-1933 г.г., организованных совместно с Н.П. Горбуновым – тоже выдающимся государственным деятелем 5/ и О.Ю. Шмидтом (альпинистом, будущим академиком) исследовал обширные горные территории Советской республики, дав имена многих тогдашних деятелей ЦК ВКП(б) вершинам Заалайского хребта, возвышающегося над Алайской долиной почти бесконечной 150 километровой горной стеной, сияющей на солнце ослепительной белизной вечных снегов.

Тогда же высочайшая вершина Заалайского хребта – пик Кауфмана – был переименован в пик Ленина. 

И в завершение первой памирской экспедиции 25.09.1928 тремя немецкими альпинистами (Е. Альвейн – рук., К. Вин, Е. Шнейдер) через перевал (названный впоследствии перевалом Крыленко) с юга из ущелья Саук-Дары было совершено первое восхождение на пик Ленина.

 Русские не участвовали в этом восхождении, но и не мешали. Со временем из-за национальности первовосходителей или из-за личности самого Крыленко (к тому времени уже репрессированного и «вычеркнутого» из списка «ленинцев» в 1937 г.), это первовосхождение стали всячески замалчивать, подвергая сомнению его факт из-за кажущегося чрезмерно быстрым графика восхождения и из-за отсутствия следов восходителей на вершине.

Во всем мире принято на самой верхней точке горы устраивать небольшую пирамиду из камней, которую в альпинизме называют «туром». В него вкладывают простую консервную банку с запиской восходителей о факте восхождения, составе группы и прочих условиях. Эта записка является как бы единственным доказательством восхождения на вершину. Так вот, немецкой записки на вершине пика Ленина обнаружено не было.

История Горы хранит как отдельные несчастные случаи, так и массовые трагедии. В 1974 году на пике Ленина (7134 м) на высоте около 7000 м потерпела аварию и погибла женская команда из 8 человек под руководством Эльвиры Шатаевой, застигнутая ночью жестокой непогодой. Ураганный ветер ночью разорвал палатки. Разыгравшаяся стихия не позволила группам, находившимся поблизости, прийти на помощь.

13 июля 1990 г. со склонов пика Ленина (левее вершины Раздельная, 6148 м) в результате землетрясения сошла мощнейшая лавина, погребя под собой палаточный лагерь на высоте 5З00 м. Длительные поиски не дали результата. В результате погибло 4З человека (откопали только тело – Лены Ереминой). Из 45 альпинистов спаслись только двое – Алексей Корень (из Ленинграда) и словак Миро Грозман6/.

Уже во время первой Памирской Советско-Германской экспедиции АН СССР в 1928 г. был открыт п. Революции (6987 м)  – четвертая по высоте вершина Памира и пик 26 Бакинских комиссаров (6834 м). Скально-ледовые исполины замыкают ущелье и волнуют воображение своим величием и красотой. За ними как раз и скрывается огромный ледник Федченко. Район пика Революции, а именно верховья реки Язгулем-Дары поражают своей дикостью и пустынностью. 

 Этот край и сегодня совершенно необжитый, затерянный в сердце Памира, где господствуют лишь нагромождения камня и льда. Именно поэтому пик Революции был покорен лишь 17.08.1954 экспедицией под руководством Е. Казаковой (ЗМС, Москва), группой в составе: А. Угаров (рук., ленинградец), Р. Андреев, А. Гожев, А. Ковырков, Э. Рыспаев, Р. Селиджанов, П. Скоробогатов, И. Солодовников, М. Шилкин, А. Шкрабкин, Б. Шляпцев.

А большой ледник оказался ледником Федченко, открытым и названным В.Ф. Ошаниным еще в 1878 году, но Ошанин, двигаясь снизу из долины Мук-су, не смог подняться на язык ледника Федченко и оценил его длину по ходу ущелья в 25 км. Таким образом, честь истинного открытия ледника Федченко, длина которого оказалась равной 77 км, принадлежит участникам экспедиции 1928 года.

Ледник расположен в древней долине, вдоль восточного склона хребта Академии наук, а начало берет с северных склонов Язгулемского хребта. Растянувшись на 77 км, он объединяет целую систему, куда входят 127 глетчеров. По леднику темными лентами извиваются морены. Его пересекают глубочайшие трещины, в него впадают многочисленные боковые притоки. Толщина льда в средней части доходит до 700-1000 м. Скорость его движения различна, большая в средней части (50-65 см в сутки), она уменьшается к началу и концу глетчера. 

На леднике (на высоте 4169 м) работала с 1933 до 1993 г. (до развала СССР) высочайшая в мире гидрометеорологическая станция им. академика Н. П. Горбунова. Здание станции с полукруглой крышей, покрытой оцинкованным железом, напоминает подводную лодку. Из больших, застекленных окон открывается вид во все стороны. Обсерватория расположена в центральной области оледенения Памира. Эти места ученые называют кухней погоды для всей Средней Азии.

А главный вывод экспедиции 1928 г., сыгравший существенную роль в становлении советского альпинизма, прозвучал в разговоре Н. Крыленко и О. Шмидта. Ведь они  исходили до этого уже немало троп в Альпах, Татрах, Приэльбрусье… И как-то в конце экспедиции Крыленко сказал О. Шмидту:

– Альпинизм – школа мужества, – говорит Крыленко, обращаясь к О. Шмидту. – Нашей Родине нужны мужественные люди, а как мало мы делаем в этом направлении! Мы не развиваем массовый альпинизм.

– Вы, Николай Васильевич, совершенно правы, – поддерживает его Шмидт. – Вот и займитесь пропагандой и внедрением этого, безусловно, полезного вида спорта.

– Я ставлю перед собой задачу популяризировать на материале этой экспедиции полезность участия  спортсменов-альпинистов в исследовании новых высокогорных районов. Этим убью сразу двух зайцев: докажу нашей молодежи полезность и увлекательность альпинистского спорта, а нашим ученым — необходимость привлечения альпинистов в такие экспедиции.

Это были не пустые слова, тем более сказанные членом ЦК партии большевиков, Наркомом юстиции. И в этом же году (1928) осуществляется идея создания массового туристского общества - Общества пролетарского туризма (ОПТ). Во главе организационного бюро ОПТ, а позднее (с 1930 г.) Центрального совета Общества пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ) становится Н.В. Крыленко. Именно тогда сплотившиеся вокруг Н. Крыленко, отозвавшиеся на призыв «Комсомольский правды» активисты с предприятий, студенты, молодая советская интеллигенция «взорвали», по выражению Крыленко, дореволюционное, замкнутое в своей работе Российское общество туристов (РОТ). Возникло, создававшееся на иных организационных и идеологических основах, массовое по размаху, общедоступное по уставным требованиям ОПТ. Устав его был утвержден ЦИК РСФСР в июне 1929.

Переломным моментом отношения Советской власти к альпинизму, пожалуй, является история открытия и восхождения на самую высокую точку Советского Союза, открытую в 1932 г. и получившую в то время, естественно, имя Сталина. В наше время – это пик Коммунизма. Издавна таджики считали наивысшей точкой Памира пик Гармо (6595 м), высившийся своей громадой при подъезде к Памиру с запада. И только Памирская экспедиция АН СССР 1932 г. проникла в сердце Памира и обнаружила, что громадный пик, видимый с ледника Федченко, долгое время принимаемый за пик Гармо, является самостоятельной вершиной значительно большей высоты - 7495 метров. Так  была  разгадана  многолетняя  загадка  «узла  Гармо»7/.

Не менее популярным на Памире является соседствующий с пиком Коммунизма пик Е. Корженевской (7105 м), называемый когда-то Куль-Санталак. Этот третий по высоте семитысячник Памира был открыт в 1910 г. русским географом Н.Л. Корженевским (из Душанбе), который пожелал назвать его в честь своей жены Евгении. А покорен он был только 22.08.1953 участниками экспедиции под руководством Е. Белецкого (он сам перед восхождением заболел), группой в составе:  А. Угаров (рук.), А. Гожев, Б. Дмитриев, А. Ковырков, Л. Красавин, Э. Рыспаев, Р. Селиджанов, П. Скоробогатов.

После успешного восхождения на пик Сталина, сам Иосиф Сталин, с подачи Н.В. Крыленко и Н.П. Горбунова, т.к. они в это время были «вхожи» в самые верха, подписал приказ о возможности продолжительной работы инструкторов альпинизма в длительных горных экспедициях, сборах и альплагерях. 

При этом разрешалось участвовать в этих мероприятиях с отрывом от основного места работы с обязательной выплатой среднемесячной зарплаты и не оспаривалась сама необходимость такого участия.

1932 г., зима. Горная секция Ленинградского ОПТЭ (рук. проф. Делоне Б.Н.) приняла решение: «Поднять массовое движение за альпинизм среди молодежи» и возникла идея организации альпинистского лагеря (первого экспедиционного альплагеря). Решение этой задачи взяли на себя краснопутиловцы. За создание высокогорного лагеря выступила газета «Смена». Материальные затраты по созданию лагеря приняли на себя профсоюз работников машиностроения и ленинградский совет ОПТЭ. Местом лагеря было выбрано ущелье Дых-су в районе ледника Тютюн. В 1932 году ленинградская горная секция ОПТЭ во главе с профессором Б. Н. Делоне (актив секции – А. Крестовников, В. Недокладов, Г. Кватер, В. Буданов, Е. Белецкий, О. Лейпунский) поставила на Центральном Кавказе в ущелье Дых-су первый экспедиционный альплагерь. Основная заслуга этого лагеря состояла в том, что он на практике подтвердил жизненность новой формы альпинистского мероприятия — формы, ставшей впоследствии одной из основных для советского альпинизма. Лагерное обучение и подготовка альпинистов завоевали себе прочное место в жизни спортсменов. Учебная и воспитательная работа в лагерях постепенно развились в стройную систему.

1934 г., зима. В горной секции ленинградского отделения ОПТЭ и среди альпинистов завода «Красный путиловец»  возникла идея организовать в июне-июле на Центральном  Кавказе (поляна Штулу в верховьях реки Черек, район Безенги) стационарный альпинистский лагерь «Машиностроитель». Технический руководитель лагеря – Б. Н, Делоне, хозяйственный – А.Н. Крестовников, инструктора    Е. Белецкий,  В. Мартынов,  В. Недокладов,  М. Аронсон, О. Лейпунский, Г. Кватер, А. Бердичевский. За сезон (три смены) лагерь подготовил около двухсот альпинистов. В процессе работы учебного лагеря инструктора совершили первовосхождения: Гюльчи – Белецкий Е. + 2 (Лейпунский А., Мартынов В.) и Фитнаргин – Белецкий Е. + 6. Участники и инструкторы лагеря совершили ряд интересных восхождений. Они поднялись на Фитнаргин, Гюльчи, Башха-ауз, Каяшки-су-баши и Суган.

1934 г., осень. Постановлением ЦИК СССР учреждены значки «Альпинист СССР» I и II ступени. ЦС ОПТЭ введены звания «Мастер альпинизма» и «Заслуженный мастер альпинизма». В декабре состоялся первый всесоюзный съезд альпинистов. Первыми заслуженными мастерами альпинизма стали – Н. Крыленко, Л. Бархаш и братья Абалаковы. Из восьми мастеров альпинизма  ленинградцами были трое – Б. Делоне, А. Крестовников и Е. Белецкий. В числе первых получил значок «Альпинист СССР II ступени» ленинградец В. Недокладов – участник экспедиции АН СССР 1932 г., результатом работы, которой было разгадка «узла  Гармо».

1936 – в горах работает 9 учебно-спортивных альплагерей. В каждом – были созданы общественные (добровольные) спасотряды из самых квалифицированных инструкторов альпинистов, прошедших специальную подготовку по технике и тактике спасательных работ.

1939 – в горах работает уже – 40 учебно-спортивных альплагерей, в каждом – общественные спасотряды.

Даже во время Великой Отечественной Войны (1941-1945) идеи альпинизма не были забыты в условиях борьбы с общим врагом. В духе лучших советских традиций еще до войны цвет довоенного советского альпинизма проводил множественные занятия и совместные восхождения с немецкими «товарищами», которые впоследствии составили костяк отборной горной дивизии Вермахта «Эдельвейс», присвоив себе нежное имя красивого горного и чрезвычайно редкого в Европе цветка. В Италии на заре века существовала традиция, что если юноша приносил девушке эдельвейс, то это считалось подвигом и расценивалось как предложение руки и сердца.

Так вот, нами же (русскими) подготовленные горные стрелки дивизии «Эдельвейс» с хорошими картами пришли в 1942 г. на Кавказ и в знак своего могущества водрузили на высшую точку Европы – вершину Эльбруса – свой штандарт, обосновавшись в окружающих ущельях. Позиционные бои на Кавказе проходили главным образом на перевалах. Здесь до сих пор видны остатки немецких блиндажей, огромное количество стреляных гильз и местами вмерзшие в лед на глубине метра или двух тела русских и немецких солдат. Вернувшись на Кавказ в феврале 1943 г. альпинисты в рядах Красной Армии провели акцию по снятию немецких штандартов с вершин Эльбруса и водрузили на обе вершины Красное знамя. Полуголодные альпинисты при практически полном отсутствии снаряжения в лютый февральский мороз подняли символ Страны Советов на высшую точку Европы. Эта операция вошла в историю как символ освобождения Кавказа!... 13 февраля в непогоду Н. Гусак, Е. Белецкий, А. Сидоренко, Е. Смирнов, Бекну и Габриэль Хергиани поднялись на западную вершину Эльбруса. У триангуляционной вышки нашли флагшток с обрывками немецких флагов, сорвали их, подняли красный флаг со звездой, дали салют из наганов, оставили записку. Через 4 дня в ясную морозную погоду на восточной вершине подняла красный флаг вторая группа военных альпинистов во главе с капитаном А. Гусевым.

Пик Победы – пик «невидимка»!!!… 

Эхо войны еще грохотало по стране, шел 1943 год, а в далекой Средней Азии на Тянь-Шане, в самой его труднодоступной центральной части работала географическая экспедиция, которая была на пороге большого географического открытия. 

До 30-х годов Хан-Тенгри считался самой высокой вершиной Тянь-Шаня. Ледяная громада неизвестного пика напротив, почти всегда скрытая плотным покрывалом облаков, ускользала от глаз исследователей, включая Семенова, Чезаре Боргезе и Готфрида Мерцбахера, хотя упоминания о "Горе-призраке" часто проскальзывают в воспоминаниях первых восходителей на Хан-Тенгри - Михаила Погребецкого, Евгения Абалакова. В редкие дни, когда она была видна, показываясь далеко на юге, эта вершина казалась менее высокой, чем Хан-Тенгри, что отчетливо видно и на панорамных фотографиях, сделанных в начале нашего века самим Мерцбахером.

Первыми, кто поднялся на пик Победы, были три альпиниста – Леонид Гутман,  Евгений Иванов (в будущем «Снежный барс» № 1)  и Александр  Сидоренко из экспедиции А. Летавета8/, которые в сентябре 1938 г. при температуре минус 30 градусов пошли на приступ вершины с севера (с ледника Звездочка) в кирзовых сапогах, видимо, не осознавая сложности задачи… Они назвали ее «Пик ХХ лет ВЛКСМ», не зная ее действительной высоты.

Настоящее географическое открытие вершины было сделано Н.П. Рапасовым лишь в 1943 г. В 1946 г. вновь открытая вершина была названа пиком Победы в ознаменование победы Советского Союза в войне против фашизма.

Долгое время число покорителей Горы было сравнимо с числом тех, кто заплатил за возможность восхождения жизнью. Вершина горя и радости, тревоги и боли, вершина подвигов и неразгаданных тайн, вершина, на которой сшибались лбами и азарт, и зависть, и честолюбие, одно имя которой будило в душе сложные чувства. Но Победа всегда влекла и до сих пор влечет к себе восходителей, выбирая все новые и новые жертвы. В 1949 году на штурм горы выступили альпинисты Алма-Аты, но были сметены лавиной. К счастью, тогда никто не погиб. Гора как бы предупреждала о своем крутом нраве. В 1955 году под Победу вновь вернулась команда из Алма-Аты. Застигнутые суровой непогодой на высоте, люди оказались полностью деморализованы. В паническом бегстве с горы погибли одиннадцать из двенадцати восходителей. Один Урал Усенов чудом остался жив. Его случайно нашли на леднике в трещине, куда он провалился днем раньше. Только в 1956 г. команда под предводительством Виталия Абалакова, куда, кстати, так же входил Урал Усенов «разделалась» с Победой, пройдя на вершину Горы «в лоб» по ледово-снежной склону – по пути первовосходителей. Стоимость победной экспедиции на Победу в то далекое время по воспоминаниям участников составляла 300.000 тогдашних советских рублей, что свидетельствует о высоком внимании Советских профсоюзов к этой акции, из чьего бюджета и были взяты средства. В 1958 году Победа была повторно "взята" альпинистами из МВТУ. В 1959 альпинисты Узбекистана предприняли попытку штурма Горы. Вынужденные отступить, на спуске они потеряли троих участников. В 1960 году совместная экспедиция Профсоюзов и ТуркВО была сметена лавиной, в которой остались десять человек. В 1961 году трое грузин пополнили этот горестный список. Тела двух из них, разбитые до неузнаваемости были найдены внизу на леднике Звездочка. Тело третьего - Илии Габлиани осталось на Горе. Этот Реквием можно было бы продолжить и до наших дней.

После "взятия" Победы пришли иные времена. Эра Абалакова постепенно уступала место новому поколению Советских Мэтров, устремленных на взятие стен, которые лишь "вчера" считались непреступными. Вот имена тех, кто за свой успех тогда заплатил жизнью - Лев Мышляев, Михаил Харгиани, Анатолий Кустовский и многие другие. Горы и условия восхождений 60-х и 70-х достойны, чтобы поговорить о них особо – отдельно.

В 1936 г. альпинистские лагеря передаются профсоюзам2/, а с 1949 г. вводится система Чемпионатов Союза по альпинизму в ряде классов, аналог которому до сих пор отсутствует во всем мире. Это дало альпинизму статус спорта и толчок для быстрого развития. И одновременно профсоюзы ежегодно распределяли среди желающих около 13.000 путевок в альплагеря, беря с участников всего лишь 30% стоимости, а остальную сумму доплачивали сами3/. Профсоюзы так же поддерживали сами альпинистские лагеря, а также Контрольно-спасательные пункты (КСП). Эта система позволила привлечь в альпинизм огромное число новичков, которые просеянные через сито начальной подготовки, со временем превращались в больших мастеров. После прохождения первого 20-ти дневного этапа, в который входил курс занятий, а так же прохождение 2-х простых перевалов и одного восхождения по маршруту 1б к/тр., спортсмены получали звание и специальный нагрудный знак «Альпинист СССР» с изображением Эльбруса и золотого ледоруба. В лучшем "раскладе" спортивного роста, в год можно было "закрывать" по одному следующему разряду, совершая определенный набор  восхождений и руководств. Понятие руководства здесь особо было важно, так как участие и руководство во всех альпинистских мероприятиях стоят в разных "весовых категориях". В альпинистской группе при восхождениях всегда назначался руководитель, который обычно нес ответственность за любые просчеты, вплоть до летальных исходов и чьим именем, в случае успеха, называли новые маршруты. Система классификации трудности в горах делилась на 6 категорий, каждая из которых имела две подкатегории "а" и "б", от 1а – самой простой до 6б – самой сложной 4/. "Закрывая" по очереди 3-й, 2-й, 1-й спортивные разряды, спортсмены получали доступ к праву восхождений на все более сложные маршруты. Жесткая Советская система постепенности нарастания сложности и контроля за выпуском групп возможно спасла огромное количество легкомысленных жизней. Спортсмен должен был совершить минимум по два восхождения каждой полукатегории, чтобы перейти на пол категории вверх. Кроме того, каждый сезон спортсмены проходили специальные занятия на скалах, льду и особо – страховки и транспортировки пострадавших. После 1-го разряда стояло звание Кандидата в мастера спорта (КМС), которое давало право участия в самих чемпионатах Союза. Осознавая, что занятие альпинизмом дело опасное, Федерация альпинизма ввела особые требования о прохождении курса специального обучения приемам оказания первой медицинской помощи и методам транспортировки пострадавших. После успешной сдачи экзамена - по результатам участия в соревнованиях по спасработам - выдавался специальный номерной жетон "Спасательный отряд", на котором было изображена знаменитая Ушба и Красный крест.

Получение жетона было введено в спортивные требования на присвоения спортивного звания КМС, что значительно повысило безопасность в альпинизме, когда в погоне за золотыми медалями и престижем спортсмены шли на все более рискованные и сложные восхождения. Особо приветствовалось прохождение новых маршрутов, а так же открытие новых гор и целых районов. Кавказ, Памир, Тянь-Шань - на большинство известных гор стали смотреть по-новому, год за годом прокладывая все более сложные и даже безумные маршруты. Покорение знаменитых стен Ушбы и Чатына на Кавказе являлось только прологом к "Стенной эре" в высоких горах Памира и Тянь-Шаня, километровых вертикальных "зеркал" Памиро-Алая, и далее в Гималаях и других горных районах мира.

Первоначально, чемпионат Союза по альпинизму проводился в трех классах: технический, высотный и класс траверсов. Чтобы принять участие в чемпионате, участники должны были выбрать Гору, наметить маршрут, подать список участников, тренера и врача. Шесть участников требовалось для участия в техническом классе, восемь – для высотного класса и траверсов. После проведения заявленного восхождения участники должны были предоставить в ФА до 30 сентября отчет о восхождении с фотографиями и описанием технической характеристики маршрута, тактики восхождения, а так же количество дней, ночевок, забитых на маршруте крючьев и т.д. По итогам всех восхождений выявляли победителей в каждом классе, которым давали заветные Мастерские баллы за призовые места. Чтобы стать мастером спорта по альпинизму, необходимо было набрать 10 баллов (до 1968 г.), что было несколько меньше максимального количества баллов за 1-е место. Таким образом, чемпион Союза не становился автоматически мастером спорта, как это было принято в других видах спорта.

Начиная с 1970 г. Федерация альпинизма начала посылать судей к подножию заявленных для восхождения гор. С 1983 г. были проведены ряд лазерных измерений для определения истинной крутизны маршрутов гор. До этого обычно в отчетах указывалась средняя крутизна маршрута, определяемая «на глаз», а так же крутизна отдельных участков.

Позднее количество классов в чемпионате по альпинизму увеличили, включив в него скальный класс на вершины до 4250 м; технический класс – для вершин между 4250 м и 5250 м; высотно-технический класс – для высот от 5250 м до 6700 м; высотный класс – для восхождений на вершины свыше 6700 м; класс траверсов, ледово-снежный класс и класс первовосхождений. Кроме того, с 1987 г. стал проводиться зимний технический класс – всё то же, только очень-очень холодно.

С 1982 г. входит в силу так называемая "школа" - это очные скоростные соревнования по скалолазанию или ледолазанию в зависимости от заявленного класса на скорость в связках перед судьями. "Школа" проводилась собственно перед самими восхождениями чемпионата. Распределение призовых мест стало зависеть теперь от результатов "школы", которая показывала технический уровень той или иной команды в альпинизме. Со временем технический класс альпинизма стал превращаться в очный класс по месту проведения «школы». То есть, как правило, призовые места разыгрывались в одном районе или вообще на одной и той же горе. В списке победителей здесь можно, пожалуй, выделить команду Сергея Ефимова из Свердловска, которая была Чемпионом Союза 5 лет подряд.

Звание чемпиона Союза было особо почетным, но не единственным в Советском альпинизме. В высотном альпинизме существовало особое звание «Снежный барс» за восхождение на все 7-ми тысячники бывшего Союза, что требовало немало усилий. За каждое восхождение на 7-ми тысячную гору давали специальный жетон с надписью имени горы. Имелся так же знак самого «Снежного барса». В 80-е годы, когда начались зимние восхождения на 7-ми тысячники, у элиты Советского альпинизма возникло желание стать зимним «Снежным барсом», что удалось тогда только одному человеку – алмаатинцу Валерию Хрищатому. Однако опыт, сила и альпинистское чутье не уберегли его от трагедии. Он погиб в начале 90-х годов, погребенный лавиной в братской могиле под великим Хан-Тенгри – гора взяла свою плату.

Еще Виталий Абалаков в 1962 году (в 56 лет) хотел пройти «Стену стен» бывшего Союза – Юго-западную стену пика Коммунизма, но был вынужден отступить из-за плохой погоды. Эта стена, обрывающаяся более чем на 2000 м на юго-запад к леднику Беляева, очень крута и опасна. Характерным ее элементом является так называемое «пузо» - вершинный скальный бастион высотой от 600 до 800 метров, с крутизной, превышающей 80 градусов. Здесь проходят наиболее трудные из двадцати маршрутов, которые были проложены до сегодняшнего дня на пике Коммунизма. 

Впервые прошел («распечатал») стену в 1968 году Эдуард Мысловский. Попытка пройти «пузо» командой Анатолия Кустовского в 197З году оказалась трагической. До сих пор тело Кустовского находится на стене. В дальнейшем усилиями Анатолия Непомнящего (1977 г.), Казбека Валиева (1980 г.), Виктора Солонникова (1981 г.), проблема вершинного бастиона была решена.

Ленинградский инженер, кандидат технических наук В. Солонников 18 раз участвовал в Чемпионатах СССР по альпинизму и при этом 12 раз был победителем – чемпионом и призером (5 золотых медалей, 4 – серебряных и 3 – бронзовых). Об этом знают немногие из его близких друзей. И результаты, и скромность – беспримерны.

В 80-е годы с открытием новых скальных районов Аксу и Асан-Усан у альпинистов появились объекты для технических восхождений экстра класса. Весь этот обширный дикий район скальных бастионов по очертаниям, характеру стен, высоте и величию напоминает и даже в чем-то превосходит популярные горы района южной Патагонии (Fitz Roy - 3375 м) или массив Trango Tower (6257 м) в Каракоруме. Здесь до сих пор еще остались места, где можно найти не пройденные стены и даже вершины, так как район исследован не достаточно хорошо из-за трудности подъездов и длительности подходов к местам базовых лагерей. Издали кажущиеся практически гладкими, полуторакилометровые отвесы неустанно манили сюда спортсменов в погоне за золотыми медалями. Пик Александра Блока (5239 м), Северная стена Аксу (5355 м), Асан (4230 м), пик Слесова (4240 м), Сабах (5300 м) и стены пика «4810» – вот лишь немногий список объектов высшего пилотажа технического альпинизма. Маршруты в основном проходят по вертикальным щелям и каминам, которые зачастую забиты льдом. Часто встречаются нависающие карнизы. Для прохождения используется весь арсенал имеющихся технических средств: различные скальные и ледовые крючья, закладные элементы, френды, скайхуки, лесенки и т.п. Скорость движения по вертикали часто не превышает 80-100 м в день.

Красивые легенды порой добавляют колорит к восприятию этих мест. Вот одна из них о происхождении района Асан-Усан, который вот уже более 20 лет притягивает альпинистов со всего мира. 

Давно это было. Жил в местных горах старец и было у него два сына близнеца. Звали их Асан и Усен. Воспитал из них старик двух воинов и не мог ими нарадоваться. Что еще надо, чтобы джигиту встретить достойно свою старость? Но пришла война, и погибли сыновья.  И тогда обезумевший от горя старик вознес руки свои к небу и призвал Аллаха: «О всемогущий Аллах! Ты даешь жизнь, ты ее и забираешь. Верни мне моих сыновей, возьми мою жизнь взамен. Да будет так!» И разверзлась тут Земля, и встали на том месте горы высокие, устремленные в небо. 

Прошли века, а люди с тех пор называют два скальных бастиона, стоящие напротив друг друга в верховьях реки Каравшин, именами тех сыновей – Асан (4230 м) и Усен1/ (4378 м), а поодаль на фоне голубого неба возвышается белоснежный пик Пирамидальный (5509 м), издалека напоминающий убеленного сединой старца.

Формула Чемпионата Союза по альпинизму в техническом и скальном классах в 1989 г. была кардинальным образом изменена, что привело к удивительным спортивным результатам, показав насколько безграничны резервы человека в экстремальном мире гор. Новая формула в техническом классе предлагала определить: какая команда сходит больше гор экстра класса подряд без остановок за 20 дней. Та же формула начала применяться в скальном классе, но только здесь к соревнованиям допускались двойки, а не группы. И уже не важно - дождь или снег, если отсчет времени дан и не остановить было его неумолимый бег, как не остановить пущенную из лука стрелу, натягивая бесконечно долго тетиву. В итоге лучшие команды сходили по 7-8 маршрутов с обязательным днем отдыха между прохождением двух маршрутов, каждый из которых являлся своего рода святыней, когда-то давно первый раз был пройден не за один день и отмечен, как правило, серебром или золотом чемпионата Союза прошлых лет. А тогда в 1989 году все они были пройдены подряд, без ночевок, многие просто в свободном стиле - без веревок и страховки. Удивление судей в конце сезона 1989 не было предела и на следующий год была принята "облегченная" формула – 15 дней.

Однако тот год был омрачен и трагедией, развивавшейся на фоне азарта чемпионата. Пожалуй, каждый из участников мог бы разделить участь тех, кто остался висеть тогда на Ромбе Чатына. Это громадная черная плита, которая возвышается над ледником Чалаат на 500 метров на северной стене массива, почти не освещаемая солнцем. По стене с часто встречающимися нависающими карнизами, постоянно низвергаются настоящие водопады. Один из погибших тогда прилетел к палаткам команд под стеной, оставив на снегу кровавый след, а еще двое так и остались висеть в метре от стены, не сумев дотянуться до нее и замерзнув. Их сняли лишь на следующий год.

1990 – год второго скоростного Чемпионата Союза по альпинизму в техническом классе. И если в прошлом году Кавказский стиль был для всех, как выстрелы, без ночевок, то теперь в районе Фанских гор на Памиро-Алае – это было непрерывное движение, так как в отличие от общих правил, на этом чемпионате не было регламента дней отдыха между восхождениями. Ходили без палаток, только спальники. Лезешь постоянно, и ночуешь там, где застала ночь. 15 дней непрерывного хождения.

В предыдущем году эта формула применялась впервые. Еще не было известно, на что способны спортсмены, сколько они выдержат гор, когда «сломаются» – и это было своеобразное творчество. Теперь все было более или менее известно. Теперь это не было творчество, а просто тяжелая работа - как любое восхождение, на пределе и даже порой за гранью возможного. В команде, занявшей тогда второе место, участник, улетев при спуске с одной из гор, пролетел через два пояса скальных сбросов 400 метров вниз. К счастью он ничего не сломал, но ушибы были обширны. Сколько же мужества надо было проявить ему, чтобы после этого, отойдя от шокового состояния, в составе команды совершить еще два восхождения высшей категории сложности.

Все это уже позади. Прошли те 15 дней, прошли усталость и обиды, прошли споры и уверенность в своем всесилии, прошли споры с судьями, и остались только горы. Остались 8 пройденных за 15 дней маршрутов экстра класса. Только две команды свердловчане и СКА 13 из более 10 команд сделали тогда столько гор, остальные по 5-6.

В 1991 – участники последнего чемпионата Союза по новой скоростной формуле - максимум гор за 15 дней – в районе Аксу (Памиро-Алай) прошли в условиях отвратительной погоды по 3 маршрута, причем на прохождение некоторых из них уходило по 3-5 дней.

В настоящее время от «Скоростной формулы» пришлось отказаться, что было вызвано большим количеством несчастных случаев. Вспомним старую формулу: «Альпинизм – не скачки!». Все вернулось «на круги своя» – одна команда – одна Гора. Сегодня чемпионат России по альпинизму – событие открытое, в котором может принять участие любая команда.

Система альпинистских лагерей и инструкторских льгот просуществовала до самого конца Советского Союза и вместе с системой Чемпионатов Союза по альпинизму явилась основой расцвета Советского альпинизма, подняв его, пожалуй, на самый высокий мировой уровень.

В современных условиях желания альпинистов «удивлять» мир обретают все более интересные очертания. Например, становится популярным так называемый «ски-альпинизм», который совмещает понятие восхождения на гору со стремительным спуском на горных лыжах по целинным многокилометровым склонам гор, чего не бывает в обычных горных лыжах с уютом и сервисом подъемников и теплых кафе.

Снаряжение здесь очень похоже на горнолыжное, за исключением двух маленьких деталей - крепления лыж и специального «камуса», которые позволяет идти на лыжах вверх по склону. Этот «камус» - синтетическая лента – гладкая в одну сторону и ворсистая в другую, как шкура тюленя. Его прикрепляют к скользящей поверхности обычной горной лыжи и она перестает проскальзывать вниз. Крепления тоже несколько изменены. Добавлена возможность отрыва пятки на специальной платформе так, что можно легко идти на лыжах вверх. При достижении высшей желаемой точки, «камус» отрывается, пятка специальным образом закрепляется и получается (почти) обычный горнолыжный комплект.

Пожалуй, самым классическим «ски»-восхождением можно назвать подъем на Эльбрус (5642 м), который легко совершить в мае-июне порой до самой вершины с последующим спуском вплоть до 2- км отметки – 4 км сброса высоты!… Впервые подобное совершил ленинградец Николай Пимкин в 16 лет (в 1978 г.), став МС по горным лыжам в 18 лет (в 1980 г., МС по альпинизму с 1993 г.).

Северные пологие склоны пика Ленина (7134 м), загораясь на восходе желтыми тонами восходящего солнца, являются так же прекрасным объектом «ски»-восхождений и не очень экстремальных спусков на лыжах с вершины, при этом особый комфорт от лыж ощущается при спуске с вершины Раздельная (6148 м) и до лагеря 1 (4200 м ). Наиболее благоприятное время для лыжного восхождения – июль. В настоящее время практически со всех 7-ми тысячников бывшего Союза хотя бы по разу спустились на лыжах. Так же подобные спуски были и на самой высокой Горе планете – Эвересте, последний из которых по северному склону в 1996 году совершил итальянец Ханс Каммерландер с предшествующим восхождением на вершину за 17 часов.

Прыжки с парапланом с горных вершин так же стали чрезвычайно популярны в среде альпинистов. Один из последних прыжков экстра класса – спуск Николая Пимкина в 1998 г. с Чо-Ойю.

Альпинизм в Гималаях.

Поистине гигантская горная система священных Гималаев известна людям с самых древних времен, представляя порой даже до наших дней Великую тайну. Выстроенные в одну линию на горизонте 8-ми тысячные гиганты Дхаулагири (8167 м), Чо-Ойю (8153 м), Эверест (8848 м), Лхоцзе (8501 м) и Макалу (8481 м) до сих пор, возможно, хранят на себя взгляд великого Шакья-Муни, когда он думал «о величии всех вещей», глядя на сияющие снежные чертоги. В мире он более известен под именем Будды. «Ум того, кто не спешит делать добро, находит удовольствие во зле. Человека же, срывающего цветы, чей ум в шорах, похищает смерть, как наводнение - спящую деревню». Эти горы рисовал Рерих во время своей Транс Гималайской экспедиции. Именно с его картин впервые увидели Гималаи в Советской России.

Еще задолго до исторического восхождения на пик Коммунизма (1933), в Гималаях англичане уже делали серьезные попытки восхождения на 8-ми тысячные гиганты, в частности высшую Гору Земли, которую в Непале называют Сагарматха, в Тибете – Джомолунгма, а весь остальной мир знает как Эверест (8848 м). В 1924 году члены третьей британской экспедиции Э. Ирвин и Дж. Меллори совершили отчаянную попытку совершить восхождение на Гору с севера с территории Китая. 8 июля с кислородными аппаратами они вышли из лагеря 6 на высоте 8174 м в сторону вершины по северо-восточному гребню и не вернулись. Последний раз их видели на высоте около 8500 м. Принадлежащий одному из них ледоруб был найден в 1933 году на высоте 8390 м. Возможно, они погибли тогда в лавине, но вот дошли они или нет, до сих пор является загадкой. Зная психологию альпинизма, можно предположить, что люди так близко находящиеся от своей заветной мечты, порой готовы заплатить жизнью за восхождение на Гору всех своих мечтаний. Пожалуй, здесь могла бы быть поставлена точка, если бы их тела были найдены в наше время. Известно, что у одного из них был фотоаппарат и если они действительно дошли до высшей точки, то обязательно должны были бы сфотографироваться на вершине, тем более что фирма Kodak, чьей продукцией они тогда пользовались, пообещала в наше время проявить пленку, чтобы прояснить эту загадку.

В современном Российском альпинизме есть почетное звание «Мастер спорта международного класса» (МСМК). Его дают и тем, кто успешно продолжает начатый в 1982 году «Русский сезон» в Гималаях, водружая на 8-ми тысячные гиганты трехцветный русский флаг. Юго-Западная стена Эвереста и советский маршрут на ней, успешно пройденный в 1982 году по сей день считается одним из сложнейших альпинистских маршрутов в мире высоких гор. Это было первое весомое слово русских в Гималаях, о котором заговорили тогда во всем мире. Следующего восхождения советских восходителей пришлось ждать 7 лет. Грандиозный траверс всех вершин массива Канченджанги (8586 м), известный по многочисленным картинам Рериха, был принят мировой элитой, как новое серьезное достижение. Далее восхождения пошли «как из рога изобилия», причем некоторые из них были пройдены по маршрутам, считавшимися «проблемными» или вовсе непроходимыми. Среди них можно перечислить маршрут на Дхаулагири (8167 м) по огромному почти вертикальному скальному юго-западному бастиону, который был пройден в альпийском стиле Казбеком Валиевым, Юрием Моисеевым в связке с чешским альпинистом. Лхоцзе (8516 м) по огромной Южной стене прошли украинские спортсмены во главе с Сергеем Бершовым. Про эту стену Рейнхольд Меснер сказал, что ее «взять» невозможно. И, наконец, Западная стена Макалу (8463 м), пройденная в 1997 году командой из Екатеринбурга под руководством Сергея Ефимова.

Особо можно остановиться и пояснить: что же такое альпийский и гималайский стили и в чем между ними разница. Во всем мире «малых» гор принят альпийский стиль восхождений, при котором у альпинистов есть, как правило, одна веревка и ограниченный набор страховочных крючьев и прочих закладных элементов. Первый в связке, проходя по маршруту, забивает крючья, организуя точки страховки, пропуская в них страховочную веревку. Второй – выбивает все крючья, забирает их и передаёт лидеру. Все жизненно важное оборудование спортсменам так же приходится нести с собой. При таком стиле скорость движения наиболее высока и потенциальная стоимость минимальна. Гималайский же стиль подразумевает «челночность» движения по горе вверх-вниз, провешивание по всей горе несколько километров перильных веревок, организацию массы (как правило 5-6) промежуточных лагерей, в которые затаскивают палатки, снаряжение, питание и т.д. Время, необходимое на восхождение и его потенциальная стоимость при таком подходе, а так же безопасность неимоверно взрастают.

Первое восхождение на 8-ми тысячник в альпийском стиле было совершено в 1975 г. Меснером и Хабелером по СВ склону Хидден пика (8068 м) в Каракоруме. Тот же Меснер совершил первое бескислородное восхождение на Эверест. Затем он же – первое и пока единственное в мире одиночное (и опять же без кислорода) восхождение на Эверест в самый опасный погодный период – летом в период муссонов (ураганных ветров и снегопадов). И вообще – это человек первым в мире поднялся на все восьмитысячники планеты, а их 14…! В наши дни таких людей насчитывается всего пять, которых наверно надо назвать по именам. Кроме Меснера в этот список вошли по мере совершения всех 14 восхождений Джезу Кукучка, Эрхард Лоретан, Карлос Карсолио (33 года от роду). Последним в 1996 году был Кристоф «Великий», который в один сезон взошел на К-2 (8611 м) и Нанга-Парбат (8125 м), причем на Нанга-Парбат он поднялся соло в альпийском стиле в течение 48 часов непрерывного восхождения к вершине!

Альпийский стиль и соло восхождения в Гималаях становятся все более и более популярными, поскольку позволяют значительно экономить средства и время на восхождения. Опять таки в 1996 г. швейцарец Андрей Георгез за сезон совершил двойное альпийское соло, поднявшись сначала по классическому маршруту на Дхаулагири (8167 м) за 19 часов до вершины и затратив около 6-ти часов на спуск и затем взошел по испанскому пути за 22 часа на Макалу (8481 м).

В наше время применение кислорода сделало Гималаи и, прежде всего Эверест, коммерчески выгодным предприятием. Порой люди, являясь новичками в альпинизме, готовы заплатить десятки тысяч долларов (50-60 тысяч $ - ред.) за возможность постоять на самой высокой точке планеты. 10 мая 1996 года сильнейший ураган на Эвересте погубил 8 человек из «коммерческих» групп восходителей – 5 человек на классическом маршруте через Южную седловину и 3-х на северном склоне. Два высококлассных гида Роб Холл (Новая Зеландия, руководитель и хозяин турфирмы – ред.) и Скот Фишер (США, руководитель и представитель турфирмы «Горное безумие» – ред.) были среди тех, кого гора не пощадила в тот день. Эти смерти всколыхнули альпинистскую общественность.

На самом деле иллюзия кислорода погубила в Гималаях многих людей, создав миф о том, что деньги могут спасти жизнь в «зоне смерти» на высоте свыше 8-ми тысяч метров. Следует понимать, что ни деньги, ни гид не могут спасти здесь людей. Кислород так же не может гарантировать вашу жизнь в таких экстремальных условиях. Профессионалы и любители имеют здесь равные права, осознавая, что человеческий организм на таких высотах уже не может адаптироваться, а тратит безвозвратно свои силы, приближаясь к летальному исходу. Последнее слово всегда здесь принадлежит Горе!… За последние 40 лет на Эверест пытались взойти более 800 профессиональных альпинистов и любителей. Почти каждый четвертый их них погиб. Такова цена амбиций и риска.

В 1997 г., при восхождении на Лхоцзе (8516 м), Россия потеряла наиболее активного в расцвете сил «гималайца» – Владимира Башкирова. Совершив до этого ряд успешных восхождений на восьмитысячники, многие без кислорода и в альпийском стиле, он скончался на высоте около 8000 метров. Его тело так и осталось на этой заоблачной высоте, а душа воспарила к небу. И может быть снится ему там московская осень, теплый осенний парк, желтые листья падают на траву и девушка в легком платье собирает их в огромный букет.

В декабре 1997 г. при восхождении на Аннапурну погиб алмаатинец Анатолий Букреев. Последнее слово… принадлежит её величеству Горе!


1/ П.П. Семенов-Тянь-Шанский - подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, 1 том.

2/ А.П. Федченко - подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, 2 том.

3/ РГО - подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, 1-2 том.

1/ Крыленко Николай Васильевич (1885-1937) – окончил Санкт-Петербургский  Университет, историк. Начал заниматься альпинизмом в 1914 г. Выдающийся государственный деятель: первый Главком Красной Армии (1917-1918); член ЦК ВКП(б), член президиума ВЦИК, член ЦИК СССР (1927-1934) и др… ЗМС (1934); первый председатель ФА СССР (1937). Репрессирован в 1937 г., реабилитирован – 1956. Подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, том 3.

2/ Горбунов Николай Петрович (1892-1938) – родился в Петербурге, где окончил Университет – химик, географ. Страстный любитель горных путешествий… Выдающийся государственный деятель – управляющий делами Совнаркома (Совета Министров) СССР и др.  Академик АН СССР (1935) по отделению математических и естественных наук (физическая география). Подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, том 3.

3/ Подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, 1 том – статью «Но обещайте помнить…».

4/ Открытие принадлежит ленинградской научной группе, входившей в состав экспедиции, – А.В. Москвину (рук.), Ю.В. Вальтеру и П.А. Траубе. В их честь названы три ледника в районе пика Коммунизма. Подробней см. в книге: Альпинисты Северной столицы, 2-3 том.

5/  На восхождение группа вышла в составе 8 человек под руководством Летавет А., но он был вынужден остаться, т.к. был врачом, а при подходе к маршруту на ледник Звездочка провалился в трещину и получил тяжелую травму лица участник Мухин (прим. ред.).

6/ В 1936 г. – Постановление ЦИК СССР от 17.04.36 о ликвидации ОПТЭ и передаче альпинизма и туризма под контроль Всесоюзного Совета физической культуры и спорта ввело альпинизм в общую систему советской физической культуры и спорта. Вся практическая работа по альпинизму в профсоюзах была возложена на Бюро физкультуры ВЦСПС – прим. ред..

7/ Профсоюзы предоставляли (продавали) путёвки в альпинистские лагеря по аналогии с путёвками в дома отдыха и санатории (каждому – своё!) – прим. ред.

8/ Система классификации сложностей маршрута, которая существует и ныне, была разработана Б.Н. Делоне (ленинградцем, ЛГУ, МС, членом-корреспондентом АН СССР) в 1935 г. – прим. ред.

9/ В разговорной речи, а затем в литературе прижилось «Асан-Усан» (прим. ред.).

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru

Часто болят глаза? Наверное, у вас синдром сухого глаза читайте по ссылке.   

Пишите нам