Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Качественный ремонт дизель генераторов по лучшим ценам.

 

НАЧАЛО АЛЬПИНИЗМА В РОССИИ

Андреев Г., Пестов В.
 по материалам Ежегодника Русского Горного Общества № 1-13, 1901-1913 и alexandr@vinchi.ru.

 Идея создания альпинистского клуба пришла в голову А.К. фон Мекка в 1897 г. после очередного посещения Европы. Совершая прогулки в горах Вогезов, он со спутниками обратил внимание на четкую маркировку троп. Затем они долго обсуждали достаточно типичный вопрос: "Как здесь все здорово организовано, почему в нашей стране нет этого?". С Альпами и деятельностью альпийских обществ Александр Карлович был знаком с детства, много читал, имел коллекцию книг и карт. Как раз в это время на семейном совете, при участии Николая – старшего брата Александра, было принято решение, что Александр оставит активную работу в правлении железной дорогой и целиком посвятит себя общественной деятельности. И он сразу взвалил на себя кучу обязанностей, из которых самая близкая к сердцу была именно эта, связанная с горами… 

«Декабря 24, 1901 г. былъ утвержден уставъ Русского Горного Общества (РГО) г. министромъ земледелiя и государственных имуществъ и съ этого дня надо считать возникновенiе Общества...» так, с досадной опечатки, начинается первый годовой отчет о деятельности РГО. Эту дату Александр Карлович фон-Мекк предложил считать днем образования общества. Вероятно, он хотел тем самым способствовать установлению хороших взаимоотношений с министром, от которого надеялся получить помощь в строительстве горных хижин на Кавказе.

В действительности утверждение устава произошло 24 декабря 1900 года. Можно предположить, что в конце года министр земледелия и государственных имуществ Ермолов решил избавиться от части незаконченных дел и поставил свою утвердительную резолюцию на устав Русского Горного Общества.

Грустное впечатление оставляет волокита, которая, царила в правительственных канцеляриях России того времени. Решение такого, казалось бы, простого дела шло почти три года! Ведомства несколько раз перекладывали ответственность друг на друга. В устав предлагалось внести какие-то нелепые изменения, на которых потом не настаивали, и с легкостью их снимали. Может они выпрашивали у фон- Мекка взятку? Александр Карлович особой обеспокоенности задержкой не проявлял, а уж по части взяток всем была известна его принципиальность. Он лишь пытался через знакомых узнать о причинах задержки и обращался за помощью к одному из почтеннейших людей эпохи члену Государственного Совета графу Петру Петровичу Семенову, тогда еще не Тянь-Шаньскому. «Позволю себе доложить, что успехом нашего ходатайства и проведения в устав наших пожеланий мы всецело обязаны нашему высокоуважаемому сочлену П.П. Семенову…» (А.К. фон-Мекк, 1901).

     

А.К. фон-Мекк

20 декабря 1897 года А.К. фон-Мекк пригласил к себе нескольких ученых-географов и друзей. Встреча состоялась в его большом доме в Обуховом переулке. Cейчас это второй дом по правой стороне Чистого переулка (№4, строение 1) и расположена в нем организация под названием ГЕОНТ, занимающаяся геофизическими и геоэкологическими исследованиями в системе Министерства Природных Ресурсов. В течение начала 1898 года актив собирался еще 6 раз. В конце апреля устав был написан и, после его подписи санкт-петербургскими учредителями, сдан в канцелярию. Несколько раз устав возвращали, чтобы внести изменения (фон-Мекк, как правило, отказывался их делать) и устав принимали обратно.

Летом 1900 года, когда официально РГО еще не существовало, делегация от него приняла участие в Мировом конгрессе альпинистов в Париже. Фон-Мекк пригласил возглавить делегацию Министра царского двора (по-видимому, должность аналогичная главе администрации президента) барона Александра Фредерикса. Русская делегация оказалась одной из самых представительных на конгрессе, несмотря на дальнюю дорогу и почти полное отсутствие альпинизма в стране. Из 51 иностранца в Париж приехало по 10 англичан и испанцев, 9 австрийцев, по 7 немцев и русских. 12 августа за счет фон Мекка был устроен банкет на 1-ом этаже Эйфелевой башни в русском ресторане, присутствовали более чем 100 персон. Это произвело впечатление. В этот год фон-Мекк провел в Шамони около трех недель до конгресса, а по его завершении вместе с С. Иловайским (председателем Крымско-Кавказского Горного Клуба) путешествовал по Тиролю. Осенью были выполнены работы по разработке и утверждению флага и эмблемы Общества.

С. Иловайский

Итак, в конце 1900 года устав был утвержден, но лишь 9 апреля 1901 года удалось получить его в Москве в канцелярии обер-полицмейстера. После этого можно было собирать официальное учредительное собрание. Местом сбора был выбран Политехнический Музей, реконструированный и расширенный за счет Казанской железной дороги, т.е. за счет Николая фон-Мекка (за использование помещения заплатили 6 рублей).

Политехнический Музей

23 апреля (7 мая по новому стилю) 1901 года к 20 часам приглашенные собрались в Политехническом Музее. В 20 часов 30 минут началось учредительное собрание Русского Горного Общества.

Присутствовали: А.К. фон-Мекк, А.К. Якоб, М.Л. Мандельштам, А.Е. Нос, В.А. Фроловский, А.С. Хомяков, Н.А. Иванцов, П.П. Сушкин, М.В. Павлова, М.П. Варава, С.А. Дмитриев, Э.Е. Лейст, Д.Н. Анучин (1843-1923, антрополог, географ, этнограф и археолог, академик с 1896), Б.А. Федченко, В.Д. Соколов, С.Г. Григорьев, Н.Ю. Зоргаф, В.Ф. Капелькин. По др. источникам – присутствовал и Вернадский В.И. (1863-1945, основатель геохимии, биогеохимии, радиогеологии, академик с 1912).

М.В. Павлова

 

Д.Н. Анучин

Вернадский В.И.

Для начала Александр Карлович предложил избрать председательствующим самого маститого из присутствующих профессора географии Дмитрия Николаевича Анучина. Тот занял почетное место и предоставил слово фон-Мекку. Александр Карлович своим тихим размеренным голосом рассказал об истории идеи, о том, как шел процесс принятия устава. Затем зачитали приветственные телеграммы и приступили к выборам руководящих органов. Вдохновленный историями о демократизме английского Alpine Club’а, фон-Мекк предложил все кандидатуры утверждать тайным голосованием. Это заняло очень много времени и в этой компании не имело вроде бы большого смысла. Но главное для фон-Мекка было с самого начала заложить правильные принципы работы Общества, в надежде на его долгую жизнь и развитие. Все кандидатуры проходили единогласно. Председателем избрали фон-Мекка, на должность товарища председателя – Н.А. Иванцова, казначеем утвердили А.К. Якоба. Были избраны два секретаря (В.Ф. Капелькин и И.П. Соколов), а также 9 членов совета. Выбрать ревизионную комиссию не успели, так как было уже поздно и Музей надо было закрывать. Фактически это было началом работы РГО и датой его рождения. Однако, фон-Мекк даже на эмблему поместил 1900, по дате подписания устава. И его мнение, должно быть, стало решающим.

В последующие дни А.К. написал информационные письма в адреса всех известных ему альпийских клубов, а также в другие организации, которые, по его мнению, могли быть заинтересованы в сотрудничестве. Кроме того, были сделаны печати, бланки, заказаны метеорологические и измерительные приборы для исследований на Кавказе, а также карты.

Первое время фон-Мекк надеялся найти отдельное помещение для Общества. Главным образом, для устройства библиотеки. Однако, уже осенью он решил, что на первое время будет достаточно помещения в его доме. При этом книги, поступающие в РГО, хранились в его личной библиотеке, которая была доступна для членов Общества (к тому времени библиотека насчитывала более 6000 экземпляров).

Здание РГО. Дом фон-Мекка

Летом фон-Мекк выехал с женой и сыном, которому было 12 лет, в Крым, где поселившись в Алупке, совершил несколько горных экскурсий на яйлу (Байдарсие ворота, Ай-Петри). Затем он взошел на Чатыр-Даг, посетил Карадаг, Феодосию, переехал на Кавказ, где прошел через Клухорский перевал и через Одессу вернулся в Москву.

В конце 1901 года состоялось заседание Совета Общества, которое приняло решение об издании «Ежегодника Русского Горного Общества».

Предполагалось, что необходимая сумма будет собрана за счет доходов Общества и подписки. Однако только к 1904 году, когда стало ясно, что такой, правильный, способ неосуществим, так как доходов нет и не будет, Александр Карлович решил вложить в это дело свои личные деньги. На 1 января 1902 года РГО располагал денежными средствами в размере 426 рублей 18 копеек. В числе учредителей РГО состоял 51 человек.

По настоящему работа РГО началась только в 1902 году, когда было проведено 7 общих собраний. На 4-х из них с лекциями выступал фон-Мекк. Летом А.К. поехал на Кавказ специально для того, чтобы определить место строительства горной хижины. Встретившись там с братьями Безуртановыми, он поднялся к подножью Казбека, осмотрел все окружающие его хребты. После обсуждения было выбрано место для будущей хижины. На заседании Совета Общества 14 октября было принято официальное решение о строительстве хижины Барт-Корт у подножья Казбека. К концу года в Обществе состояло: 2 почетных члена, 82 - действительных, 11 членов-сотрудников, остаток денег - 542 р. В этом году начали выдавать проводнические книжки (книжки гида), первыми их получили жители Кисловодска Н. Полторацкий и И. Григорьев.

В 1903 Исаак и Яни Безуртановы (ингуши по национальности) построили простенькую хижину на Барт-Корте (на северном склоне Казбека, на высоте 3480 м), потратив на это около 400 рублей. В дальнейшем ежегодный ремонт обходился рублей в сто, а доход не превышал 40 рублей.  Хижина получила название «Ермоловской» в честь почетного члена РГО, министра земледелия и госимущества Ермолова А.С. В первый год этой хижиной воспользовалось 30 альпинистов, поднимавшихся на Казбек. Несмотря на то, что хижину назвали по имени царского министра Ермолова (а не знаменитого генерала, усмирителя Кавказа), власти отказали в выделении средств на содержание этого приюта. В результате уже к 1910 году приют представлял из себя достаточно жалкое зрелище. Грязь и беспорядок на ней сурово раскритиковал побывавший там С.М. Костриков, известный по псевдониму Киров.

В 1903 году фон-Мекк очень продуктивно провел время в Альпах. Вначале он с женой и сыном Георгием остановился в Гринденвальде. Откуда поднялся на несколько вершин, в частности, на Юнгфрау. Оттуда они переехали в Шамони, где встретились с известным швейцарским альпинистом Андреасом Фишером, с которым в дальнейшем стали хорошими друзьями. Кроме того, он посетил знаменитого гида Франсуа Девуассу, участника экспедиции Фрешфильда 1868 года. Вернувшись в Россию, А.К. участвовал в открытии хижины и взошел на вершину Казбек. Затем он вернулся к семье в Швейцарию, они путешествовали в Доломитах и затем проехали в Черногорию.

Крупнейшим альпинистским проектом Общества можно считать поездку 1904 г. в Домбай. В ней приняли участие А. Фон-Мекк, швейцарский альпинист А. Фишер, гид Х. Йосси и Яни Безуртанов. Район был обстоятельно изучен, картирован, были совершены восхождения на несколько важных вершин. Одной из них было дано имя покровителя Общества П.П. Семенова-Тянь-Шанского. После Домбая был посещен район Нахара и затем Эльбруса. К сожалению, здесь фон-Мекк получил известие о тяжелой болезни его дочери. Ему пришлось отказаться от запланированного восхождения на Эльбрус.

В этом же году вышел первый номер ежегодника. Его сделали практически с максимально хорошим качеством, поэтому стоимость тиража оказалась достаточно высокой - около 1000 рублей. Однако продажи книг оставались незначительными - не более чем на 100 рублей. По этой причине в дальнейшем пришлось за счет уменьшения качества снизить расходы на его выпуск до 500 рублей. Итог 1904 г. в плане финансов был отрицательный. Вдобавок ко всему, ветер сорвал крышу на хижине, и на ремонт Безуртановы потратили 374 рубля. Неприятным эпизодом стала также гибель студента Котельникова в непосредственной близости от хижины Барт-Корт.

На конец 1904 г. в РГО было 99 членов, 23 сотрудника. За год было проведено 6 публичных заседаний, заслушано 13 докладов (4 из них сделал фон-Мекк). Трижды заседал Совет. Были выпущены знаки для проводников, общее количество которых составило 7 человек.

Конец года и новый 1905 г. приносят тяжелые испытания всей стране и лично фон-Мекку. Сначала умерла дочь, затем стало явью поражение в войне с Японией. В стране началась революция. Обстановка в горах Кавказа стала более опасной. Хотя именно в этот год Николай Поггенполь, самый квалифицированный на тот момент русский альпинист совершает свое самое большое путешествие по Кавказу. Сам Александр Карлович лето проводит в Альпах, где ему удается осуществить давнюю мечту - он поднялся на Монблан. 

В дальнейшем Общество всячески способствовало росту популярности альпинизма и горного туризма. Так, в 1904 г. в районе Девдоракского ледника около Казбека побывало более 2000 человек. 1909 - РГО построило на Эльбрусе хижину на «Кругозоре» (3200 м). 1909 - было открыто отделение Общества в Алма-Ате (в те времена город Верный). 1910 – на Казбек поднялось 14 человек, а всего посетило Кавказ около 5000 туристов и путешественников. 1912 – было создано Владикавказское отделение Общества. 1913 – по настоянию Общества в Тифлисе создан Главный комитет поощрения горного туризма. Было введено обучение и аттестация горных проводников (всего 15 человек) и учрежден для них специальный знак.

За время своего существования в РГО насчитывалось 132 члена.

   

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.