Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
http://auto-fleet.ru/ сбербанк транспорт и спецтехника.

 

Тайна гибели группы Дятлова.
Длинная версия из Петербурга 

Буянов Евгений Вадимович

Некрасов Валентин Анатольевич

 Светлой памяти наших коллег,
уральских туристов-политехников
посвящаем
К 47-летию трагедии.

 47 лет прошло с момента этой аварии 1-2 февраля 1959 года, но до сих пор не сложилось окончательное мнение о причинах катастрофы. История трагичная, леденящая души. Группу из девяти молодых, сильных людей эта авария буквально «разнесла в куски». Шестеро замерзли, - погибли от переохлаждения. Трое других погибли от тяжелых травм, - у Людмилы Дубининой двусторонний перелом ребер, у Александра Золотарева – односторонний перелом, у Николая Тибо-Бриньоля тяжелая черепная травма… Закрытая травма головы (трещина черепа, обнаруженная паталогоанатомом только при вскрытии) еще у Рустема Слободина, погибшего от холода. В свое время история эта потрясла весь Свердловск и, тем более, Уральский политехнический институт, в котором учились погибшие ребята, - выпускники и студенты старших курсов, достаточно опытные туристы-лыжники.

Спасатели нашли их палатку, - палатка с продуктами и снаряжением была покинута и сильно заметена снегом. Она стояла на склоне горы Халат-Сяхыл (1079)- «Горы Мертвецов» в переводе с мансийского, на крутизне около 18-20 градусов. Туристы хотели утром взойти на вершину Отортен (1182, по новым картам: 1234), но какая-то роковая сила заставила их бросить свой бивак, спуститься в лес, на расстояние чуть более километра. При этом от палатки вниз вела цепочка следов, - они шли без обуви. И там, в лесу погибли…

Примечание. В статье И.Попова [5] «Это была лавина» уточняется, что крутизна склона в месте установки палатки: вниз: 15°, вверх: ( 22-23 )°, в ( 50-100 ) м выше палатки: ( 25-30 )°. Место установки находилось в неярко выраженной ложбине склона. В зависимости от состояния снега и возможности схода лавин такой склон может считаться и «крутым», и «некрутым», пологим.

Первую группу из пятерых участников, включая и руководителя группы, спасатели нашли в начале поисков, в конце февраля. Эта группа была несколько разбросана, - двое (Георгий Кривонищенко и Юрий Дорошенко) находились у остатков костровища, а руководитель (Игорь Дятлов), Зина Колмогорова и Рустем Слободин – несколько в отдалении и от костра и друг от друга. Предположительно на обратном пути к палатке. Все пятеро погибли от замерзания.

Четверо других (Люся Дубинина, Александр Золотарев, Коля Тибо-Бриньоль и Саша Колеватов) лежали отдельно, в ложе ручья под толстым, 4-метровым слоем снега. Их нашли позже, в середине мая. Здесь трое погибли от тяжелых травм, а Колеватов – от замерзания (по результатам экспертизы).

История породила много предположений, домыслов, загадок. Непонятно, почему у тела Люды Дубининой, извлеченного из ручья, отсутствовал язык?!. Почему на отдельных фрагментах одежды Дубининой и Золотарева были обнаружены следы радиоактивности. Оставшийся в живых участник группы (сошедший с маршрута до аварии), Юрий Юдин опознал принадлежность многих найденных предметов. Принадлежность части предметов не была установлена: вещи перемешались. Два предмета Юдин не признал в качестве вещей, которые он видел у погибших, но которые были найдены рядом с ними: ножны из эбонита (для ножа, - найдены у палатки) и небольшой кусок шинельного сукна (найден на укладке из стволов деревьев в ложбине ручья, рядом с телами четырех погибших)…

По этой истории были написаны книги. Участник поисков, журналист Юрий Яровой выпустил в 1966 году художественную повесть [1] «Высшей категории трудности», все строчки которой буквально «прошиты» аналогиями с данной аварией (она явилась документальной основой этой повести). Но жаль, Ярового уже нет, - он погиб в 1980-м в автокатастрофе вместе с женой. Добрая ему память! Краткое содержание его повести дается ниже (а полное будет приведено на, указанном в библиографии сайте).

А совсем недавно вышла книга [2] Анны Матвеевой «Перевал Дятлова» (издательство АСН, 2004г.). Книга художественная, но в этой книге изложено основное содержание документальных материалов по данному делу, - множество фактов и версий случившейся аварии. Анна не является опытной туристкой, - из-за этого у нас с ней наблюдается очень заметное «смещение оценок» событий с оценками, данными в ее книге. Мы придаем существенное значение совсем не тем фактам, на которые делает акцент Анна Матвеева. Тем не менее, ценность ее книги это не уменьшает, по крайней мере, в документальной части.

Мы в разное время, по-разному начали воспринимать информацию об этой аварии, и внутренне были к ней подготовлены опытом многолетним горных и лыжных походов, опытом общественной работы в Клубе туристов Санкт-Петербурга (Ленинграда), опытом спасательных работ и разбора других аварий с туристскими группами.

Вся история «дошла до сердца». Нам чем-то очень близки эти ребята-туристы. Мы тоже политехники, правда, не «уральские», а «ленинградские». Буянов кончал ЛПИ, как, кстати, и Юрий Яровой, и Крупенчук – по «второй» специальности, а Некрасов выпускник ЛМИ. Мы, как эти ребята, начинали походы со свитером и х/б штормовкой…

Книга Матвеевой была воспринята, как вызов: «Вот вам факты! А сможете дать ответ, что произошло?.. С высоты своего более чем 30-летнего опыта походов, спустя 47 лет, - с высоты этих лет»…

И нам показалось, что после прочтения и осмысления книги Анны Матвеевой картина трагедии постепенно встала у нас перед глазами. Несостоятельные предположения обрушились (не без суровой борьбы между нами!), события последовательно легли на временную ось.

Мы посчитали соображения по «методологию» расследования все же изложить в отдельной статье (она дана ниже), чтобы не перегружать изложение и не отвлекаться. Опровержение большей части «версий» аварии, изложенных в книге А.Матвеевой мы даем также в отдельной статье, изложенной ниже, - большинство этих «версий» нельзя даже назвать «достоверными предположениями». Но есть и достоверные «версии».  Краткое содержание повести Ю.Ярового «Высшей категории трудности» также дано в дополнительной заметке (желающие могут ее прочесть), а полное ее содержание готовится нами к изданию на сайте клуба альпинистов Санкт-Петербурга (см. библиографию).

По ходу изложения мы поясняем содержание некоторых терминов, - то, что мы в эти термины реально вкладываем по смыслу. Это необходимо для правильности понимания.

Итак! Критическая ситуация (или КС) с группой Дятлова возникла после того, как группа соорудила лабаз, поднялась по склону в сторону вершины Халат-Сяхыл (1079, «Вершины Мертвецов, - зловещее название)  и поставила палатку на скате горы, на склоне крутизной 15-20 градусов. Движение производилось в сторону горы Отортен (1182, по новым картам: 1234), - не исключено, что Дятлов имел проблемы с ориентированием на подходах, и маршрут был выбран не совсем удачно.

Лабазопределенная конструкция закладки части продуктов и запасного снаряжения с целью уменьшения переносимого веса, - выполняется так, чтобы предотвратить порчу продуктов и разорение закладки зверями и птицами.

По разным источникам туристской литературы склон крутизной свыше 15° является лавиноопасным (авторы указывают на то, что падение лавин наблюдалось на таких склонах при определенном состоянии снега, - см., например, [3], с. 113). Мы применили термин «критическая ситуация» (или кратко КС). Что это такое? Это опасная ситуация с непредсказуемыми последствиями. Обычный процесс развития аварии следующий: возникновение критической ситуации и развитие ее до аварийной ситуации, характеризуемой наличием травм у людей и/или тяжелыми материальными потерями группы: потерями снаряжения, продуктов, топлива. Аварийная ситуация также характеризуется возникновением ряда факторов (природных, материальных, психологических), которые снижают способность людей и самой организованной группы к сопротивлению стихии (природной, человеческой, технической). Под «стихией» понимаются неуправляемые человеком, опасные процессы среды (как природной, так и человеческой, включая техническую среду). В случае, когда развитие аварийной ситуации не удается остановить, она качественно перерастает в катастрофу (или трагедию), - аварию с гибелью людей, с необратимыми последствиями. Качественный переход к катастрофе происходит в момент гибели первого человека.

Обычно в цепи: исходная ситуация - КС – авария - катастрофа каждый этап по понятным причинам тяжелее предыдущего, и остановить аварию проще на более ранних стадиях. Искусство руководителя группы состоит, в частности, в том, чтобы предотвратить возникновение критической ситуации, - остановить аварию проще еще до стадии КС.

В данном случае опасность критической ситуации состояла в том, что группа (включая руководителя) или не видела опасность, или не придала ей значение (в конечном итоге это – одно и то же!). Они не видели опасности при установке палатки на лавиноопасном склоне.

В книге [2] А.Матвеевой указывается на противоречивость тактической оценки действий Дятлова другими туристами по установке палатки: одни считают его решение правильным, а другие – ошибочным. В результате мнения как бы «уравновешиваются», и сам факт по этой причине затушевывается, сводится к незначительному. Мы полагаем, что как раз здесь и пролегает тактическая грань между туристами, которые в сложившейся ситуации допустили бы ту же ошибку, что и Дятлов, и между теми, кто сумел бы ее обойти уже на уровне тактического решения, без создания критической ситуации! Палатка была поставлена в потенциально опасном месте!

Глубина снега в (1,2 – 2 метра) позволила дятловцам поставить палатку на склоне: ширина палатки составляла около 2 м. При этом прокоп снежного пласта, видимо, был выполнен на всю или почти на всю глубину, - это вызвало напряжение массы снега, лежащей выше палатки. Этот пласт лишился опоры на нижележащий слой снега. Дополнительная нагрузка на пласт снега, лежащий выше палатки, могла возникнуть немного позже за счет свежевыпавшего снега.

Примечание. Данный момент имеет большое значение. Какова была толщина снега в зоне установки палатки? Это не совсем ясно. Ясно, что внизу, в ложе реки она была от 1,2 до 2 м. А на склоне вершины, на крутизне 18-20 градусов?.. Возможно, ветер здесь сильно сдувал снег, и глубина его была совсем незначительной. В то же время даже в очень сглаженных впадинах склона глубина снега могла существенно увеличиваться, а именно такую впадину могли выбрать дятловцы для установки палатки, поскольку на глубоком снегу легче выровнять площадку на крутом склоне. Ответ на этот вопрос дается в одной из радиограмм поисковиков: там сообщается, что «вещи извлечены с глубины снега 2,3 м, а остаточная глубина снега составляет 30 см. Из дальнейшего содержания радиограммы ясно, что речь идет именно о раскопке палатки. Отсюда ясно, что глубина снега в зоне установки палатки была достаточно значительной, - до 2 м и более (по крайней мере, по максимуму). Снег при установке палатки проминался с уплотнением, - это следует из характера оставленного или следа на спуск. Уточнение крутизны склона (см. предыдущее описание) показывает, что фактически палатка стояла как бы в наклонной выемке, на перегибе склона, где естественная толщина наносного снега больше, чем на примыкающих участках ниже и выше перегиба. А то, что «вещи были откопаны с глубины 2,3 м» говорит не только о глубине снега, на котором была установлена палатка (эта глубина реально могла быть и меньше), но и о том, насколько потом палатка была засыпана снегом лавины.

На площадку под палатку со слоем снега толщиной около 30 см (и более) уложили параллельно 8 пар лыж (креплениями вниз) и сверху поставили палатку. Поставили по штормовому, с заглублением в снег на полметра. Палатка представляла брезентовый «домик», сшитый из двух палаток с двумя отделениями и дополнительными стойками так, чтобы в нем могли умещаться до 10 человек. Палатка однослойная (без тента, но с дополнительными полотняными пологами у входа), по нынешним представлениям, конечно, весьма холодная. Хороших теплоизолирующих ковриков тогда не было, - вниз - на дно палатки уложили пустые рюкзаки. Вместо спальных мешков использовали шерстяные одеяла (такая у них тогда была экипировка). Подкралась опасность: к вечеру 1 февраля температура воздуха резко понизилась не менее чем на 10 °С до минус (21-25) °С, а может и еще ниже.

После ужина группа спокойно улеглась спать. Сон был прерван криками и стонами, - часть палатки ночью внезапно была придавлена массой снега. Была ли это лавина? Лавины бывают разные (здесь очень широкий спектр воздействий и по мощности, и по характеру), это не обязательно клубящийся снежный поток, падающий с большой скоростью.

Примечание. Небольшие оползни и лавины с объемом до 10 куб. м называют «подвижками» и «катышами» («лавиной» считается сход более 10 куб. м). Снежные оползни участков склона называют «осовами». «Поземочная лавина» представляет лавину из свежего снега, - обычно она вызывается сильным порывом ветра, сдувающего верхний слой снега, который устремляется вниз, увлекая за собой новые массы свежего снега.

В данном случае мог иметь место осов – оползень из-за подрезки склона над палаткой, «катыш» в результате обрушения карниза (такие обрушения И.Попов –см. [6] на склонах этой горы наблюдал неоднократно)  или небольшая, но быстрая  «поземочная» лавина из рыхлого свежего снега, скопившегося на участке склона над палаткой. Начав с «осова», мы все же пришли к выводу, что, скорее всего, имел место либо «катыш» от обрушения карниза, либо быстрая «поземочная» лавина из свежего снега, - именно такие лавинные образования могли оставить слабый след, который за 3 недели так сильно замело снегом и выровняло ветром, что поисковики его не заметили. Имела место «лавина ограниченной мощности» (условно: ЛОМ).

Примечание. Вначале у нас тоже были серьезные сомнения насчет лавины именно потому, что поисковики не обнаружили ее след. Возможно, они этот след не заметили, либо он был уничтожен ветром и свежим снегом. Отрыв «снежной доски» (куска снега, уплотненного ветром и солнцем практически до плотности льда) или сход «лавины-доски» (такая лавина представляет в начальной фазе отрыв участка склона по краям, как твердого тела, как «доски») вряд ли имели место, - они бы оставили глубокие следы на склоне.

Воздействие лавины имело динамический, импульсивный характер: после остановки сила воздействия уменьшилась до остаточной статической силы веса снега над палаткой (импульс силы, - интеграл силы на временном интервале ее воздействия, - пропорционален массе и скорости лавины, а кинетическая энергия лавины пропорциональна ее массе и квадрату скорости).

 «Лавины предательский след» здесь просматривается на основе целого ряда фактов от зарождения аварии (на фазе КС) и до ее катастрофической развязки.

Масса «несколько тонн» при большой скорости схода просто раздавила бы палатку. Часть снега, видимо, скатилась вниз, обогнув палатку. Палатка была придавлена снегом вся, но неравномерно, - троих ведь придавило очень сильно, а остальных  меньше.

Важно отметить следующее обстоятельство: «лавина ограниченной мощности» (обрушение карниза, или поземочная, осов) имела небольшую энергию и массу. Мощная лавина с большим импульсом массы и скорости легко бы раздавила и палатку, и туристов. Сходу лавины могли способствовать следующие причины: подрезка снежного склона над палаткой, резкое падение температуры (как зафиксировано в ближайшем городе Ивдель: с минус 11 до минус 22-24. А на месте аварии, видимо, до минус 25. И накопление свежего снега, порывы ветра на продуваемом (открытом, безлесном) склоне горы, образование слоя глубинной изморози в снегу над палаткой. Конечно, то, что мы пишем здесь о лавине, - лишь «первое приближение» (достаточно почитать, например, Фляйга [11], чтобы понять, сколько там разновидностей и особенностей). Опытный лавинщик на месте аварии сможет точнее определить, что за лавина имела место (некоторые особенности ее видны: малая мощность, слабый остаточный след и, видимо, самопроизвольный сход и редкая повторяемость в определенных условиях…). Судя по наблюдениям Попова [6], скорее всего, имело место обрушение карниза у вершины. Удар лавины мог сопровождаться и ударом воздушной волны (правда, далеко не каждая лавина вызывает такую волну).

Примечание. Неожиданные лавины (без внешних видимых причин) могут возникать из-за ослабления подложки, - и из-за образования глубинной изморози, и по другим не до конца изученным причинам, - см. [8]. «Катыш» из-за отрыва снежного карниза мог быть вызван порывом ветра (иногда «катышами», правда, называют лавины из снега, скатывающегося в комки). А то, что на Северном Урале лавины – не редкость, и не редкость они на склонах вершины 1079 (в виде обрушения карнизов), хорошо изложено в статье геолога И.Б.Попова [6].

Строка из радиограммы поисковиков: «Вещи извлечены с глубины до 2,3 м…» говорит не только о глубине снега при установке палатки, но и о том, каким слоем снега палатку «закопало» лавиной. Возможно, непосредственно после схода лавины этот слой был не 2,3 м (на максимальном заглублении), а еще больше, и часть снега позже была сдута ветром. А до того, как лавина сошла, слой снега имел меньшую толщину.

Придавленными оказались несколько участников, - наиболее сильно пострадал Коля Тибо-Бриньоль, -  он получил перелом и вдавливание височной кости, - видимо, из-за концентрации нагрузки на голову при опоре ее на жесткий предмет (фотоаппарат, как полагает Аксельрод). Люся Дубинина, - получила двусторонний перелом ребер, тоже, возможно, из-за концентрации нагрузки через ткань палатки и заваленную оползнем лыжню палку или лыжу (на которую палатка опиралась). Золотарев получил односторонний перелом ребер. Слободин получил травму головы (у него была обнаружена трещина в черепе). Вначале мы полагали, черепная травма Тибо-Бриньоля могла возникнуть и позже, на спуске при падениях и ударах. Но при более внимательном рассмотрении характера травмы стало ясно, что она вряд ли могла возникнуть в результате удара при падении или в результате удара осколка. В этих случаях имели бы место явные повреждения мягких тканей, а их, по словам судмедэксперта (в его ответах на вопросы следователя), не было. Можно предположить, конечно, что при падении и ударе головой через шапочку такая травма могла возникнуть, но вот наличие амортизирующей прокладки шапочки делает такую травму крайне маловероятной. Тем более, крутизна склона на спуске была небольшой (всего 15° ниже палатки, а дальше еще меньше), а толщина снега в тот год значительной. Не могла такая локальная травма возникнуть и при воздействии воздушной волны взрыва: волна взрыва могла бы расплющить всю голову, но не одну височную кость. Черепная травма Слободина могла возникнуть и при неравномерном замерзании головы (из-за возникших термических напряжений черепа). Какие-то повреждения могли возникнуть при попытках освобождения от завала.

Примечание. В книге А.Матвеевой указывалось, что Тибо-Бриньоль, помимо височной травмы, имел еще и перелом основания черепа. Если это так, то эта травма могла возникнуть и тогда, когда его спешно вытаскивали из-под завала (голова была зажата, а его резко дернули, чтобы он не задохнулся…).

Версия о том, что часть палатки была придавлена, подтверждается не только тем, что найденная палатка была «сильно засыпана снегом», но и дополнительными фактами: со стороны склона оттяжки палатки оборваны (по описанию очевидцев). Часть вещей, включая разостланные по дну рюкзаки и одеяла, смерзлась, а на части площади палатки – нет (по описанию очевидцев). Смерзлись, конечно, сильно придавленные и засыпанные снегом вещи. А те, которые не были придавлены, - не смерзлись. Характер травм и Дубининой и Золотарева указывает именно на механизм «сдавливания».

Наконец, можно поставить очень простой вопрос: «Хорошо, если палатка не была завалена снегом лавины, зачем им тогда ее резать изнутри (тем более, со стороны входа)?» Они быстро смогли бы ее покинуть через вход обычным путем. При каких условиях они не могли ее покинуть через вход обычным путем, и вынуждены были резать и рвать ее изнутри? Тогда, когда палатка со стороны входа была сильно придавлена снегом.

Все травмы участников по своему характеру никак не напоминают травмы, нанесенные оружием, - огнестрельным, или холодным (ножом, топором, прикладом автомата и т.п.). Это сказано для любителей всех «версий», сводящихся к убийству. Все травмы нисколько не похожи на травмы от диких зверей (ответ авторам «версий» о «медведе»). Все травмы не очень-то похожи и на травмы от падения с высоты, - впрочем, там неоткуда было падать (разве что на кедр за дровами забраться специально, - вот такое возможно, об этом мы ниже упомянем). Обычно травмы от сильных ударов при падении с высоты и от взрывов сопровождаются наличием обширных сильных ушибов (синяков) и гематом (внутренних кровоизлияний), - по данным патологоанатома таких повреждений у погибших не было (как и повреждений конечностей, тоже свойственных при падениях с высоты).

Тот факт, что следы спуска группы на склоне ниже палатки сохранились, говорит о том, что за прошедшее после аварии время (более 3 недель) сильных снегопадов не было. При этом палатка «сильно засыпана снегом» (а не просто «покинута»)! Если ветер не засыпал следы, он не мог засыпать палатку так сильно. Эти факты тоже указывают на небольшую лавину.

На лавину ограниченной мощности указывают «ограниченные по тяжести» травмы только у четырех участников (механические травмы по результатам экспертизы были причиной гибели только трех человек).

А торчащая в разрыве палатки куртка? Как она там оказалась? Вначале мы посчитали, что ее просто вытаскивали из палатки, и бросили, не успев вытащить, когда была подана команда на спуск. Но более внимательный взгляд указал: куртка находилась в разрыве палатки со стороны склона, - в эту сторону они не стали бы вылезать, и с этой стороны они не стали бы вытаскивать вещи. Что же из этого следует? А следует то, что куртку всунули в разрыв изнутри палатки. Для чего? Да для того, чтобы заткнуть дыру, чтобы снег не засыпался в палатку через разрыв. Именно разрыв, а не разрез, - со стороны склона они резать палатку бы не стали. Значит, палатка со стороны склона была разорвана. Чем? – Навалившейся массой снега! Кроме того, часть снега засыпалась в палатку, - об этом свидетельствует и смерзание многих вещей в палатке. Таким образом, они имели не только «придавленную» снегом палатку, но и палатку, засыпанную снегом еще и изнутри! Это был дополнительный фактор, который дальше им мешал (и который нельзя было не принимать во внимание). Не слишком-то приятно надевать на себя засыпанные снегом, промокшие вещи.

Примечание. Нам известны следующие случаи схода лавин на биваки с трагическим исходом.

1. 16.02.76 г., Фанские горы, долина р. Семендык, поход 1 к. сл. (лыжный), группа из города Ош. Палатку поставили 15.02.76 в кустах арчи на склоне крутизной 10°. В 300 м от палатки крутизна склона возрастала до (40-45)°. Лавина сошла самопроизвольно (без видимых причин) 16.02 в 10.00, когда двое ушли тропить лыжню, а остальные четверо готовились к выходу. Из лавины трое выбрались сами, одного откопали через 30 минут с глубины 80 см. Он лежал вниз лицом. Искусственное дыхание и закрытый массаж сердца делали 5 часов, но пострадавший умер. Заключение: а) неправильно выбрано место бивака; б) из-за отсутствия лавинного снаряжения долго искали и откапывали пострадавшего; в) лавина сошла самопроизвольно (внезапно).

2. 16.02.83 г., Кольский п-ов, ущ. Суолуайв, поход 3 к.сл. (лыжный), группа из Москвы, рук. М.Гориловский, 7 чел. Палатку поставили в ущелье в 18.30 при плохой видимости вблизи пологого северного склона. Установили снежную стенку, которую утром стали наращивать пятеро участников, оставшихся в лагере. Двое вышли на разведку по пологому склону, - от них прошла трещина, вызвавшая лавину. Погибли 5 человек. Заключение: а) при установке палатки врезались в склон и дополнительно его подрезали, устанавливая снежную стенку; б) выход на склон для разведки вызвал лавину из-за дополнительной нагрузки. Рук. М.Гориловский осужден на 3 года, наказание отбыл.

3.  31.10.88 г., Полярный Урал, р. Соть, учебный поход 2 к. сл., группа из Сыктывкара. При установке бивака врезались в склон крутизной 30°. На склоне снег толщиной (40-50) см, отдельные камни.  Лавина сошла в 21.00. Соседняя группа (не попавшая в лавину) нашла засыпанную палатку через час и откопала 7 человек без признаков жизни. Еще 5 человек погибших нашли на следующий день в 12.30. Одного (Еремкина) нашли в 12.00 и спасли активными действиями, - он пролежал в лавине 15 часов. Предположительно отверстие, проделанное в снегу лавинным зондом около его головы, дало ему возможность дышать…

Известны также случаи схода лавин на биваки без тяжелых последствий.

Крики и стоны! Едва придя в себя ото сна, дятловцы стали освобождаться от давящего полога палатки, помогать вылезти товарищам. Пораженные внезапным ударом стихии, они не сразу поняли, что произошло. Вероятно, кто-то крикнул: «Лавина! Нас засыпало!». Они, возможно, испытали сильный шок, считая себя замурованными под слоем снега. Видимо, палатка была засыпана вся слоем в 50 см и более (это потом часть снега будет сдута ветром), а со стороны склона ее подмяла более серьезная снежная масса, - здесь несколько участников были тяжело травмированы. Их придавило не только массой снега через ткань, но и завалившимися лыжными палками, которые использовались в качестве стоек и крепей для оттяжек. Палатка треснула со стороны склона, и в трещину сыпался снег. А когда они вылезли наружу, - палатка была вся под снегом и со снегом внутри. Более чем придавленная, - они вышли из нее, как из могилы!..

Опасность лавин в горных и, особенно лыжных походах, - одна из самых грозных. На ее фоне многие другие факторы риска выглядят «детскими игрушками». Но в лыжных походах есть и другие, не менее грозные опасности, - в первую очередь, опасность переохлаждения. Но о ней сейчас, видимо, никто не подумал…

Расследовавшие дело отмечали (как указано в книге [2]), что участники группы по ряду признаков дальше действовали так, как будто они «были ослеплены». Между тем, ожогов на лице у них не было. Это породило предположения о «взрыве с ослеплением», подтверждение якобы наличия какого-то «пламени», взрыва ракеты, «натриевого шара» и т.п. Мы полагаем, «ослепление» дятловцев было вызвано вполне обычными, понятными причинами: все происходило в темноте и, возможно, на ветру со снегом. А на дальнее расстояние еще мог мешать видеть туман (условия видимости по сводке погоды в тот день были ограничены). Да еще падения в снег залепляли лицо. «Слепота» дятловцев вполне объяснима без дополнительных, надуманных факторов (не подтвержденных, заметим, никакими фактами).

Дятловцы, видимо, были сильно напуганы: оказаться замурованными под толстым слоем снега, - это для них была не «теория», а страшная реальность. Придавленными оказались не только пострадавшие, но и другие участники, не получившие серьезных травм. Почти наверняка они были зажаты в ограниченном объеме палатки и стали задыхаться и от давления снега, и  в ограниченном объеме от недостатка воздуха. Предположение о возможности отравления продуктами дыхания или горения мы рассматривали и отклонили, - тем не менее, странно, почему эта «короткая версия», достаточно правдоподобная и реальная, в книге [2] никак не упомянута. Здесь на «коротком» этапе событий эта «короткая версия» представляется вполне работоспособной, - они были придавлены, стиснуты в ограниченном объеме палатки. Часть палатки у склона просела полностью, а часть еще держалась на внешних опорах и оттяжках.

Примечание. Достаточно хорошее обоснование поведения туристов в сложной ситуации (состояния паники и «граничащее с паникой») описано в книге [4], стр.85-97. То, что элементы панического состояния не присутствовали в действиях группы утверждать нельзя, поскольку травмы участников и ситуация были очень тяжелыми, а  ребята эти не были «людьми без слабостей» или людьми с большим опытом действий в критических ситуациях (например, профессиональными спасателями).

В.Некрасов: «Когда погибаешь в лавине, за мыслью: «Всё! – Кранты!» вдруг возникают другие, весьма странные мысли! Тогда, помнится, подумал: «Шоколад не успел съесть!..»

Е.Буянов: «А у меня, в момент, когда был сбит лавиной на самостраховку, вдруг промелькнуло: «Интересно, сколько раз перевернет на льду и скалах до полного «отруба» сознания?»

Требовалось срочно покинуть палатку. Куда вылезать? Ясно, что не в сторону склона, а со сторон палатки, обращенных наружу, от склона. Чтобы определить, в какую сторону вылезать и где тоньше слой навалившегося снега, сделали несколько надрезов ограниченной длины, - эти надрезы позже были обнаружены на палатке при расследовании (факт подтвержденный!). Через разрезы длиной 32 и 42 см человек вылезти не мог, - они были сделаны для зондирования, чтобы просунуть наружу руку для определения глубины снега и возможного направления выхода. Через третий разрез длиной 89 см человек мог покинуть палатку. Через него первый, видимо, и вылез наружу. Откинул часть снега, разрезал и разорвал боковую стенку палатки, - такие у палатки были повреждения (кроме того, что ее сильно засыпало снегом). Не исключено, что все происходило в обратном порядке или выполнялось параллельно разными людьми, но это не имеет большого значения. Характер надрезов свидетельствует, что они не были сделаны беспорядочно и непродуманно, - туристы постарались покинуть палатку, нанеся ей возможно меньшие повреждения. При этом им предварительно пришлось определить направление выхода из палатки, засыпанной снегом. Не исключено, что надрезы на палатке понадобились и для того, чтобы извлечь придавленных снегом туристов через ткань палатки. Или они были сделаны придавленными туристами, когда они освобождались от гнета навалившегося снега самостоятельно. Автор версии о лавине Аксельрод указывал, что палатка «была придавлена со стороны входа», - поэтому они и не смогли нормально выйти из нее, открыв вход. Вторая часть палатки (со стороны глухого торца) была более глубоко врезана в склон, поэтому снежный поток лавины прошел над ней, сильно ее не подмял, а только засыпал сверху.

После того, как из палатки вылезли и вытащили пострадавших (надо думать, не без значительных усилий), ее оставшийся свободный объем был небольшим, он не вмещал всех, а возможно, что даже вообще не позволял влезть в нее назад, - палатка сильно прогнулась под тяжестью навалившегося снега толщиной в полметра и более. Изнутри она также была частично засыпана снегом. Кроме того, дятловцы уже боялись входить в палатку: опасность быть снова придавленными и получить тяжелые травмы была слишком реальна. Если до аварии они недооценивали опасность лавины, то сейчас, когда авария сошла, они эту опасность стали преувеличивать, стали бояться нового схода лавины. Но за этой опасностью, видимо, недооценили опасности другие…

Возможно, имели место попытки откопать палатку, но на нее ссыпался новый снег, и возникала опасность новой лавины (мог иметь место сход новых масс снега). Психически и физически очень непросто было войти за вещами назад в палатку, придавленную снегом. Выдернуть палатку с вещами из-под навалившейся массы снега по силам было и нереально, и очень опасно было бы таким образом «дергать лавину за хвост»…

На крутом склоне, на снегу и на ветру, с тяжело травмированными товарищами на руках… Что делать? Делать срочно! В такой ситуации трудно не потерять голову! На месте разоренной палатки – снежный «водопад», готовый сорваться новой лавиной (попытки откопать палатку могли были быть тщетны,  если на нее струями ссыпался новый снег). Того и гляди, сойдет новая лавина, - тогда будут новые травмы (осыпавшийся струями снег и потрескивания склона могли служить зловещими предупреждениями)…

Надо учесть еще такой момент: Дятлов точно не знал, каковы травмы у участников группы. Исполняющие обязанности медика группы, - видимо, Колеватов или Зина Колмогорова, не были профессиональными врачами. Что они могли правильно сказать руководителю (да и он сам себе) после осмотра травмированных участников, мы знаем: «… Признаки переломов ребер. У Люси – с двух сторон. У Золотарева – с одной стороны… У Коли  травма черепа… Чувствуется на ощупь!… Травма опасная! Коля без сознания…». Такие выводы не могли не потрясти руководителя. А «неправильно» они могли сказать и нечто «похуже»… В состоянии пострадавших было много неопределенного, как и в положении группы. В условиях такой сложной ситуации человеку даже в нормальном, не подавленном состоянии, очень непросто найти верное решение. А времени для глубокого продумывания ситуации не было.

Руководитель группы в таком положении находится как бы под действием двойного стресса: кроме нависшей над его жизнью опасности, он глубже чувствует опасность над всей группой. Ведь он отвечает «за все» и за всех… Возможно, Игорь Дятлов в такой сложной обстановке просто не смог овладеть ситуацией. В такой ситуации ошибиться очень легко, - такой ситуацией могут овладеть очень немногие…

Среди «версий», изложенных в книге А.Матвеевой, я не встретил еще одной «версии», достаточно очевидной. Ее, точнее, это «достоверное предположение» можно назвать так: «неадекватность поведения». Суть здесь сводится к тому, что под действием стресса и растерянности, травм физических и психологических, под действием тяжелого давления обстоятельств, люди начинают совершать поступки, не слишком «разумные», порывистые, не слишком продуманные, - такие, которые усугубляют тяжесть ситуации. Вот здесь, в очень тяжелой ситуации требовалось правильное, продуманное решение, которое должно было быть найдено группой и, прежде всего, ее руководителем. Скорее всего, в этой ситуации Игорь Дятлов не смог по каким-то причинам принять такое решение. Значительная часть этих «причин» ясно видна: испуг, опасность новой лавины, травмы участников, подмятая палатка. Все в темноте, на ветру (зафиксированная скорость ветра в ближайшем городишке Ивдель: 1-3 м/с, но вблизи перевала, на высоте, ветер практически всегда заметно сильнее! – прим. В.Некрасова). Возможно, были и еще какие-то дополнительные причины (в том числе и психологического плана), которые заставили их отступить.

Возможно, под воздействием какого-то «совета» одного из участников, или коллективного мнения группы, Игорь принимает решение о срочном отступлении группы в зону леса, на расстояние чуть более километра (1,25 км), чтобы спрятаться от ветра и переждать ночь у костра, оказав помощь пострадавшим участникам…

Могла быть подана команда на спуск. Здесь группа могла действовать по команде, а могла действовать и самопроизвольно, если такой команды не было.  Эта команда могла быть вызвана и какими-то дополнительными причинами, каким-то толчком. Например, неадекватным поведением кого-то из участников, - Коля Тибо-Бриньоль или Рустам Слободин, под действием тяжелых черепных травм могли уже совершать просто неосознанные поступки. Например, могли самовольно пойти вниз. Требовать от человека разумных действий в таком состоянии нельзя. Под воздействием внезапно навалившейся беды в группе могло возникнуть состояние «тихой паники». Решение спускаться было принято при том состоянии группы, при котором она покинула палатку, - это видно по конечному результату. Команды на спуск могло и не быть: все могли поддаться порыву скорее покинуть опасную зону, где они только что чуть не погибли под лавиной.

Чисто «технически» и «физически», имея на руках пострадавших им проще всего было идти прямо вниз, на спуск. Возвращаться назад по склону было физически тяжелее (тем более, если на этом пути был участок даже с небольшим подъемом), и по расстоянию до лабаза идти было дальше, по крайней мере, в 2 раза, чем до леса при прямом спуске вниз. Кроме того, возврат вдоль склона представлялся им и более опасным: их могла сбить новая лавина. Отмечен еще один момент: им очень сложно было надевать на снегу в темноте заиндевевшие от мороза ботинки руками, которые сводило от холода…

Существенную роль мог сыграть сильный ветер, - обычно там, на высоте, у седловин перевалов возникают хорошие «трубы» местных ветров (так их называют). При встречном ветре они вряд ли пошли бы на седловину. Ветер погнал их вниз, давя в спину, а потом мешал им вернуться к палатке за вещами.

Не исключено, что решение бежать вниз созрело стихийно, спонтанно. Например, потому, что некоторые участники или пострадавшие просто соскользнули вниз по склону от палатки. А руководитель растерялся и поддался общему настрою. Мороз, ветер и ночь требовали движения, действия. А черневший невдалеке лес представлялся спасительным укрытием от опасности лавины. Той соломинкой, за которую хватаются для спасения!

Примечание-аналогия. Ситуация нам кажется в чем-то сходной с ситуацией на тонущем корабле и описанной в начале романа Д.Лондона «Морской волк»: люди в ужасе стремятся покинуть корабль, увлекающий их в пучину, но, попав в холодную воду, пытаются вернуться назад на корабль… Здесь кораблем была палатка…

Примечание-аналогия 2. В походной практике 1980 года в группе-«четверке» нашей секции (Заалай, Сев. Памир, Буянов) имел место похожий случай: участницу Олю сильно травмировало упавшим камнем. Травмы очень походили на травмы Дубининой и Золотарева: перелом 7 ребер с ушибами, перелом ключицы и лучевой кости предплечья. В результате активных действий группы и оперативного вызова спасателей Олю удалось спасти и вылечить практически до полного восстановления здоровья. Но! Когда Оля лежала в ошской больнице, в соседней палате лежал ее руководитель, Виктор В. Тяжелое психическое потрясение вызвало у него вскрытие язвы желудка, - такие тяжелые травмы участников не могут не вызвать психических травм и заболеваний у руководителя (если, конечно, он не совершенно безответственный тип). В горах Виктор не спасовал, но потрясение от аварии было очень сильным, - у Дятлова, я думаю, оно было ничуть не меньше, а ситуация еще более тяжелой!

Видимо, предполагалось, что после спуска пострадавших часть группы быстро вернется за палаткой и снаряжением, группа починит и установит палатку в зоне леса и вызовет на помощь спасателей. Этот план спасения реализовать не удалось, а решение об отступлении оказалось роковым! Решение не учитывало следующих важных факторов, усугубивших тяжесть аварийной ситуации.

Во-первых, оно не учитывало очень грозную опасность переохлаждения людей. К сожалению, и до сих пор нередки случаи, когда руководители туристских групп мало считаются с коварной опасностью холода (особенно, на большой высоте, при сильном ветре, и при сильном морозе, как в данном случае). И сейчас раз в несколько лет регулярно от переохлаждения погибает туристская группа (достаточно часто на Эльбрусе). Отдельные люди в турпоходах гибнут от переохлаждения практически каждый год. Здесь опасность переохлаждения была очень высокой ввиду того, что участники не имели верхней одежды и обуви, - они были одеты легко. А при спуске по пояс в снегу и падениях легкая одежда не могла не намокнуть изнутри от пота и снаружи – от снега! В легкой, намокшей одежде человек замерзает очень быстро при минус (20-25) (как зафиксировано), да еще на ветру. Ноги и руки индевеют от мороза и отказываются работать. Попытки отогреть руки вызывают сильную боль, - эти попытки обречены, если руки и ноги согреть нечем, если нет толстых рукавиц или тепла костра. Попробуйте немного заморозить руки и отогреть их на холоде, - вы почувствуете, что это за боль!.. Так же, как конечности, от холода начинают отказывать и разум, и психика человека.

Во-вторых, спуститься-то по склону в сторону леса можно было относительно просто, а вот забраться наверх и вернуться к палатке в темноте по снегу толщиной полтора-два метра значительно труднее. Тем более, без лыж и против сильного ветра. В том состоянии группы, похоже, эта попытка была обречена…

В-третьих, замерзание людей на морозе из-за отсутствия верхней одежды и костра резко снижало способность людей к сопротивлению, их возможности выполнять работу. Особенно в условиях темноты и на глубоком снегу. В результате усилия по разведению костра и согреванию тоже были обречены. Вероятно, Дятлов думал, что несколько часов группа продержится, согреваясь движением. Но мороз грубо сломал эти планы…

В четвертых, отсутствие снаряжения, - инструментов для разведения костра (пилы, топора), палатки, печки… резко снижало возможности сопротивления группы. Много ли дров наломаешь руками и срежешь ножом?..

Наконец, «давящим» на них обстоятельством являлось то, что, имея на руках пострадавших, они не смогли взять с собой значительной части снаряжения и продуктов. По крайней мере, трое были тяжело травмированы, - они не только не могли сами что-то нести, их самих надо было нести и сопровождать. Из девяти человек четверо были травмированы, причем один (Тибо-Бриньоль), видимо, был без сознания.

Еще такой момент. Группа имела, вроде, достаточный опыт для совершения такого похода. Но вот для подобной аварии группа, похоже (судя по результату) подготовлена не была. Как следует из протоколов допроса свидетелей, из всей группы только Дятлов имел опыт холодной ночевки (без печки и костра) на высоте вне зоны леса. Участники имели опыт двух-четырех походов, а руководитель дополнительно опыт двух-трех походов руководителем. Опыт, в общем, небольшой: по нынешним требованиям Игорь Дятлов еще «не дотягивал» даже до первого разряда  (требование к перворазрядникам сейчас: 4-5 походов участником и 2-3 похода руководителем с нарастанием сложности). Мог он по опыту и подготовке допустить такую ошибку? Нам кажется, что вполне мог. Мы пишем это не для того, чтобы обвинить его в допущенных ошибках, а чтобы разобраться в причинах. Мы полагаем как раз, что вот по уровню опыта и подготовки его нельзя винить слишком строго: он здесь не мог сделать больше, чем умел, знал и понимал.

Туристов тогда еще не обучали серьезно технике спасательных работ, - в этом, мы подозреваем, подготовка и группы и тактическая подготовка руководителя не были сильными (здесь главное: умение предотвратить критическую ситуацию, избежать ее). Что делает неподготовленный человек, когда попадает в аварию? Прежде всего, впадает в растерянность, он не знает, что делать… Он впадает в оцепенение, либо хватается за первое попавшееся решение. А в поведении группы появляются элементы поведения слабо организованной толпы…

Примечание. Поход по меркам того времени имел «высшую» категорию «трудности», - сейчас термин «трудность» применяют к вершинам, перевалам и препятствиям, а по отношению к походам применяют термин «сложность». Тогда таких категорий было три, позже – пять, а сейчас – шесть. Сам район Северного Урала, где проходил поход, по современным меркам не является очень сложным для лыжного туризма, - здесь заявляют и проводят походы максимум до четвертой категории сложности по действующим нормативам (к примеру, районы Приполярного и Полярного Урала, расположенные севернее, по условиям походов заметно сложнее, - до шестой категории сложности). Так что по нынешним меркам поход группы Дятлова был походом третьей-четвертой категории сложности. Реально не выше «четверки». Их опыт и силы надо оценивать реально. До «мастера» по нынешним меркам Дятлов прошел немногим более половины пути… «Опытными» туристами они были для новичков и людей совершенно неподготовленных. Для «мастеров» их группа по современным представлениям имела средний уровень подготовки (на уровне школ средней туристской подготовки). По требованиям, которые существовали тогда, по трехбалльной шкале трудности походов, руководитель похода, совершая 2 похода в год зимой и летом (с повышением сложности), мог за 3-4 года дойти до «мастера спорта». Но вот тактическая подготовка таких «мастеров-скороспелок» обычно не была очень высокой. Позже спортивные требования были значительно повышены, а до «мастера» можно было дорасти только за срок в 2-3 раза больший (есть разница: пройти все ступени участником и руководителем до руководителя двух «троек», или до руководителя двух значительно более сложных «пятерок»). Конечно, тогда походы были и в чем-то труднее: было мало снаряжения, оно было тяжелым и, в основном, самодельным. Мало было описаний районов, перевалов и других препятствий. Ориентироваться тогда было сложнее, - время тогда было «временем первопроходцев» в большей мере, чем сейчас. Это были времена очень суровой туристской «романтики», когда спортивный туризм в стране делал свои первые шаги (см. ниже). Тогда шло накопление опыта, которым позже воспользовались новые «смены» и поколения туристов (в том числе и мы).

По целому ряду признаков группа эта не была очень сильной и волевой. К примеру, сильная, опытная и волевая спортивная группа не стала бы выходить «относительно рано в 10 часов» (как записал Дятлов в дневнике), - она бы вышла «относительно рано в 6 часов», чтобы максимально использовать светлое время суток. Или еще факт: больше часа двое потратили на сборку печки!.. Насколько же «совершенной» была их печка и насколько «здорово» они умели ее собирать. Группа по всем показателям была «средней». Мы не хотим их как-то в чем-то «принизить» или указать на их «неподготовленность», - нет! Мы лишь указываем на их реальные возможности и их «запасы прочности» для такой ситуации. Нам очень печально сознавать, что для преодоления трудностей они не имели тех средств, включая, конечно, и тактико-технической подготовки, которые имеют современные опытные, хорошо оснащенные группы. Просто такова была особенность походов в то время.

Вообще, конечно, реальную силу группы надо оценивать не только по сложности ее маршрута, но также и по спортивности, техничности стиля ее движения, а также по резервам (запасам) прочности к различным «неожиданностям» походной обстановки. Есть разница: одних ситуация «тянет и затягивает», «подминает», а другие в ответ на ситуацию начинают активно, решительно сами «тянуть» ее в нужную сторону и выходят из сложного положения.

Чего в первую очередь боялся Дятлов, да и все они? Новой лавины. Не НЛО, ни взрыва, ни шаровой молнии. Осознав трагизм своей ошибки в выборе места для палатки, Игорь Дятлов постарался  возможно быстрее вывести группу из опасной зоны. Да и группа это понимала. Это соображение вполне могло быть решающим, т.к. определить опасность в темноте невозможно. «Бежать» от лавины, - это, конечно, глупость (это они понимали, - кстати, такая же глупость, как «бежать от взрыва», если в тебя кто-то специально не целится из пушки). Но вот решение «быстро покинуть лавиноопасную зону» теперь, после схода лавины, представлялось им и реальным, и необходимым. Решение это, наверняка было принято Дятловым в состоянии психологического шока, в состоянии тяжелой душевной аварии. В таком состоянии многие люди не способны действовать вполне адекватно сложившейся ситуации, тем более, такой тяжелой. Положение его обязывало, но вот не совершить катастрофической ошибки он, похоже, не смог. Этот вывод достаточно очевиден по столь тяжелому результату... Дятлов мог поддаться порыву «немедленно спасать пострадавших», - ведь новая лавина могла добить их, беспомощных, в первую очередь, или привести всю группу в такое состояние, что и остальные бы оказались в положении тех, кого надо спасать. Куда, в какую сторону бежали? В первую очередь, в ту сторону, где ближе было выполаживание склона горы, - прямо вниз! Так быстрее, короче и проще, - особенно, с пострадавшими на руках (туристы с переломанными ребрами, возможно, чисто физически могли идти только вниз, а на большее могли быть просто не способны!). При отходе на пологую часть склона опасность лавины уменьшалась.

Примечание. Ясно, что элементы паники могли иметь место. Какие? Исследовани Е.Карантелли (США) показывают (см. [12], стр.293):

- паническое бегство всегда направлено в сторону от опасности, - не делается попыток как-то повлиять на наступление опасности (в данном случае была опасность новой лавины, а также опасность вновь быть заваленными в палатке, если в нее вернуться; и опасность замерзнуть, если остановиться);

- направление бегства при панике не является случайным, - выбор – за знакомой дорогой или той, которой бегут другие (в данном случае могли как-то повлиять условия передвижения, условия видимости или соображения о близости безопасного места);

- по своему характеру паническое бегство асоциально, - самые сильные связи могут быть прерваны: мать может бросить ребенка, мух – жену и т.п.; люди становятся источником опасности друг для друга (в данном случае, они не бросили пострадавших, явно стараясь их спасти);

- человек, охваченной паникой верит, что обстановка крайне опасна, - паническое бегство прекращается, когда человек думает, что находится вне опасной зоны (здесь им не надо было объяснять опасность лавины: большинство с трудом только что вырвались из ее объятий, а тяжелые травмы у трех были налицо; на ровном месте, в лесу, опасности уже не было, и бегство остановилось);

- человек, охваченный паникой, плохо соображает, но его мысли не являются неразумными, - проблема скорее в том, что он не видит альтернативных решений и не видит деталей своего решения, иногда – главных, как в типичном для пожаров случае: прыжке со смертельно большой высоты

Здесь их спуск был «прыжком» в объятия смертельного холода ввиду утраты снаряжения…

Можно добавить, что удержать людей от таких поступков в условиях грозящей опасности может не каждый, это очень непросто. Требуется очень большая воля и решительность: на фронте командир просто расстреливал паникеров. По рассказу знакомого геодезиста (Г.Д.Вишневского) ему однажды в условиях очень опасного лесного пожара удалось удержать людей своей партии и правильными действиями спасти всех только после того, как он вынул наган и пригрозил расстрелять каждого, кто вздумает отделиться от группы или не подчиниться приказу. Да, такие ситуации требуют очень решительных, быстрых и правильных действий со стороны лидера. Так поступает лидер, который знает, что надо делать. А если он не знает, что делать?..

Аварийная ситуация после схода лавины стала очень тяжелой, но не безнадежной. Группе надо было спокойно одеться, одеть и завернуть пострадавших в одеяла, взять основной набор снаряжения, включая палатку, печку и 2-3 пары лыж. И начать планомерный отход к лесу. Желательно, к лабазу, - там были и продукты, и часть снаряжения (правда, к лабазу идти было и тяжело и далеко). Конечно, имея «на руках» троих травмированных, они не могли унести много, и значительную часть груза надо было оставить. Но надо было создать условия, чтобы спокойно вернуться и забрать остаток снаряжения, оборудовав бивак в безопасном месте с топливом для печки. Стойкость группы в верхней одежде значительно возрастала. Достать вещи из заваленной снегом палатки было трудно, но это надо было сделать, во что бы то ни стало. На лыжах можно было быстро вернуться по глубокому снегу за оставленными вещами. Борьба в таком случае предстояла крайне тяжелая, но не безнадежная. Согрев в палатке, накормив пострадавших и оказав им первую помощь до прихода спасателей можно было их спасти, - травмы, по крайней мере, у Дубининой, Золотарева и Слободина, не были смертельны.

Не исключено, что и механизм спуска лавины, и механизм «испуга» группы имели какие-то «дополнительные составляющие», в чем-то, быть может, и взаимосвязанные. Например, при переходе самолета через звуковой барьер возникает ударная волна, - в воздухе она дает внезапный звук взрыва, - это мы в горах слышали. Волна эта могла вызвать сход небольшой лавины. Группа в палатке слышит взрыв, и тут же на палатку сходит лавина... Но вот никаких достоверных фактов о каких-то «дополнительных составляющих» механизмов схода лавины и «испуга» группы пока нет. Есть некие «факты», которые с ситуацией никак не связаны (о них – ниже). Поэтому их нельзя признать «значимыми», - нет для этого никаких реальных оснований (а придумать «всякого» можно очень много: и взрыв, и метеорит, и НЛО, и землетрясение, и ракету, и потерянную самолетом бомбу…).

Примечание. В части механизма запуска лавины версия о небольшом землетрясении или атомном взрыве, произведенном на полигоне на Новой Земле или под Семипалатинском, выглядит вполне приемлемой. Правда, самый мощный взрыв в (50-60) мгТ был произведен 30.10.1960, - ударная волна 3 раза обошла земной шар, -  было, конечно, и сейсмическое сотрясение (не слишком сильное). Менее мощный термоядерный взрыв тоже мог вызвать и волну, и сотрясение. Об этих взрывах и землетрясениях есть статистика, - ее можно проверить по дате 01-02.02.1959 г.

Группа в полном составе пошла вниз, к лесу. Ребята несли пострадавших, - видимо, на руках, подхватив под бедра, а кому-то помогали идти (следов было 8 пар, - видимо, несли Тибо-Бриньоля; местные охотники-манси, хорошие следопыты, достаточно точно определили число идущих). Скорее всего, шли, сменяясь, поскольку нести на себе человека по снегу глубиной более метра очень тяжело даже вниз по склону. После выполаживания склона внизу увеличилась толщина снежного покрова (спасатели указали, что снег местами имел глубину до 2 м), - идти стало еще тяжелее. Но они прошли этот скорбный путь, сильно измотавшись физически и намокнув в снегу. На верхнем участке спуска следы остались, - на склоне их хуже заметает снегом. А на открытом ровном пространстве следы до подхода поисковиков замело (прошло более 3 недель)…

Скорее всего, они пошли прямо вниз с пострадавшими просто потому, что так было физически легче и короче добраться до леса в безопасной от лавин зоне. Ошибка ориентирования в темноте при выборе направления вряд ли имела место, - трудно перепутать направления схода по склону вниз и движение вдоль склона (тем более что какие-то следы их движения от лабаза могли сохраниться). Лабаз был дальше леса, идти до него было тяжелее, а перспектива быстро найти его в темноте, - достаточно призрачной…

Все дальнейшие действия группы были серьезно осложнены темнотой, глубоким снегом, недостатком одежды, обуви и снаряжения: прежде всего, инструментов, палатки, печки и лыж для передвижения по снегу. И, конечно, сильным морозом около минус 25 с ветром. Если бы эти факторы в такой тяжелой совокупности не усложняли действия, группа, наверное, не без потерь, но справилась бы с ситуацией…

В лесу пострадавших спустили в лощину ручья, чтобы лучше защититься от ветра. Начали сооружать для них настил из поломанных стволов. Некоторые участники отдали им свою одежду, - группа травмированных была одета лучше остальных. Некоторые свитера были срезаны, - это говорит о том, что уже тогда, похоже, руки у ребят работали плохо, а одежда заиндевела и не снималась. Ребята сражались мужественно, самоотверженно пытаясь помочь самым слабым, раненым товарищам. Холод давил. Для чего нужен был настил? Да, видимо, для того, чтобы уложить на него тяжело травмированного Колю Тибо-Бриньоля или Люсю Дубинину.

Выбрали место для костра на некотором отдалении и стали разводить костер. Костер в тех условиях было разжечь непросто, - они потратили на него немало усилий (как, впрочем, и на настил). Положение костра может объясняться рядом причин и объяснимых, и каких-то случайных (которые не объяснить): наличием топлива, удобством места, видимостью костра от палатки (сигнальный костер) и видимостью палатки – от костра (палатка для них, конечно, была надеждой на спасение…).

В некоторых статьях указывается, что ветви кедра, около которого был разведен костер, имели следы воздействия огня. На этом основании делается вывод о воздействии взрыва. Вывод этот несостоятелен: взрыв не только бы обжег ветви, но и заметно бы их поломал (и при прямом действии огня взрыва, скорее всего, сломал бы все дерево). Откуда же тогда следы огня на ветвях дерева (если они там действительно были)? Это можно объяснить так: чтобы развести большой костер и согреться они могли отчаянно попытаться поджечь снизу все дерево факелом из горящей хвои (или обрывков одежды). Но промороженный, холодный кедр не загорелся. Зимний лес, как известно, не горит. Конечно, такие действия нельзя назвать слишком «разумными», но здесь надо сделать «скидку» и на их состояние, и на отчаянность ситуации. Других разумных объяснений следов огня на кроне дерева (если они там действительно были), мы не видим.

Переломы ребер Золотарев и Дубинина могли получить и при неудачных падениях с кедра во время попыток обломать его ветви (для костра) или поджечь все дерево. Неудачное падение Золотарева на Дубинину сверху с взаимными травмами ребер могло произойти при «подсадке» на кедр. Такие возможности полностью нельзя исключить, хотя они  представляются не слишком вероятными, - здесь все зависит от совокупности дополнительных фактов, которые надо попробовать найти в материалах дела (отсутствие фактов, - тоже факт). Без подтверждающих фактов это предположение надо отбросить.

Положение погибших участников в ложе ручья тоже надо уточнить. По версии Риммы Печуркиной (данной в ее статье «Тайна горного перевала) четверка участников могла быть засыпана лавиной уже в ложе ручья. Такое предположение о «второй лавине» нельзя не оставить без внимания. Здесь надо уточнить положение участников в ложе ручья. Их снос и снегом и водяным потоком мог произойти и во время аварии и значительно позже. Пока результаты экспертизы указывают на то, что смерть травмированных произошла вследствие травм и действия холода, но на факторы действия удушения под снежной массой прямо не указывают (обычно у человека, умершего под снегом образуется ледяной нарост у рта, - таких признаков у них, похоже, не было, но нельзя исключить и возможность и быстрой смерти от сдавливания без образования наростов, и исчезновение наростов по разным причинам). Мы не отвергаем короткую версию Печуркиной о травмах и завале участников группы лавиной в ложе ручья, - по-нашему, эта «короткая версия» событий в зоне ручья нуждается в уточнении и подкреплении дополнительными фактами (она может усложнить картину событий и потребовать корректировки всей цепочки событий). Не исключено, что некоторые участники могли получить травмы здесь, а не в палатке (это предположение вовсе не обязательно вступает в противоречие с событиями у палатки, - травмы могли быть получены и там, и здесь). Тот факт, что четверо были засыпаны толстым слоем снега «работает» на версию Печуркиной, - он связан с аварией и «по месту» и по характеру воздействия сил. Но вот по времени он пока не связан: они могли быть засыпаны снегом и позже. Настил из палок ведь успели сделать, - это случилось до того, как их засыпало, но вот то, что, кажется, его не успели использовать, - это обстоятельство «работает» на версию Печуркиной. Все же для ее подтверждения нужны и другие дополнительные факты.

Предположение же Печуркиной о том, что Дорошенко и Кривонищенко умерли первыми и потому с них сняли одежду, может быть и неправильным: двое здоровых вряд ли умерли раньше травмированных. Они могли отдать свою одежду травмированным товарищам, а сами рассчитывали согреться у костра.

Первыми, наиболее вероятно, умерли Коля Тибо-Бриньоль или Люся Дубинина, - у них были самые тяжелые травмы.… Авария перешла в катастрофу, - погиб человек! Не исключено, что это случилось уже у палатки, или на спуске… Коле и Люсе, конечно, было тяжелее всех бороться с холодом и болью с самыми тяжелыми травмами. Они не могли не страдать психологически, чувствуя, что стали тяжелым «грузом» боли и заботы для всей группы...

Конечно, факт смерти товарища (товарищей) нанес всем новую, очень тяжелую психологическую травму и снизил потенциал сопротивления. Дятлов испытал новый удар, и понял, что без снаряжения группа быстро погибнет. Вместе с Зиной Колмогоровой он предпринимает отчаянную попытку вернуться к палатке за снаряжением. Пройти назад, быть может, уже ранним утром, по глубокому снегу им удается немного, - сильная усталость и тепловые потери требуют от организма отдыха. Наступает «холодная усталость». Конечности сводит холодом, и они перестают слушаться. Отдыхая, туристы ложатся на снег и засыпают, чтобы уже не проснуться…

Примечание. Не совсем понятно положение Слободина, - он находился дальше всех от костра. То ли он отстал, потерял сознание, и замерз на спуске (что очень возможно, поскольку он тоже имел травму головы). То ли он отделился от группы и успел пройти дальше других до палатки. Ряд предположений связан с тем, что Колмогорова шла ему на помощь. Но ясно, что эти факты – лишь детали трагической развязки событий.

У костра ребята пытаются согреть негнущиеся пальцы и суют их в костер, - потерявшие чувствительность пальцы не чувствуют боль и получают тяжелые ожоги. А может, боль от холода больше боли от ожога… Видимо, здесь они хватались за любую возможность согреться, чтобы потом добежать до палатки за вещами, а потом (с вещами) вниз, до костра. Для этого им нужен был большой костер, но топлива для него не хватало. В отчаянной попытке они, вероятно, пытались даже поджечь кедр. Вернуться же к палатке мог мешать сильный ветер, - на этом факторе сделан сильный акцент в повести Ярового [1].

Костер начинает затухать вместе с усилиями по его поддержанию. Действия группы также становятся затухающими из-за переохлаждения участников. На этом этапе развития событий очень трудно от них ожидать глубоко продуманных действий. Тяжелое поражение холодом вызывает и помрачение рассудка (по крайней мере, очень хорошо построить свои действия человек уже не в состоянии, - так же, как не в состоянии владеть замерзшими конечностями)… Недостаток сил вызывает апатию, движения замедляются. Они ложатся на снег, засыпают и умирают от холода один за другим… Авария холода!..

Примечание. Подобные аварии происходили не раз и не два. Из-за высоты и холода погибла группа альпинистов на пике Победы в 1955 году, женская команда альпинисток на пике Ленина в 1974 году, группа туристов Левина в 1990 году на Эльбрусе, группа туристов из Ульяновска в 2005 г, - тоже на Эльбрусе… Этот список длинный и продолжает пополняться и одиночками, замерзшими от холода, и целыми группами… Такие аварии случаются преимущественно в горных, лыжных походах, и при альпинистских восхождениях. Итоговая картина таких аварий «знакома до боли» даже в деталях: кто-то одет в двойную одежду, кто-то раздет до белья, кто-то в одном ботинке Ледяные наросты у лица, если человек еще дышал под снегом или в снег. И в конце трагической развязки, - беспорядочные, плохо продуманные действия людей, пораженных холодом и отчаянием…

Системы терморегулирования и защиты от холода у человека, – не как у животных севера. Они у нас, как у тропически животных, - по этим показателям мы куда ближе к обезьяне, чем к белому медведю. Человек не может очень долго сопротивляться холоду без теплой сухой одежды, теплой пищи и источников тепла. Тепловые резервы и резервы теплозащиты у нас очень ограничены.

Примечание. В обычном состоянии человек очень «притупленно» чувствует опасность холода. Но вот когда он начинает замерзать на сильном морозе, когда начинают отказывать руки и ноги, - тогда чувство опасности резко обостряется. Но бывает, что это происходит слишком поздно…

Такова леденящая картина трагедии («длинная версия»), полученная в результате объединения (синтеза) «коротких версий» ее «временных» и «силовых» этапов. Под «силой» подразумеваются главные физические факторы воздействия, например: лавина, холод. Ее, конечно, можно еще дополнить и уточнить, привлекая дополнительные факты.

Теперь – возможные атаки на «длинную» версию событий. Их надо объяснить и «состыковать» с этой основной версией. Факты надо «поставить на свое место».

Наиболее таинственный и внешне ничем не связанный с аварией факт наличия повышенной радиоактивности («радиоактивной пыли») на отдельных фрагментах одежды Дубининой (на тряпке-обрывке брюк Кривошеина) и на свитере Золотарева (наличие загрязнения источником бета-частиц, поток быстрых электронов), возможно, из-за наличия изотопа калия-40. При промывке водой источник радиации смывался, - отсюда вывод и о наличии «пыли» и о том, что радиация могла быть много сильнее, если бы предметы одежды долго не промывались ручьем…

Примечание. Радиоактивное загрязнение, по данным экспертизы, является «сильным» только в предположении, что источник промывался водой. Без этого предположения источник имел всего лишь примерно двух-трехкратное превышение фона радиоактивности над естественным, - т.е., вообще говоря, заражение не было «сильным» («сильное» заражение наблюдается при превышениях нормального уровня в десятки-сотни раз). При промывке же чистой водой уровень радиоактивности падал до нормального  (и даже ниже). Сам факт «длительной промывки» - очень сомнительный. Участки одежды могли и не промываться водой (все зависит от того, как они лежали в ручье, а может, они вообще не попали в воду).

Факт наличия радиоактивности, скажем, очень «подозрительный» не только своей «неожиданностью», но и «слабый» ввиду отсутствия какой-либо связи с основными причинами аварии (связи с ними по времени, пространству и по силовому воздействию: туристы погибли не от радиации). Факт породил много предположений о «взрыве», о «натриевых ракетах» и т.п. (см. статью об опровержении версий). Вначале мы тоже не могли найти ему объяснений, но потом  возникло одно предположение, затем второе, третье... По крайней мере, два из них в какой-то мере, быть может, можно проверить. Общее предположение: источник радиоактивности мог быть «подхвачен» где-то по пути (или даже где-то в городе). Первое предположение: при движении по маршруту туристы посещали геологический отвал и копались в породе. А не имела ли порода повышенную радиоактивность? В те времена геологи об этом не стали бы «трепать языками»… Второе предположение: а не имел ли ил или вода ручья, из которого вытащили тела погибших, повышенную радиоактивность. Может, как раз радиация возникла из-за заиливания одежды. А когда ее промыли чистой водой, уровень радиации заметно упал из-за смыва частиц ила. В данном случае как раз исключается возможность некоей «повышенной радиации»: как раз наблюдаемая радиация являлась «повышенной» из-за концентрации ила локального (местного) аномального источника слабой радиации. Наконец, третье предположение: погибших везли на военном вертолете. А не имела ли кабина вертолета или упаковочные мешки какого-то изотопного загрязнения? Скажут: их везли упакованными в мешки (или брезент)! Ответим: «Сами мешки (брезент) могли быть загрязнены. Для чего их до того использовали?..» Например, достаточно предположить, что этот брезент контактировал с калийными удобрениями, чтобы установить, откуда мог появиться изотоп калия-40 (присутствие которого заподозрила экспертиза и который в определенной пропорции, зависящей от  источника происхождения калийной соли, присутствует во всех соединениях калия). Часть бывших студентов и сотрудников УПИ не исключают возможность того, что и Дубинина и Кривонищенко при работе в институте могли контактировать со слабыми источниками радиации. То, что Кривонищенко работал в Челябинске-65 достаточно определенно указывает на то, почему обрывок его брюк (которым была обмотана нога Дубининой, и на котором обнаружили радиацию)  мог иметь радиоактивное загрязнение. Все эти возможности  нельзя исключить. Самое «слабое» место факта наличия радиоактивности в том, что этот факт пока никак не связан с причинами аварии, он с самой аварией никак не связан ни по месту, ни по времени, ни по «силе» воздействия. Предположений насчет радиации здесь можно придумать много, но и возражений – ничуть не меньше. Всерьез воспринимать этот факт, как существенно связанный с причинами аварии без появления других фактов, прямо на это указывающих, неправомерно! На слабых фактах нельзя построить «сильную» рабочую версию! Геологический отвал и ручей можно проверить на радиоактивность (до вертолета и мешков (брезента), видимо, уже не добраться).

Второй «подозрительный» факт: эбонитовые ножны, найденные у палатки. Откуда они появились? Никто из свидетелей, в том числе, Юдин, их не опознал. На основе этого факта пытаются доказать, что на месте аварии присутствовали другие люди. Отсюда возникают «версии» об «убийстве», «зачистке», «имитации» несчастного случая (подтасовке улик, намеренной дезинформации со стороны преступников)  и т.п. Но нам этот «факт» тоже представлялся очень «слабым». Какие-то вещи свидетели могли не запомнить и не увидеть. Конечно, нож – обиходный, заметный предмет, но вот ножны, - они могли почти все время хранится в рюкзаке, вдали от глаз. Их могли найти по дороге, подарить нож геологи, ухаживая за девушками и т.п. Так мы вначале объяснили наличие ножен, но ошиблись. Предположение о посторонней принадлежности ножен «рухнуло»: оказалось, что ножны подошли к ножу Саши Колеватова, - их вместе с ножом подарили на память его сестре Римме Сергеевне (по данным статьи [7] Риммы Печуркиной).

Другие два «факта» уже совсем слабы: найденная на помосте «портянка» из шинельного сукна, да след ботинка, который кто-то из спасателей вроде бы «видел» среди следов на склоне. Но за три недели след ботинка должно было замести снегом, и то, что видел спасатель, наверно, оставил там другой спасатель. Или след валенка, заметенный снегом, был принят за след ботинка (один валенок на погибших ведь был). Простая ошибка. «Портянку» же могли не запомнить, - это не обиходный предмет. Эту тряпку кто-то из ребят мог использовать для протирки ботинок, в качестве прихватки или трута для разжигания костра (здесь можно многое что придумать: шарф, пояс, рукав для фотоаппарата…). При разжигании костра какие-то вещи порвали и сожгли, - обрывок мог остаться. Отмечено, что Юдин четко идентифицировал многие вещи и их принадлежность другим участникам. Но принадлежность части вещей он указать не смог, - в том числе здесь было и немало предметов одежды. Каждую тряпку не запомнишь! Не надо из одного волоска делать «черную кошку» (вообще о «черных кошках» расследования – см. статью по методологии)…

Потемнения кожи, отмеченные на погибших, вполне объяснимы, - на коже умерших выступают пятна. Кроме того, они длительно лежали в снегу в замерзшем состоянии и в воде, - внутри произошла сложная кристаллизация, некроз тканей, а потом неоднородное оттаивание… Смерть не украшает человека…

Наконец, самый зловещий факт: почему у Люси Дубининой отсутствовал язык? Уточним: не только язык, но и вся диафрагма ротовой полости (а подъязычный хрящ имел повышенную подвижность). Этот факт тоже можно объяснить. Люсю нашли в ручье, в мае (в феврале нашли только пятерых погибших от холода). К этому времени ручей оттаял, несмотря на то, что над ним был толстый слой снега (4 м). В ручье ожили местные обитатели, - водяные жучки, личинки, черви и, быть может, и рачки, и тритоны. А также более мелкая живность, - микроорганизмы. Мягкие ткани диафрагмы ротовой полости и хрящи стали разлагаться в первую очередь, и они были съедены мелкими обитателями ручья. Язык либо выпал и был унесен течением, либо тоже был съеден мелкой живностью: насытившись, мелкий обитатель приводит за собой кормиться целую тучу своих сородичей. А более стойкий наружный кожный покров еще не разрушился. А подъязычный хрящ размок и тоже стал разлагаться. Данное объяснение можно проверить, поставив эксперимент, поместив в ручей (тот самый ручей, или похожий) фрагмент ткани ротовой диафрагмы, например, свиньи, - и проследить, за какой срок обитатели ручья ее съедят. Это в случае, если Люся лежала головой в воде. А если не лежала головой в воде, язык могли съесть грызуны (мыши, ласки). Они по норам и по проталинам под снегом запросто бегают. Все объяснимо без мистики, фантастики и жутких криминальных преступлений (может быть, причина отсутствия языка и другая, но достаточно бесспорно, что этот факт является «слабым» и напрямую не связан с причинами аварии и причинами смерти Людмилы). Кого-то это, может, «сильно разочарует»? Пускай, - серьезное расследование не для дешевых сенсаций. Истина дороже!

Такова «наша» версия. Кто ее автор, - чуть ниже. Она «длинная» версия, - синтез «коротких версий» главных событий: критическая ситуация с неправильной установки палатки на склоне – лавина ограниченной мощности, накрывшая палатку снегом с травмированием участников – роковое решение Дятлова о спуске группы в лес – спуск группы по глубокому снегу с намоканием одежды, в темноте – борьба группы с холодом, помощью раненым и попытками вернуться к палатке, с нарастанием физической и «холодовой» усталости – роковая развязка… Эта версия не оставляет «необъяснимых фактов», хотя, конечно, ряд фактов и связей можно и уточнить (в каком направлении и какие факты – в тексте указано).

Данная версия – не просто «версия Евгения Буянова и Валентина Некрасова». Она возникла на основе работы многих людей, собиравших факты: поисковиков-спасателей, судебного медицинского эксперта (патологоанатома), следователей и туристов, родителей и товарищей погибших. Но выдающуюся роль следует, по нашему мнению следует  отдать следующим людям:

    Яровой Юрий Евгеньевич, - это он написал книгу [1], наш номер «первый».

    Возрожденный Борис Алексеевич -  судебно-медицинский эксперт, наш номер «второй», - по результатам экспертизы была построена в общем правильная, но неполная «официальная» версия гибели группы Дятлова от переохлаждения (замерзания), а результаты экспертизы послужили основой для поиска причин аварии в нужном направлении; мы не видим никаких причин для подозрений врача-эксперта в каких-то махинациях с «подтасовкой фактов», в формулировке выводов под чьим-то «давлением» или в «неквалифицированных действиях». Все это ничем не подтвержденные домыслы, все это – необоснованные, ложные обвинения;

    Аксельрод Моисей Абрамович, - наш номер «третий» - он автор наиболее достоверной версии о «лавине», которую можно рассматривать, как исходную «короткую» версию данной, уточненной версии аварии; мы никак не отрицаем его приоритет, авторство версии о лавине, - мы пришли к тем же выводам самостоятельно несколько позже (зная его выводы); то, что разные опытные туристы приходят к одинаковым выводам, является дополнительным свидетельством того, что выводы эти правильны;

    Матвеева Анна, наш номер «четвертый», - автора книги [2].

Сюда можно причислить и Игоря Попова (его статья была прочитана нами после того, как наша версия сложилась, - его выводы ее подкрепляют). Только благодаря этим людям мы, прочитав и продумав упомянутые книги, смогли представить картину событий. Изначально один из нас (Буянов) не «заневоливал» сознание второго (Некрасова) своей «версией», предложив только изучить материалы и сделать собственные выводы. Хотелось убедиться в том, что такой опытный мастер, лыжных походов, как Некрасов, придет примерно к тем же выводам или, по крайней мере, не сможет их опровергнуть. Это был своего рода наш «следственный эксперимент», который перерос в упорную борьбу двух мнений с целью уточнения событий. Каждый выдвигал свои аргументы и контраргументы.

Совместно мы проанализировали и уточнили «длинную» версию событий. Ее мы условно назвали «длинной версией», подразумевая и условное авторство указанных нами авторов, и не исключая возможности увеличения этого списка или самоотвода в случае необходимости (по мнению ее участников; правда, двоих, - Ярового и Аксельрода уже нет в живых).

Конечно, мы видим отдельные не столько «слабые», сколько «нечеткие» места данной версии, которые, быть может, удастся уточнить или подкорректировать. Наиболее неопределенным моментом являются, конечно, причины столь поспешного, рокового отступления группы от палатки. Многие эти причины видны, - они даны в изложении. Но полную картину построить в мельчайших деталях мешает дефицит информации, поскольку все свидетели погибли. Можно, конечно, поискать еще дополнительные факты, подтверждающие сход  небольшой лавины (такие факты могут еще найтись).

Мы готовы и защищать и уточнять эту версию, и приглашаем к этому других. Версия открыта для ударов, - возможные возражения помогут уточнить мелкие детали. Опровергнуть эту версия можно только с высоты какого-то качественно нового уровня понимания событий. Для этого нужны и какие-то качественно новые факты (а где их взять, - вот вопрос?).

История расследования этой ситуации сама по себе поучительна и интересна. Посмотрите, каков непрямой и длинный путь расследования: Ю.Яровой написал книгу, содержание которой «запало в душу» одного из нас через 12 лет после выхода книги. Второй толчок, - выход книги А.Матвеевой с изложением главных фактов и обобщением «версий» аварии спустя 17 лет в нем откликнется уже нашей совместной атакой на загадку этой аварии…

При этом каждый из авторов «длинной версии» вложил в нее свою «выдающуюся роль», свой уникальный вклад, необходимый для понимания и подтверждения процесса аварии.

К изложенным выше тезисам мы считаем необходимым добавить вот что. Вся организация туризма тогда, в 1959 году была другой, и объективно имела немало слабостей (и сейчас их много, но они уже другие). Например, контрольно-спасательной службы (КСС) и маршрутно-квалификационных комиссий (МКК) в нынешнем виде просто еще не существовало (МКК начали формироваться в 1962 году, а КСС – после постановлений секретариата ВЦСПС и Центрального Совета по туризму и экскурсиям (ЦСТиЭ) в октябре-ноябре 1972 года). Не существовало серьезной системы подготовки инструкторских кадров и руководителей туристских походов. Общественное движение организованного самодеятельного (спортивного) организованного туризма набрало силу, а вот власть всерьез им заниматься не хотела. Опыта, литературы, умелых кадров туризма было мало. Спортивный туризм проходил детскую стадию становления. В результате резко пошла вверх аварийность походов. В 1959 году количество погибших туристов, превысило 50 человек, а в 1960 году превысило 100 человек за год. Произошел скачок аварийности, - погибали молодые люди, едва перешагнувшие порог совершеннолетия. Хоронить детей, - живая боль!.. Тогда власть решила вообще «закрыть» это явление политически, директивным порядком, постановлением от 17.03.1961 г. Самодеятельные (спортивные, организованные) походы были запрещены, - фактически походы эти таким образом перевели в разряд «диких», неорганизованных. Результат запрещения очень трагичен: 1961 год дал более 200 погибших. Аварийность «скакнула» еще в 2 раза, поскольку все, ранее организованные группы, пошли в походы «сами по себе», «диким» образом, без контроля, дисциплины, правил и ограничений… Попавшие в аварии группы все равно пришлось спасать, но делать это стало куда труднее: где их искать, если маршрут неизвестен!  Кого искать, если состав неизвестен? Когда искать, если сроки неизвестны?.. Вот тогда власти стала понятна простая, в общем, истина: когда общественное движение вырастает, перерастает действующие организационные формы, эти формы надо срочно менять, реформировать. А вот запретить движение нельзя, - такие попытки обречены на неудачу. Неуправляемое общественное движение, - это опасная стихия!..

Пришлось изменить многое: запреты, нормативы, руководящие организации, создать систему подготовки кадров, систему оформления документации походов и отслеживания движения групп, создать ЦСТ и Э и местные советы по туризму и экскурсиям и систему туристских клубов, МКК и (позже) КСС, создать системы подготовки кадров, ввести новую спортивную классификацию. Постановлением ВЦСПС от 20.07.1962 г. спортивный туризм и его структуры организационно были переданы в ведение ВЦСПС (в ведение профсоюзов), а неэффективно работавшие советы по туризму спортивных обществ были упразднены. Были изменены сами принципы работы управлений по туристско-экскурсионной работе разного уровня, которые были преобразованы в соответствующие советы по туризму и экскурсиям. В результате, кризис спортивного туризма был преодолен, а вся система спортивного туризма была улучшена и получила возможность развития на новом этапе. Кстати, настоящий кризис туризма чем-то похож на тот, прошлый, но он пока ограничен из-за падения массовости спортивного туризма по разным причинам. О кризисах развития в советское время писать не очень-то разрешалось (и не очень любили), потому сейчас о них многие просто не знают.

Авария группы Дятлова была характерна для «преддверия» кризиса самодеятельного (спортивного) туризма. У нее были и более глубокие причины, чем отдельные ошибки группы и руководителя, - это видно с высоты прошедших лет. Тактические и технические ошибки же этой аварии теперь хорошо видны. Авария эта явилась следствием и допущенных ошибок, и трагического стечения обстоятельств. Чего было больше, - так ли это важно? Важно сделать правильные выводы…

Вскрытие причин таких аварий для нас, опытных туристов, не прихоть. Оно помогает методически избежать таких аварий в будущем, - но только при наличии культуры походов, при наличии технического и тактического умения, организации и дисциплины! Подобные аварии являются суровым предупреждением и для нарушителей дисциплины, и для тех, кто не считается с реальными условиями стихии, кто ставит группы на грань критической ситуации. По этой аварии мы можем конкретно сказать: «Вот что может произойти с группой, если она неправильно поставит палатку, если она в своих действиях недооценит опасности лавины, переохлаждения, опасности потери одежды, снаряжения, продуктов, если она примет  недальновидное решение в реальных условиях опасности холода, намокания и потери снаряжения». «Нет»,- говорят нам, - «Мы так не поступим…» И… поступают именно так (совсем недавно на памяти случай гибели девушки на Эльбрусе, несмотря на то, что руководителя предупреждали, какая требуется осторожность на этой вершине…).

Очень жалко ребят… Они стремились в жизни к большим высотам, - в учебе, в работе, в спорте… Они бы этих высот достигли, если бы трагический случай не оборвал их путь. Тогда они были старше нас. Сейчас мы старше их… Ошибки допущены были. Но по-человечески, конечно, никак не было за ними таких ошибок, за которые их можно бы было наказать так жестоко. Тем более, не было с их стороны каких-то «злонамеренных» действий. Но у стихии свои, звериные повадки. Потому мы по человечески предлагаем считать эту аварию трагическим несчастным случаем. И уроком для всех нас…

 Раскрытие тайны этой аварии имеет глубокий человечный смысл, - оно делает их жертву не напрасной! А их память незабвенной!

 В память о группе Дятлова можно сформулировать «техническое назидание дятловцев» для туристов примерно такого содержания:

«ППП: Правильно поставь палатку!»

Палатку не ставь под возможный удар лавины, под удар дерева (которое может упасть), под удар камнепада (под скалы и осыпные выносы).

Палатку поставь в защищенном от ветра месте (не ставь под ветер!), поставь крепко (надежно закрепив тяги), по штормовому (с заглублением в снег и защитой ее снежной стенкой).

Палатку поставь вблизи топлива и воды (дрова рядом - дополнительная гарантия безопасности на случай мороза и метели)…

В случае разрушения или утраты палатки будь готов и умей построить другое жилище, защищающее от ветра и холода: снежную хижину (иглу), шалаш или чум из связанных жердей, покрытых лапником и снежными кирпичами.

Не теряй одежду, обувь и снаряжение, - это очень опасно!

(потеря снаряжения - это потеря защиты, утрата возможной среды обитания человека)

Берегись и защищайся от страшной опасности холода!

Ветер и высота существенно увеличивают опасность холода!

(тепловые резервы и резервы защиты от холода у человека очень ограничены)

Даже в самый критический момент надо стараться увидеть не только непосредственную опасность, но и другие! Даже в критический момент руководитель группы должен видеть последствия своего решения!

 Все это, в общем, хорошо известно опытным туристам, только эти истины можно подкрепить, как суровым предупреждением, ссылкой на аварию группы Дятлова.

Мы не берем на себя смелость считать тайну этой аварии раскрытой до конца. Конечно, еще многое можно уточнить, кое-какие неясности в ситуации той трагедийной ночи 1-2 февраля 1959 года есть, но в целом процесс катастрофы уже просматривается в деталях. Отдельные факты могут быть уточнены, - выше указано, в чем и как это можно сделать. Существующая «официальная версия» не является «неправильной», она является неполной, она не восстанавливает полную картину аварии и не позволяет сделать исчерпывающие выводы о причинах трагедии для предотвращения подобных событий в будущем. Она дает поводы для возникновения всяких необоснованных домыслов, слухов и фантазий. Поскольку событие получило значительный общественный резонанс, официальная версия данной аварии должна быть уточнена.

Нам не было доступно официальное «дело» о расследовании этой аварии. По материалам «дела» наверняка можно найти еще какие-то дополнительные факты, уточняющие эту версию. Мы в основном руководствовались документальными материалами, изложенными в книге А.Матвеевой [2], а также статьями на сайтах в Интернете. Версия изложена в том состоянии, в котором она сформировалась к 01.02.06 г, --к 47-летию аварии.

Другой сколько-нибудь «работоспособной», обоснованной версии событий данной аварии мы пока не видим. Все остальные предположения не обоснованы фактами и достаточно несерьезны (в следующих двух статьях мы даем объяснения, почему это так)…

У нас в Санкт-Петербурге также были случаи с гибелью целых групп, в том числе и при невыясненных обстоятельствах. Например, в 1989 году на Памире пропала группа Петра Клочкова из 6 человек. До сих пор их найти не удалось, хотя и удалось установить, что авария произошла на технически сложном участке подъема перевала Хадырша (случай описан в статье Е.Буянова «Тайна исчезновения группы Клочкова», сайт mountain.ru, раздел «Люди и горы»).

В нас не может не вызывать чувства глубокого уважения та общественная реакция, которая возникла в Свердловске и Уральском политехническом институте (ныне УГТУ), как ответ на трагедию своих земляков-туристов в течение стольких лет. Мы не сомневаемся, что сила этой общественной реакции в ближайшем будущем позволит раскрыть все тайны этой аварии в мельчайших деталях. Для этого мы вносим и свой посильный вклад…

Отдельные, наиболее неопределенные моменты мы поясняем в статье подробно и повторяем отдельные утверждения для расстановки акцентов.

Комментарий к книге А.Матвеевой по другим «версиям» аварии и действиям властей даны в отдельной статье «Версии гибели группы Дятлова и действия властей». В отдельной статье «Методические рекомендации по расследованию аварий с туристскими группами» даются рекомендации по расследованию аварий с туристскими группами. Эта статья позволяет построить расследование на правильных принципах и позволяет избавиться от целого ряда «химер», очень мешающих расследованию.

Приводится также краткое содержание (синопсис) повести Юрия Ярового «Высшей категории трудности». Нами проводится работа по опубликованию ее полного текста в Интернете на сайте  www.alpklubspb.ru (ввиду гибели автора и в память о нем).

В библиографии даем некоторый свод наиболее известных книг по лавинной опасности (в них найдете ссылки и на другие).

Посмотрим, что нам осталось сделать по этому вопросу? Проломить стену или собрать осколки?..

 Библиография (включая небольшую сводку книг по лавинам).

  1. Ю. Яровой. «Высшей категории трудности». «Уральское книжное издательство», Свердловск, 1966.

  2. А. Матвеева. «Перевал Дятлова» Издательство «АСТ», Кызыл, «Транзиткнига», Москва, 2004 г., журнал «Урал», 2000, № 12.

  3. П.И.Лукоянов. «Зимние туристские походы», Москва, «Физкультура и Спорт», 1979.

  4. Штюрмер Ю.А. Опасности в туризме, действительные и мнимые. Москва, «Физкультура и Спорт», 1983.

  5. Шибаев С. Загадка «Горы мертвецов», журнал «ЭКС» № 39, 2005.

  6. Попов И. Это была лавина

  7. Печуркина Э. Тайна горного перевала.

  8. К.С.Лосев По следам лавин. Ленинград, «Гидрометеоиздат», 1989.

  9. Л.А.Канаев. Белые молнии гор. Ленинград, «Гидрометеоиздат», 1989.

  10. Отуотер.М.Охотники за лавинами.М, Мир, 1980.В.Фляйг. Внимание, лавины! Москва, «Иностранная литература», 1960.

  11. Фляйг. Внимание, лавины! Москва, «Иностранная литература», 1960.

  12. Гостюшин А.В. «Человек в экстремальной ситуации», М., Армада-пресс, 2001.

  13. Буянов Е.В. «Истребители аварий. Роман лавин Тянь-шаня». (При написании произведения  автор, так или иначе, находился «под влиянием» повести Ю.Ярового [1]).

 Мастер спорта СССР по туризму                        Е.Буянов, инженер-физик.

Мастер спорта СССР по туризму                        В.Некрасов, инженер-механик.

 Отзывы присылать по адресу: evgeniy_buyanov@mail.ru

   

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.