Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

Экстремальный портал VVV.RU

 Питерский каталог сайтов


ИССЛЕДОВАНИЯ ГЕОЛОГОВ ПЕТЕРБУРГА НА ПАМИРЕ

Никита Георгиевич Власов
геолог

 Первый этап геологических исследований Памира приходится на 1877-1916 гг. В это время петербургские геологи стали первыми, приступившими к изучению его геологического строения и полезных ископаемых. Они выполнили отдельные маршрутные пересечения и небольшие практические работы, давшие общее представление о геологии Памира и некоторых его месторождениях.

Второй этап длился с 1927 по 1941 гг. Проводились обширные работы, завершившиеся созданием первой геологической карты Памира мелкого масштаба, сбором достаточно подробных сведений о составе и возрасте слагающих его пород, о характере его геологических структур и имеющихся полезных ископаемых. Ленинградцы были основными исполнителями этих работ.

Третий этап геологического изучения Памира охватывает время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и послевоенного восстановления – примерно до 1953 г. Ленинградские геологи принимали участие в исследованиях, связанных, главным образом, с поисками и добычей полезных ископаемых, необходимых промышленности, снабжавшей армию.

Четвертый этап пришелся на 1954-1973 гг., когда на Памире, как и во всем Советском Союзе, значительно увеличились объемы геологических работ. Повсеместно создавались комплекты листов Государственной геологической карты среднего масштаба (1:200.000), включавшие и карты полезных ископаемых. Широко велись поиски месторождений, выполнялись различные другие геологические исследования. Ленинградцы были научными руководителями многих работ и редакторами карт, осуществляли самостоятельные исследования.

В пятый этап, охватывающий 1974-90-ые годы, на Памире производились работы с целью углубления знаний по отдельным проблемам геологического строения и полезных ископаемых, составлялись детальные геологические карты отдельных районов, разведывались месторождения. Ленинградские геологи участвовали в этих работах и, параллельно, создавали капитальные сводки, обобщавшие материалы по геологии и полезным ископаемым Памира в виде комплектов листов Государственной геологической карты СССР масштаба 1: 1.000.000 (новая серия) и др.

С развалом нашей страны и последующими событиями геологические исследования на Памире, как и участие в них ленинградцев, ставших петербуржцами, практически прекратились.

Первый этап (1877-1916 гг.)

Первым геологом, посетившим Памир (самую северную ее часть), был известный петербургский исследователь Средней Азии Иван Васильевич Мушкетов. 

В 1877 г. он поднялся на западе Заалайского хребта на пер. Терс-Агар, а на востоке этого хребта прошел через пер. Кызыл-Арт до оз. Кара-Куль. Впервые выяснилось, что один из высочайших хребтов Памира с вершиной 7134 м над уровнем моря (называвшейся тогда пиком Кауфмана, а позже пиком Ленина) сложен геологически относительно молодыми – мезозойскими и кайнозойскими – отложениями, значительная часть которых образовалась в море. После своего формирования пласты были смяты в складки и подняты вверх на 7 с лишним километров! Южнее И.В. Мушкетов обнаружил породы морского и глубинного магматического происхождения, которые посчитал весьма древними. Им было установлено, что наблюдаемые породы протягиваются, как и сам Заалайский хребет, в широтном, с запада на восток, направлении.

И.В.Мушкетов закончил в 1872 г. Петербургский горный институт, в 1877 году стал его профессором, в 1897 г. – заведующим его кафедрой. В 1882-1897 гг. был также старшим геологом Геологического комитета России, созданного в 1882 г. и находившегося в Петербурге. И.В.Мушкетов в течение 1874-1880 гг. исследовал геологическое строение Средней Азии (как говорили тогда, Туркестана), стал широко известным его знатоком, опубликовал многочисленные работы, среди которых назовем капитальную монографию «Туркестан», изданную в 1906 г. и переизданную в 1915 г. В 1881 г. им вместе с профессором Г.Д.Романовским была составлена первая Геологическая карта Туркестанского края масштаба 1: 1.260.000 (30 верст в дюйме), опубликованная в 1884 г. Геологическое строение Памира на ней изображено только для северной его части. Характерно, что на этой карте реки и горы Памира обозначены часто не там, где действительно находятся (вероятно, со слов местных жителей).

Следующие геологические сведения, касающиеся Памира, были получены ботаником С.Смирновым и геологом А.П.Карпинским. В 1881 г. Смирнов нашел в Дарвазе на берегу Пянджа ниже Калай-Хумба обломок породы с остатками раковин животных. А.П.Карпинский, бывший тогда сотрудником Геологического комитета, впоследствии ставший его директором, а затем президентом АН СССР, установил, что это раковины морских животных гониатитов, весьма похожие на раковины каменноугольно-пермских гониатитов Урала и похожие, но в меньшей степени, на гониатиты из хр. Соляной Кряж Северной Индии. Выводы свои А.П.Карпинский опубликовал в 1883 г. в Трудах Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. Выяснилось, что далеко отстоящие друг от друга Урал, Дарваз (Северный Памир) и Северная Индия в геологическом отношении сходны.

Первым геологом, исследовавшим значительную часть Памира, был Дмитрий Львович Иванов (Фото-2). В 1883 г. он вместе с астрономом капитаном Путятой и топографом Н.А. Бендерским, выйдя из г. Ош, пересек Памир от пер. Кызыл-Арт на севере до оз. Чакмактын-Куль и р. Вахджир на юге (последние расположены на территории современного Афганистана). Восточнее в пределах современного Китая были осмотрены долины рек Кара-Арт, Маркан-су и Гез, а также склоны горного массива Музтаг-Ата. Во время путешествия Д.Л.Иванов посетил верховья р. Ак-су, пересек Южно-Аличурский хребет, был в верховьях Шах-Дары и Гунта. Прошел реки Аличур, Восточный Пшарт, Западный Пшарт, спустился по р. Мургаб до кишлака Сарез. Затем по долинам рек Кокуй-Бель, Баляндкиик и Каинды вышел к селению Алтын-Мазар, оттуда через пер. Терс-Агар в Алайскую долину к Дараут-Кургану. Затем Д.Л.Иванов через Гарм и пер. Камчирак достиг долины р. Оби-Хингоу; через пер. Хобу-Рабат спустился к Калай-Хумбу. Тем же путем через Гарм и Дараут-Курган вернулся в Фергану.

Участники этой экспедиции составили первую более или менее достоверную географическую карту центральной части Памира, на которой показали истинное расположение ряда рек и хребтов; определили абсолютную высоту (высоту над уровнем моря) трехсот пунктов. Результаты удалось согласовать с данными английских исследователей, работавших на более южных территориях.

Д.Л. Иванов опубликовал лишь несколько небольших статей с изложением самых важных результатов наблюдений в Известиях Императорского Русского Географического Общества и в Записках Минералогического общества за 1883-1886 гг. Подробные его дневники и рисунки (он хорошо рисовал) хранятся в Петербурге в Российской национальной библиотеке. Д.Л.Иванов впервые наметил главную особенность геологического строения Памира – дугообразный изгиб полос, обращенных выпуклостью к северу, каждая из которых содержит определенные по составу и возрасту породы. Преобладающим направлением протяженности пород (их простиранием, как говорят геологи) является близкое к широтному. На западе Памира оно становится юго-западным, а на востоке юго-восточным. По Д.Л. Иванову, в южной половине Памира преобладают относительно древние образования (гнейсы, кристаллические сланцы, граниты), в северной – более молодые, палеозойские, осадочные породы лишь местами заключающие граниты. Д.Л. Иванов подтвердил заключение И.В. Мушкетова о наличии по северной периферии Памира полосы еще более молодых, мезозойских и кайнозойских толщ. Следует сказать, что юго-западное направление простирания Д.Л.Иванов считал «подчиненным»; юго-восточное направление - возникшим позже широтного. Впоследствии геологи пришли к заключению, что дугообразный изгиб памирских полос сформировался по всей их длине одновременно.

В статьях Д.Л.Иванова опубликованы первые сведения о месторождениях серебра в долине Гунта, железа в долине Мургаба, меди и свинца в низовьях Кудары, золота в Саук-Сае.

Д.Л. Иванов полагал, что в недавнем геологическом прошлом Памир подвергся сплошному оледенению, после которого возникли обширные озера. Д.Л.Иванов предложил выделять «Луговой» и «Горный» Памир, показал на карте границу между ними. «Луговой» Памир является высокоподнятой (3600 м над уровнем моря и выше) территорией с широкими долинами с пологими склонами разделяющих их хребтов. Долины заняты медленно текущими реками и озерами, либо безводны. Сегодня эту территорию чаще называют Восточным Памиром. По мысли Д.Л.Иванова, «Горный» Памир представляет сравнительно узкую, порядка 40 км, полосу, протягивающуюся меридианально от района Алтын-Мазара на севере до района Калай-Пянджа на юге. Для нее характерны бурные реки, текущие в узких крутосклонных ущельях. Западнее нее расположены такие же по характеру рельефа области Дарваза, Рушана и Шугнана. Их границы с «Горным» Памиром Д.Л.Иванов предложил проводить по последним снизу по течению рек населенным пунктам, жители которых занимаются хлебопашеством. В последующее время «Горный» Памир в таком понимании не выделяли. Его вместе с Дарвазом, Рушаном и Шугнаном обычно называют Западным Памиром.

Д.Л.Иванов учился с 1864 г. в Московском университете. В 1865 г. был арестован и судим по делу Каракозова, готовившего покушение на Александра II. Приговорен к ссылке на поселение, замененной как несовершеннолетнему (ему было 19 лет) направлением в армию рядовым. Служил в Оренбурге, в 1867 г. переведен по личной просьбе в Ташкент, участвовал в боях, награжден за храбрость солдатским Георгиевским крестом, в 1871 г. произведен в офицеры. В 1873 г. вышел в отставку и поступил в Петербургский горный институт. По окончании его работал с 1878 по 1882 г. в администрации Туркестанского генерал-губернатора: изучал геологическое строение и полезные ископаемые Средней Азии, в 1880 г. участвовал в экспедиции И.В. Мушкетова на Зеравшанский ледник.

За исследования на Памире, выполненные в 1883 г., Петербургское Императорское Русское Географическое Общество наградило Д.Л.Иванова Золотой медалью. Впоследствии Д.Л.Иванов работал по поручению Геологического комитета на Дальнем Востоке, в Сибири, в Предкавказье и на Урале. С 1919 г. до смерти в 1924 г. заведовал научным архивом Геологического комитета.

В 1889 и 1890 гг. районы Китая, находящиеся вблизи Памира, изучал петербуржец Карл Иванович Богданович, направленный Императорским Русским Географическим Обществом в качестве геолога в Тибетскую экспедицию, которую после кончины Н.М.Пржевальского возглавил М.В.Певцов. В Центральной Азии К.И.Богданович оказался первым российским геологом. Собранные им материалы подробно охарактеризованы в трудах этой экспедиции, изданных в 1892 г. Ближе всего к Памиру К.И.Богданович посетил горные массивы Конгур и Музтаг-Ата, расположенные примерно в 100 км восточнее оз. Ранг-Куль, описал их геологическое строение и подтвердил мнение Д.Л.Иванова о юго-восточном направлении (простирании) имеющихся здесь геологических структур.

К.И.Богданович окончил в 1886 г. Петербургский горный институт, впоследствии стал его профессором. С 1901 г. он сотрудник Геологического комитета, в 1914-1917 гг. его директор. Вслед за Центральной Азией К.И.Богданович исследовал Сибирь, Дальний Восток, был первым геологом на Камчатке. В 1919 г. переехал в Польшу, стал профессором Краковской горной академии. Во время Великой Отечественной войны находился в немецком заключении; позже до кончины в 1947 г. К.И.Богданович возглавлял Геологическую службу Польской Народной Республики. В 1945 г. избран академиком Польской Академии Наук.

В 1904, 1905 и 1906 годах Дарваз изучал петербургский геолог Яков Самойлович Эдельштейн 

Им составлена первая в истории исследования Памира мелкомасштабная, но достаточно подробная, геологическая карта, охватившая части бассейнов рек Пяндж, Ванч, Оби-Хиоу и верховья Оби-Хингоу. В изданной в 1907 г. его книге «Верхнепалеозойские слои Дарваза» тщательно описаны пройденные маршруты, в том числе состав и взаимоотношения распространенных здесь пород. Я.С. Эдельштейн значительно уточнил сведения о геологии Дарваза, полученные в 1898 г. немецким геологом А. Краффтом; впервые установил геологический возраст ряда толщ. Собранные им палеонтологические коллекции изучали директор Геологического комитета академик Ф.Н.Чернышев (брахиоподы верхнего палеозоя), Г. Диренфурт (фораминиферы верхнего палеозоя) и М.О.Клер (аммониты мела), опубликовавшие результаты своих исследований.

Я.С. Эдельштейн в 1895 г. окончил Харьковский университет, в 1904-1907 гг. работал в Петербургском музее Академии наук. С 1907 г. в составе Геологического комитета исследовал многие регионы России, особенно Сибири. Впоследствии стал профессором и заведующим кафедрой Ленинградского государственного университета, руководителем фундаментальных работ, обобщавших сведения по геологическому строению и полезным ископаемым СССР. Он создал ленинградскую школу геоморфологов – ученых, исследующих формы рельефа, происхождение и историю их развития. Его полная успешного труда жизнь завершилась трагически. В 1949 г. по ложному обвинению Я.С. Эдельштейн был арестован, а в 1950 г. в возрасте 81 года осужден на 25 лет исправительно-трудовых лагерей и умер в тюремной больнице Ленинграда в 1952 г. Реабилитирован в 1954 г.*/ В 1908 г. южную часть Дарваза посетил Алексей Васильевич Нечаев, 

продолживший к югу составленную Я.С. Эдельштейном геологическую карту, собравший коллекцию раковин животных каменноугольного и пермского периодов и описавший содержащие их породы. А.В.Нечаев умер в 1915 г., не успев завершить обработку коллекций. Предварительные результаты своей поездки А.В.Нечаев доложил на съезде естествоиспытателей и врачей, дневник которого издан в 1910 г.; в более полном виде они посмертно опубликованы в 1922 г. в Известиях Геологического комитета.

А.В.Нечаев окончил в 1887 г. Казанский университет, с 1895 г. работал по поручениям Геологического комитета. В 1899 г. стал профессором только что организованного Киевского политехнического института, в 1903 г. избран деканом его химического отделения. В 1911 г. был уволен за выступления против политики правительства в отношении высшей школы, переехал в Петербург, где поступил в Геологический комитет. А.В.Нечаев – известный исследователь пермских отложений Европейской России и пермской фауны; последние годы работал в Казахстане.

Ту же южную часть Дарваза в 1912 г. посетил петербуржец С.Н.Михайловский. Им составлена геологическая карта участков, в пределах которых распространены юрские, меловые и кайнозойские толщи. Результаты опубликованы в 1914 г. в Записках Горного института.

В 1914 г. Заалайский хребет пересек через пер. Терс-Агар сын И.В. Мушкетова – Дмитрий Иванович Мушкетов, поднявшийся и на пер. Кызыл-Арт. Д.И.Мушкетов работал в Тянь-Шане, однако его интересовали геологические соотношения Тянь-Шаня и Памира, поэтому он знакомился с устройством северной окраины Памира. Им дополнены сведения о геологических структурах Заалая.

Д.И.Мушкетов был одним из известных исследователей геологии Средней Азии, являлся профессором, заведующим кафедрой и директором Ленинградского горного института; с 1926 г. по 1929 г. – директором Геологического комитета. В 1938 г. расстрелян по ложному обвинению в антисоветской деятельности. Реабилитирован в 1956 г.

Первым геологом, который мог по личным наблюдениям составить представление об устройстве всего Памира, стал Дмитрий Васильевич Наливкин. 

В 1915 г. он отправился из г. Ош, пересек Алайский хребет у Дараут-Кургана, прошел через хр. Петра Первого по перевалу Гардани-Кафтар в верховья р. Оби-Хингоу. Обследовав долины Арзынга и Оби-Мазара, вышел через пер. Висхарви к Калай-Хумбу. Перевалом Хобу-Рабат достиг Тавиль-Дары и вернулся обратно. Из Калай-Хумба двигался вверх по Пянджу до Хорога. Д.В.Наливкин первым прошел с вьючными лошадьми по тропе от Ванча до Рушана, проложенной русскими саперами с помощью местного населения. Ранее здесь существовали балконы - овринги, с трудом проходимые пешком в летнее время. Из Хорога Д.В.Наливкин вернулся в Ош по Большой памирской дороге, проходящей по долине Гунта, затем через перевалы Кой-Тезек, Ак-Байтал, Кызыл-Арт и Талдык.

Анализ собственных материалов и сведений предшественников позволил Д.В.Наливкину создать первую схему строения (тектоники) Памира, впервые показав на карте изогнутые к северу полосы преимущественного распространения относительно молодых осадочных пород верхнего палеозоя, мезозоя и кайнозоя, а также чередующиеся с ними полосы преимущественного распространения более древних сильно измененных (метаморфических) гнейсов, кристаллических сланцев, мраморов и магматических пород. Последующие исследования показали, что в основных чертах схема Д.В.Наливкина была верной, хотя со временем дополнялась и изменялась. Позднее «полосы» стали называть «дугами».

В нескольких пунктах Д.В.Наливкин нашел окаменелости животных, позволившие установить присутствие на Памире более древних (девонских) и более молодых (юрских) пород, чем это было известно. Он также подробно описал формы рельефа, возникшие в процессе оледенения, которое, по его мнению, было двукратным и разделялось временем существования обширных озер. Д.В.Наливкин кратко охарактеризовал районы добычи золота в бассейнах рек Саук-Сай, Арзынг, Ванч, Язгулем, Кудара и Танымас.

Статья Д.В.Наливкина «Предварительный отчет о поездке летом 1915 г. в Горную Бухару и на западный Памир», опубликованная в 1916 г., подвела итог исследованиям первого этапа геологического изучения Памира – этапа поистине героических путешествий по неизведанной стране, часто без достоверных географических карт, по труднопроходимым тропам и по опасным для жизни балконам - оврингам. Важно подчеркнуть, что все перечисленные геологи-первопроходцы Памира являлись петербуржцами. К ним принадлежал и Д.В.Наливкин, впоследствии продолжавший изучать Памир.

В самом конце рассмотренного первого этапа в 1916 г. впервые на Памире выполнялись геологические работы практического характера. Петроградцы С.И.Миронов и Д.В.Никитин обследовали коренные (скальные) месторождения золота в верховьях Мук-Су в долине р. Саук-Сай. Их направил Геологический комитет по просьбе Памирского Золотопромышленного Товарищества, созданного в 1911 г. Было установлено, что добыча золота, исходя из содержания его в породах, является рентабельной. Однако, она трудно осуществима из-за необходимости больших затрат на проведение дорог в весьма труднодоступной местности, а также затрат на организацию водоснабжения и другие мероприятия. С.И.Миронов, проверяя сведения о добыче золота путем промывки местным населением, обследовал долины рек Каинды, Баляндкиик, Танымас. Результаты работ изложены в Известиях Геологического комитета за 1917 г. и более полно в «Материалах по общей и прикладной геологии» этого комитета, изданных в 1926 г.

 Второй этап (1927-1941 гг.)

После десятилетнего перерыва в 1927 г. на Памире работала Памирская экспедиция Геологического комитета. Возглавил ее Д.В.Наливкин, который стал к этому времени заведующим Среднеазиатской секцией Геологического комитета. Ему помогали ленинградский геолог Павел Петрович Чуенко и студенты Ташкентского Среднеазиатского университета В.И. Попов и Г.Л. Юдин. Геологи прошли от пер. Кызыл-Арт до оз. Зор-Куль, оттуда к Ишкашиму, затем по долинам Пянджа, Язгулема и Ванча к Калай-Хумбу, через пер. Хобу-Рабат и по долине Оби-Хингоу достигли района Оби-Гарма.

Вдоль указанного пути впервые составлялись маршрутные геологические карты масштаба 1:420.000, реже 1:210.000. Этим было начато изучение строения отдельных участков Памира. Ранее геологическая карта, составленная Я.С. Эдельштейном и дополненная А.В.Нечаевым и С.Н.Михайловским, существовала лишь для Дарваза.

Важными результатами 1927 г. явились также находка П.П. Чуенко окаменелостей древних (ордовикских) животных, до того на Памире не известных, и первое обнаружение им остатков позднепалеозойских гониатитов на Юго-Восточном Памире. Экспедицией впервые были обнаружены молодые (юрские и меловые) породы на юге Северного Памира, впервые на Памире в долинах Пшарта и Ак-су установлены молодые граниты – мезозойские или кайнозойские. Результаты работ группы Д.В.Наливкина и составленные ею карты опубликованы в 1932 г. в Трудах Всесоюзного геологоразведочного объединения.

В течение 1928-1931 гг. исследования проводила первая большая по численности и размаху работ Памирская экспедиция Академии Наук СССР. Она была хорошо организована благодаря участию Геологического комитета (преобразованного в 1929 г. в Главное геологоразведочное управление Высшего совета народного хозяйства СССР), Совета народных комиссаров Таджикской ССР и альпинистов из Общества пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ). В 1928 г. работы выполнялись совместно с немецкими геологами и альпинистами, представлявшими Общество помощи германской науке; экспедиция называлась Памирской высокогорной советско-германской.

Начальниками экспедиции попеременно были Николай Петрович Горбунов – управляющий делами Совета народных комиссаров СССР, в прошлом сотрудник В.И. Ленина; и Николай Васильевич Крыленко – верховный прокурор РСФСР, он же опытный альпинист, председатель ОПТЭ. Заместителем начальника являлся сотрудник Академии Наук СССР и преподаватель Ленинградского политехнического института геолог Дмитрий Иванович Щербаков. Из ленинградцев в работах также участвовали геолог Д.В.Никитин и астроном Я.И.Беляев, изучавшие Памир в 1916 г., студент Ленинградского горного института Г.Л.Юдин – член экспедиции Д.В.Наливкина 1927 г., геолог А.В. Хабаков и астроном И.Д. Жонголович – преподаватель Военно-Морской Академии. (Прим. ред. – В экспедиции участвовал будущий академик Отто Юльевич Шмидт).

Задачей Памирской экспедиции было исследование «белого пятна», остававшегося на севере Памира – труднодоступной высокогорной ледниковой области с хребтами выше 6-7 км над уровнем моря, лежащей между верховьями рек Оби-Хингоу, Ванч, Язгулем на западе и оз. Кара-Куль на востоке, между Заалайским хребтом на севере и долиной Бартанга на юге. За 1928-1931 гг. геодезисты - немецкий Р. Финстервальдер и советский И.Г.Дорофеев – создали с использованием фотограмметрического метода географическую карту данной области масштаба 1:200.000. На карте впервые был показан самый длинный в мире ледник Федченко (77 км). Участники экспедиции обнаружили и преодолели труднейшие перевалы, по которым можно пересекать ледник Федченко, двигаясь из долин Ванча и Язгулема в бассейн Танымаса.

Немецкий геолог Л. Нëт составил первую схематичную геологическую карту ледниковой области масштаба 1:500.000, а Г.Л. Юдин – первую аналогичную карту бассейнов рек Кудара, Бартанг и, частично, рек Язгулем, Мургаб, Кокуй-Бель и Пшарт. В последнем случае установлено широкое распространение более молодых (мезозойских) толщ, чем до сих пор предполагалось, были выявлены признаки золотого оруденения в долине Кудары. В 1928 г. А.Н. Лабунцов изучил месторождение шпинели Кухи-Ляль и нашел еще одно – Сумджин. В 1930 г. Г.Л.Юдин и А.В. Хабаков обнаружили на Юго-Западном Памире месторождение лазурита Ляджвар-Дара, используя рассказы местных жителей. Оно находится в бассейне р. Шах-Дара на высоте 4570 м над уровнем моря в недоступном обрыве скалы. В 1931 г. Г.Л. Юдин вывез около 5,5 тонн лазурита, собранного в осыпи. Труды Памирской экспедиции опубликованы в СССР и в Германии (на немецком языке) в 1930-1932 гг.

Важнейшая роль в изучении геологического строения и полезных ископаемых Памира принадлежит Таджикско-Памирской экспедиции Академии Наук СССР, работавшей в 1932-1936 гг. и продолжавшей в иных формах работы предшествующей Памирской экспедиции. В 1932 г. она называлась Таджикской комплексной экспедицией, в 1937 г. была реорганизована в Среднеазиатскую экспедицию.

Начальником Таджикской комплексной экспедиции (ТКЭ) и Таджикско-Памирской экспедиции (ТПЭ) оставался Н.П. Горбунов, его заместителем по научной части – Д.И. Щербаков. Новым явился широкий размах геологических, ботанических, зоологических и других исследований, выполнявшихся не только на Памире, но и во многих других районах Средней Азии. Геологические работы возглавлял Д.В. Наливкин, с 1933 г. – А.П.Марковский. Их осуществляли в составе ТКЭ и ТПЭ главным образом специалисты из Ленинграда – сотрудники Центрального научно-исследовательского геологоразведочного института (ЦНИГРИ). Этот институт стал преемником Геологического комитета после нескольких реорганизаций 1929-1932 гг., начавшихся, как отмечено выше, преобразованием Геологического комитета в Главное геологоразведочное управление. В 1939 г. ЦНИГРИ был переименован во Всесоюзный научно-исследовательский геологический институт (ВСЕГЕИ).

Минаев Александр Степанович 1901-1943 гг. Клунников Сергей Иванович

Основным достижением ленинградцев в составе ТПЭ на Памире явилась первая его геологическая карта. Несмотря на мелкий масштаб – 1:420.000 – она достаточно подробно и достоверно передавала геологическое строение Памира. В процессе ее составления был определен по сборам органических остатков и другим признакам геологический возраст многих осадочных пород, выяснена последовательность их формирования, описаны сложенные ими складки и рассекающие их разломы. Определен, насколько было возможно, возраст глубинных магматических пород и сильно измененных (метаморфических) пород. Результаты работ ТКЭ и ТПЭ систематически публиковались в 1933-1938 гг. в ежегодных капитальных Сборниках-отчетах и в выпусках Трудов, число которых достигло 100.


1933 год. Таджико-Памирская экспедиция

Все это способствовало пониманию геологического строения и геологической истории Памира, было необходимо для выяснения закономерностей размещения полезных ископаемых, определения мест и способов их поисков. Геологическая карта Памира вошла в изданную в 1941 г. под редакцией А.П.Марковского Геологическую карту центральной и южной части Средней Азии масштаба 1:750.000. Тираж ее был подписан к печати 21 мая 1941 г. – за месяц до начала Великой Отечественной войны. Готовую к изданию объяснительную записку к этой карте опубликовать не удалось.

Поиски полезных ископаемых, сопровождавшие составление геологической карты, дали существенные результаты. Выявлен Памиро-Дарвазский золотоносный пояс, протягивающийся от района Калай-Хумба до верховьев Саук-Сая и далее к Китаю. К нему приурочены ранее известные россыпи золота верховьев Ях-Су и известные коренные (скальные) месторождения Саук-Сая. Появились предпосылки для поисков золота на остальной территории пояса, что подтвердилось выявлением рудопроявлений золота в долине Фортамбека. Вне данного пояса были обнаружены россыпное золото вблизи оз. Ранг-Куль, следы древних выработок на золото по р. Пшарт. Подтверждена золотоносность речных отложений Ванча, Язгулема, Бартанга, Танымаса, но россыпи и коренные месторождения золота найдены здесь не были.


Река Бартанг

В бассейне Язгулема обнаружены месторождения кварца (горного хрусталя), оказавшегося высококачественным пьезооптическим сырьем. Вблизи пер. Бузтере в Базардаринском хребте найдены небольшие месторождения оптического исландского шпата. По р. Башгумбез – россыпь с минералами монацит и циркон, являющимися сырьем для добычи тория и циркония. На Юго-Восточном Памире выявлено более двадцати площадей, где можно добывать торф для отопления. В Юго-Западном Памире вблизи известного месторождения лазурита Ляджвар-Дара найдено еще одно, а также небольшие месторождения слюды (флогопит) и талька.

Сказанным не исчерпываются находки геологов ТПЭ, о других можно прочесть в многочисленных опубликованных Трудах этой экспедиции. К сожалению, разработка большинства обнаруженных месторождений признавалась нерентабельной из-за их небольших размеров и очень сложных географических и экономических условий освоения месторождений на Памире.

Завершая рассказ о Таджикско-Памирской экспедиции, надо отметить, что ею построена круглогодичная высокогорная обсерватория на леднике Федченко (Фото); ее топографы во главе с И.Г. Дорофеевым и альпинисты во главе с Н.В. Крыленко завершили составление географической карты труднейшего по доступности Северного Памира. Альпинист Е.М. Абалаков и начальник ТПЭ Н.П. Горбунов (Горбунов не дошёл до вершины 200 м – прим. ред.) 3 сентября 1933 г. впервые поднялись на высочайшую вершину СССР – пик Сталина (впоследствии Коммунизма).


Обсерватория на леднике Федченко. 1933 год.

Важнейшей явилась помощь ТПЭ в формировании местных научных и производственных организаций. Она способствовала развитию геологической секции Таджикистанской базы АН СССР, а в 1938 г. часть сотрудников ТПЭ перешла в созданное Таджикское государственное геологическое управление, действующее под несколько раз изменяемыми названиями до сих пор. Первым начальником Управления был геолог ТПЭ А.С.Минаев.

Скажем и о трагическом. Н.П.Горбунов был арестован и погиб в начале 1938 г. (обвинение и причина смерти не известны). Н.Н. Дингельштедт и Г.А. Дуткевич расстреляны в ноябре 1937 г. за якобы совершенные контрреволюционные преступления. Н.В.Ионин умер в Воркуте (обвинения и приговор не известны). М.А.Калмыкова, как жена «врага народа» Г.А. Дуткевича, находилась в исправительно-трудовом лагере с 1938 по 1945 г., затем в ссылке до 1955 г. Вернувшись во ВСЕГЕИ, М.А.Калмыкова вновь и успешно работала, в том числе и на Памире, чему свидетель автор этих строк.

М.И. Шабалкин, талантливый молодой исследователь, составлявший геологическую карту труднодоступного Северного Памира, утонул 1 сентября 1939 г. на переправе через р. Арзынг (верховья Оби-Хингоу), вместе с упавшим с лошади рабочим своей геологической партии, которого он пытался спасти. 

Третий этап (1941-1953 гг.)

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и после нее – примерно до 1953 г. – геологические работы на Памире проводились в сравнительно небольших объемах в связи с отсутствием здесь крупных месторождений и общим тяжелым экономическим состоянием СССР. В верховьях Ванча и Язгулема и в некоторых других районах Памира осуществлялись добыча и поиски пьезооптического кварца (горного хрусталя), необходимого военной промышленности. Их вела, в основном, ленинградская экспедиция треста № 13. Вблизи оз. Ранг-Куль добывалось россыпное золото, на юге Памира ленинградский трест «Ленгеолслюда» искал слюду. В работах участвовали сотрудники Таджикского государственного геологического управления, ВСЕГЕИ, Ленинградского университета, Ленинградского Горного института и др. организаций.

В 1943-1945 гг. Таджикское государственное геологическое управление возглавлял Павел Дмитриевич Виноградов, много работавший, как сказано выше, на Памире. В 1945 г. он вернулся в Ленинград во ВСЕГЕИ, в 1951 г. стал заведующим отделом геологии и полезных ископаемых Средней Азии этого института.

После Великой Отечественной войны во ВСЕГЕИ было возобновлено начатое в конце 30-х годов составление Государственной геологической карты СССР масштаба 1:1.000.000, издаваемой отдельными листами с объяснительными записками, поясняющими содержание карты и заключающими краткие сведения о полезных ископаемых территории данного листа. Карта имела значение официального государственного документа, используемого при планировании геологических работ, при организации горнорудных предприятий и т.п. В 1947 г. ВСЕГЕИ издал Государственную геологическую карту листа J-42 (Сталинабад), автором которой был А.П.Марковский при участии Н.Н.Бобковой. Карта включала западную часть Памира. В 1951 г. опубликована Государственная геологическая карта листа J-43 (Памир), охватившая остальную территорию Памира. Составил ее во ВСЕГЕИ А.П.Марковский, редактор – сотрудник института П.К.Чихачев.

Завершая рассказ о ленинградцах - памирцах времени 1941-1953 гг., мы должны поклониться памяти погибших защищавших на фронтах нашу страну Александра Степановича Минаева (первого начальника Таджикского геологического управления) и Сергея Ивановича Клунникова – активного участника организации этого управления.

           Четвертый этап (1954-1973 гг.)

Этот этап характерен резким усилением работ по изучению геологии и месторождений Памира. Он совпадает со значительным расширением аналогичных работ во всех регионах Советского Союза, последовавшим за постановлением Совета Министров СССР от 17 мая 1954 г. В нем одной из главнейших задач геологов страны называлось планомерное комплексное ее изучение путем составления геологических карт, сопровождаемое поисками полезных ископаемых. Официальными государственными документами теперь стали вышеупомянутая карта мелкого (миллионного) масштаба, к которой была добавлена карта среднего масштаба - 1:200.000. Последняя - издавалась полистно комплектами, включавшими геологическую карту, карту полезных ископаемых и объяснительную записку. Эту работу, требующую усилий огромного числа специалистов, проводили в СССР, главным образом, сотрудники местных геологических организаций. Ленинградский ВСЕГЕИ осуществлял методическое руководство созданием карт и апробацию их качества во время приемки комплектов к изданию. При этом геологи ВСЕГЕИ нередко участвовали в составлении карт.

На Памире геологическую съемку и поиски масштаба 1:200.000 выполняли, в основном, сотрудники Таджикского государственного геологического управления, в котором в 1953 г. была создана Памирская геологоразведочная экспедиция, имевшая постоянные базы вблизи Мургаба и Хорога (кишлак Поршнев). Работы проведены с 1953 г. по 1965 г.; 18 комплектов Государственной карты масштаба 1:200.000, охватывающих Памир, опубликованы в 1963-1978 гг. Важные исследования научного характера осуществляли также сотрудники Института геологии АН Тадж. ССР.

Ленинградские геологи участвовали в съемке и поисках. Автором двух комплектов стал Н.Г.Власов, изучавший Северный Памир (Дарваз) с 1953 по 1960 гг., являвшийся в это время студентом, аспирантом и преподавателем Ленинградского университета и одновременно (с 1951 г.) сотрудником Таджикского геологического управления. В 1962 г. он перешел во ВСЕГЕИ. Автором другого комплекта был Г.Г.Мельник, переехавший в 1963 г. из Ленинграда в Таджикистан, работавший в Памирской экспедиции. Позже он возглавил промышленный отдел Горно-Бадахшанского областного комитета Коммунистической партии СССР.

Редакторами большинства комплектов двухсоттысячной карты Памира, призванными научно руководить составлением комплектов и способствовать повышению их качества, стали ленинградцы, знавшие Памир по личным исследованиям. Главным редактором Памирской серии, объединяющей данные карты, был П.Д.Виноградов; после его смерти в 1964 г. – Н.Г.Власов. Оба они являлись кураторами Министерства геологии СССР по геологической съемке и поискам на Памире – специалистами, уполномоченными помогать геологам в проведении полевых работ, в обработке материалов и контролировать качество результатов.

Параллельно с геологической съемкой и поисками геологи Ленинграда осуществляли разнообразные исследования.*/ В 1957-1960 гг. сотрудники ВСЕГЕИ проводили поиски месторождений урана в Юго-Восточном Памире под руководством Н.К. Морозенко. В результате найдены два рудопроявления урана и составлена прогнозная на уран карта Юго-Восточного Памира масштаба 1:200.000, с помощью которой геологи Памирской экспедиции впоследствии обнаружили многочисленные точки с повышенной концентрацией урана в породах. Месторождения, годные для разработки, не установлены.

В 1959 г. и 1966 г. был издан капитальный «Том XXIV. Таджикская ССР», входящий в серию «Геология СССР» и состоящий из двух книг с приложением карт. В нем подробно рассмотрены сведения о геологии и полезных ископаемых Таджикистана, в том числе Памира. Авторы – геологи Таджикистана и Ленинграда, редакторы тома – А.П.Марковский и Ю.А.Лихачев.

В 1960-1965 гг. сотрудники ВСЕГЕИ Н.Г.Власов и Г.В. Гниловской изучали древнейшие кристаллические породы Северного Памира и их границы с более молодыми образованиями. Исследования велись в помощь геологической съемке, результаты отражены в изданных комплектах Государственной геологической карты масштаба 1:200.000 и в статьях. Геолог ВСЕГЕИ Б.Я. Хорева в 60-х годах исследовала кристаллические породы Южного Памира, полученные материалы вошли в аналогичные комплекты карты и охарактеризованы в публикациях.

В течение 1964-1969 гг. геологи и геофизики ВСЕГЕИ провели уникальные комплексные исследования глубинного строения земной коры Тянь-Шаня и Памира, впервые при этом выясняя связи элементов глубинного строения с конкретными геологическими структурами, наблюдаемыми на земной поверхности. Научным руководителем был Ю.И.Сытин, полевые работы возглавил Н.Г.Власов. Одновременно составлялись геологические и геофизические разрезы по одним и тем же линиям.

По нескольким маршрутам был пройден Тянь-Шань, но особенно много разрезов составлено на Памире. Западный разрез прошел по долине Оби-Хингоу, затем через пер. Хобу-Рабат к Калай-Хумбу и по долине Пянджа до Ишкашима. Центральный – от Дараут-Кургана в Алайской долине, через пер. Терс-Агар, по леднику Федченко, долинам Танымаса и Кудары, Усойский завал Сарезского озера, оз. Яшиль-Куль и через пер. Тагаркаты к границе с Афганистаном. Восточный разрез – от Сарыташа в Алайской долине через пер. Кызыл-Арт, оз. Каракуль, пер. Акбайтал, г. Мургаб и вблизи оз. Салангур к афганской границе. Кроме того, выполнены профили, связывающие основные разрезы.

Значительные работы выполнены сотрудниками Ленинградского государственного университета. Профессор Н.М.Синицын изучал в 1956 г. строение северной окраины Памира. Результаты изложены в статье «Северо-Памирский краевой разлом», опубликованной в 1959 г. Доцент Б.П.Бархатов в 1955-1960 гг. продолжил начатое во время Великой Отечественной войны исследование геологического строения Памира, работая совместно с геологами Памирской экспедиции Таджикского управления. В 1963 г. он стал профессором университета и опубликовал книгу «Тектоника Памира», остающуюся до сих пор единственной комплексной сводкой материалов по Памиру. Студент, затем аспирант и доцент, М.С. Дюфур с 1955 г. участвовал в геологической съемке и других работах в Центральном и Юго-Восточном Памире, проводимых Памирской экспедицией.

В 1971-1974 гг. сотрудники ленинградского Института геологии и геохронологии докембрия АН СССР В.А. Глебовицкий (руководитель), Г.М. Другова, Ю.В. Миллер, Н.И. Московченко, И.С.Седова и др. исследовали метаморфические породы Юго-Западного Памира, а в 1974 г., кроме того, вместе с М.С. Дюфуром – метаморфические породы и граниты Музкольского хребта. Группами М.С. Дюфура и В.А. Глебовицкого опубликованы пять монографий, в которых рассмотрены спорные весьма сложные проблемы определения возраста и характера внутреннего строения метаморфических образований, предложены новые варианты решения этих проблем.

С 1969 по 1975 гг. в юго-западной части Памира работали геологи ленинградской Комплексной разведочно-добычной экспедиции № 121 Всесоюзного 6-ого производственного объединения Министерства геологии СССР. Выполнялись разведка и опытно-промышленная эксплуатация месторождения лазурита Ляджвар-Дара и месторождения ювелирной шпинели Кухи-Ляль.

К сожалению, и этот этап изучения Памира ознаменовался трагедией. В верховьях р. Гунт, вытекающей из оз. Яшиль-Куль, возвращаясь из маршрута, 28 июня 1966 г. утонул участник геолого-геофизических работ молодой способный геолог ВСЕГЕИ Г.В. Гниловской, успевший внести существенный вклад в изучение Северного Памира.

 Пятый этап (1974 – 90-ые годы)

В это время на Памире на отдельных перспективных площадях проводились геологическая съемка и поиски полезных ископаемых крупного, 1:50.000, масштаба; разведывались месторождения. Работы выполняли сотрудники Памирской и других экспедиций Управления геологии Таджикской ССР. Вместе с тем, Управление приступило к созданию геологических карт и карт полезных ископаемых всей территории Республики с целью анализа накопленных сведений. ВСЕГЕИ участвовал в этих исследованиях, осуществляя и другие обобщения, касающиеся Памира.

Продолжая периодически повторяемое обобщение материалов по территории СССР в виде составления и издания комплектов новой серии Государственной геологической карты масштаба 1:1.000.000, ВСЕГЕИ подготовил комплект листа J-(42),(43) – Новабад, охватывающего Памир. В комплект вошли карты дочетвертичных образований, четвертичных отложений и полезных ископаемых. Они изданы в 1989 г., объяснительная записка к карте полезных ископаемых - в 1992 г. Объяснительная записка к остальным картам осталась не опубликованной. Ответственный редактор комплекта Н.Г.Власов; редакторы отдельных карт сотрудники ВСЕГЕИ Б.А. Борисов, Н.Г. Власов, К.Б. Ильин, Н.Н. Марочкин.

Совместными усилиями Управления геологии Тадж. ССР и ВСЕГЕИ к 1984 г. создан комплект «Геологическая карта Таджикской ССР и прилегающих территорий масштаба 1:500.000» (гл. редакторы Н.Г. Власов и Ю.А. Дьяков, заместитель Э.С. Чернер). Он охватывает весь Таджикистан и сопредельные части Узбекистана, Киргизии, Туркмении, Афганистана, Пакистана, Индии, Китая. В комплект входят геологическая карта с геологическими разрезами, построенными с использованием вышеупомянутых геолого-геофизических материалов ВСЕГЕИ до глубины 15 км ниже уровня моря, схемы районирования по типам стратифицированных и интрузивных пород масштаба 1:1.000.000, таблицы стратиграфических разрезов и интрузивных образований всех 205 выделенных районов. Карты и схемы изданы в 1989 г., таблицы в 1991 г. Комплект является справочником по вопросам геологического строения Памира и сопредельных площадей, включающим сведения, имевшиеся на момент развала СССР. Он построен по методике, разработанной во ВСЕГЕИ Н.А.Афоничевым и Н.Г.Власовым, использованной при создании под их редакцией комплекта «Геологическая карта Казахстана и Средней Азии масштаба 1:1.500.000» (1981-1984), включающего территорию Памира.

В конце 80-х и в начале 90-х годов метаморфические породы Южного Памира вновь изучали сотрудники ленинградского Института геологии и геохронологии докембрия (ИГГД) АН СССР и Ленинградского государственного университета (ЛГУ). На Юго-Западном Памире их исследовали А.Б. Львов и Т.А. Мыскова (ИГГД). Исследовалась также возможность определения возраста метаморфических пород Музкольского хребта и прорывающих их гранитов с помощью изотопных методов.

В последние десятилетия геологи ЛГУ М.С. Дюфур, А.А. Золоторев, А.Б. Кольцов, М.С. Порицкий выясняли условия образования месторождений камнесамоцветного сырья (благородного скаполита, кордиерита и корунда), находящихся в метаморфических толщах Музкольского хребта.

Итак, в течение первых 70 лет, начиная с 1877 г. и включая время Великой Отечественной войны, ведущая роль в познании геологического строения Памира и его полезных ископаемых принадлежала ленинградцам. Помимо получения практических результатов в виде построенных геологических карт и обнаруженных полезных ископаемых, ими была создана школа среднеазиатских геологов, успешно трудившихся не только на Памире. В дальнейшем центр тяжести геологических работ, проводящихся на Памире, переместился в Таджикистан. Ленинградцы продолжали активно участвовать в них, являясь соисполнителями или научными руководителями работ, либо выполняли самостоятельные исследования и важные обобщения. Можно уверенно сказать, что подобного большого вклада в изучение геологического строения и полезных ископаемых Памира не внесли периодически работавшие здесь геологи Москвы, Киева, Новосибирска и других городов России и СССР.

Завершая статью, не могу не сказать следующее. В течение 40 лет я почти каждый год вел в Таджикистане, главным образом на Памире, полевые работы длительностью 1-4 месяца. Постоянно приходилось общаться с местными жителями и с руководителями государственных, партийных, пограничных и других организаций. Я всегда встречал дружеское участие и получал помощь, которая оказывалась искренне и по возможности безвозмездно. «Ты государственный человек», - говорили мне. Тоже самое рассказывали товарищи по геологическим работам. Мы чувствовали себя, как дома в своей семье. Большое спасибо людям Памира! Очень жаль, что семья наша распалась.


* Здесь и далее сведения из книги «Репрессированные геологи», изд. 3-е, М.-СПб., 1999.
* Здесь и ниже использованы сведения, предоставленные: по поискам урана С.И.Щукиным, по работам Ленинградского университета и Института геологии и геохронологии докембрия М.С. Дюфуром, по разведке месторождений лазурита, шпинели и турмалина Л.Ф. Булавко. Автор статьи весьма им признателен.

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru

  

Пишите нам