Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Все о пластике лица: сделать отопластику. Хорошие врачи!

Промышленному альпинизму 300 лет

По материалам журнала «ЭКС», 2003, №2
Редакция Андреева Г.Г.

 …Гранитные бастионы Петропавловской крепости вздымаются в центре Санкт-Петербурга, в самом широком месте течения Невы, на небольшом (750 на 360 м) Заячьевом острове. Когда-то здесь было сплошное болото. В 1703 году Россия, ведущая Северную войну со Швецией, вышла на берега Невы и Финского залива. Взятая у шведов крепость Ниеншанц, расположенная на реке Охте, не могла обеспечить оборону устья Невы. Надо было создать на этих пустынных местах мощные укрепления.


Петропавловская крепость

27 мая 1703 года началось строительство крепости. Этот день и считается днем основания Санкт-Петербурга.

Сначала насыпали земляные валы. Через 3 года их начали заменять кирпичными. Возились лет 30, но уже во второй половине XVIII века поняли, что сердце империи должно выглядеть внуши­тельнее. Крепостные стены, обращенные к Неве, стали облицовывать, и эта работа, придавшая крепости её современный облик, была завершена в 1787 году.

Доминантой крепости и города стал шпиль Петропавловского собора. Его строитель­ство началось в 1712 году по проекту Доменико Трезини. Питер уже объявлен столицей государства. Двор, знать, послы – все начали обживать чухонские болота. Петр хотел, чтобы город силуэтом напоминал любимую Голландию. Шпиль должен был подчеркнуть могущество и богатство России, и в то же время «сблизить» ее с Европой.


Собор Петропавловской крепости, 122 метра

Достроили к лету 1733 года. А через 23 года – удар молнии, пожар…

Сгорели шпиль, колокольня, привезенные из Голландии часы с курантами в 35 колоколов. (Сохранились лишь 12 из них, до сих пор висящих в нише колокольни собора).

На том, 112-метровом, обитом медными позолоченными листами шпиле, в 1724 г., за несколько месяцев до кончины, наблюдал сам Петр Великий. Это была идея Трезини – увенчать шпиль фигурой Ангела.


Ангел

«Надлежит делать ангела летающего из листовой меди, который будет поставлен на вершине шпиля... и будет держать в руках крест». Ангела Трезини подсмотрел на ратуше голландского города Маастрихт. Получился он в духе времени – «легковесное дитя барокко, летящее параллельно земле и держащее в вытянутых руках крест. Вот этот-то Ангел и рухнул в ночной грозе 30 апреля 1756 г.

Ну, делать нечего, надо восстанавливать. Рядили долго. Самые выдающиеся архитек­торы тех лет почли за честь предложить свой вариант нового собора. Но и у Чевакинского, и у Ринальди, и у Фельтена он выглядел существенно иначе предыдущего. В конце концов, Екатерина II – но мудрая была женщина – выслушав всех, в 1776 году постановила: «делать оную точно так, какова прежде была, понеже все прочие планы не столь красивы».

Руководил работами немец Брауэр, а рубили деревянный шпиль плотники во главе с русским мастером Еремеевым. В работе он был «зол и вельми искусен», но любил заложить за воротник. До того, что из крепости его выпускали под присмотром караульного солдата. Благодаря такой воинской хитрости в 1774 г. Ангел вновь воссиял над городом. Но 10 сентября 1777 г. – случилось стихийное бедствие, началось знаменитое наводнение. Ураганным ветром Ангелу оторвало крылья, погнуло фигуру.

Ангелу сделали пластическую операцию – уменьшили вес и размеры. Его высота стала 3,2 метра, размах крыльев – 3,8 метра, высота креста – 6,4 метра. Но главным решением, позволявшим снижать силу ударов стихии, стало изменение его расположения так, чтобы центр тяжести совпадал с вертикаль­ной осью шпиля. Стиль барокко взявшийся за дело Антонио Ринальди поменял на каноны классицизма. Фигура Ангела была сконструирована наподобие флюгера и стала вращаться на оси под порывами сильного ветра.

В 1778 г. новый – уже третий Ангел –  занял свое место. Этот Ангел Ринальди одной рукой держался за крест, а второй благослов­лял город. На золочение шпиля пошло 2.519 червонцев. Он стал выше на 5 метров. На башне появились часы знаменитого голландского мастера курантных дел Ортона Класса.

Этот Ангел прожил более 70 лег. Сильно приболел однажды, когда штормом накренило крест и опять прогнуло фигуру в 1829 году.

«Лечил» его кровельщик Петр Телушкин, житель села Вятское Ярославской губернии. Строители Вятского – каменщики, штукату­ры, лепщики – издавна славились своим умением и по всей стране промышляли, включая столицу.

Сам Телушкин был родом из деревни Мягра Мологского уезда, из семьи Михаила Стахеева. Помещица Трусова продала его вятскому купцу – расплатилась  им с казной за долги. Так Петр стал Телушкиным казенным крестьянином села Вятское. Телушкин был рыж, бородат; роста среднего, но силы неимоверной – поднимал боле 200 кг.

Телушкин предложил испра­вить повреждения без сооруже­ния лесов и просил оплатить лишь расходы на материалы, необходимые для работы. Царь удостоверения об оконча­нии курсов промальпа не спраши­вал, но как рачительный хозяин подумал, а вдруг получится в казне кучу денег сэкономить, да перераспределить бюджет на подарки фрейлинам двора собственного величества и сказал: «Нехай».

В октябре 1830 года горожане могли наблюдать упражнения Телушкина воочию. Директор Публичной библиотеки, статс-секретарь Государственного Совета АН. Оленин описал процесс в брошюре «О починке креста и ангела (без лесов) на шпице Петропавловского собора в Санкт-Петербурге».

По словам Оленина, деревянный шпиль был облицован медными листами, соединенны­ми швами-шлицами. Таких швов было 16. Шлицы выступали от поверхности на 9 см. Расстояние между ними было на широкий размах рук.

Приготовив веревки и захватив доску, по внутренней лестнице мастер добрался до верхнего окна в шпиле. Там, по доске, закрепленной концом внутри колокольни, выбрался наружу. Привязав конец веревки за пояс, босиком ухватившись за выступы-фальцы, Телушкин стал огибать шпиль. Таким образом, обошел вокруг шпиля и петлей завязал вокруг него веревку. Далее по восходящей спирали он стал подниматься наверх шпиля, опираясь при этом спиной на петлю. За собой тащил веревочную лестницу. Так Петр Телушкин подобрался под яблоко, имевшее диаметр 2,8 м и служившее основанием креста. Для того, чтобы подняться на шар, Телушкин пошел на риск. Он привязал ступни ног к вершине шпиля и, обвязав веревками бедра, откинулся назад. При этом оказался почти в горизонтальном положе­нии. Из такого положения стал бросать веревку на крест. Наконец, ему удалось захлестнуть конец веревки за основание креста. По ней он забрался на шар, где закрепил веревочную лестницу, после чего спустился вниз.

Телушкин прикрепил к фигуре парящего Ангела новое крыло, восстановил сорванные места обшивки и заново позолотил всю поверхность шпиля. На все у кровельщика ушло три недели (по другим сведениям – шесть). За эту работу ему все же поначалу заплатили 500 рублей. В 1831 г. мастер был принят Николаем I. Умельцу была дарована серебряная медаль на Аннинской ленте с надписью «За усердие», а также премия (то ли в 5.000, то ли в 1.000 рублей!).

Говорят, что царь ко всему даровал кро­вельщику пожизненную привилегию – потчеваться в питейных заведениях за счет казны. А чтобы любой кабатчик опознал героя – поставили Телушкину под правой скулой особую печать – клеймо. И с тех пор пошел гулять по России-матушке характерный жест, означающий: «А не возрадоваться ли, братия?!»...

Но, мне это кажется только красивой легендой. Уж больно многим наши цари-императоры таких печатей наставили. Следует лишь добавить, что позднее Телушкин починил кораблик на шпиле Адмиралтейства. Это факт. И слава мастера была так велика, что художник Чернецов на картине «Парад на Царицином лугу» среди 223 знаменитых в ту пору россиян, вместе с Пушкиным, Крыловым, Брюлловым, Жуковским, изобразил и Петра Телушкина.

……

В 1857 г. военный инженер Д. Журавский предложил заменить деревянный шпиль металлической конструкцией, устроенной по принципу мостовых ферм, прочных и легких. Молодой государь Александр II одобрил проект. Ангела спустили на землю, и тут стало ясно, что он свое отжил. Тогда-то и был сделан по образцу ринальдиевского четвертый, до сих пор осеняющий город, Ангел. Ажурная конструкция шпиля, изготовленная на Боткинском заводе по проекту Журавского, была доставлена в конце мая 1858 года, а в ноябре шпиль и Ангел уже сияли над городом. Сам шпиль был покрыт позолоченными листами лучшей меди, переплавленной из старинных монет. Высшая точка шпиля достигла отметки 121,8 метра. С тех пор и поныне Петропавловский собор (если не считать телевизион­ной башни) – самое высокое сооружение в Петербурге.

   

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.