Альпинисты Северной Столицы  




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 

 

АЛЬПИНИЗМ И ГОРНЫЙ ТУРИЗМ В БИЙСКЕ И НА АЛТАЕ

Интервью с ведущими альпинистами и туристами Алтая

Евгений ГавриловЕвгений Гаврилов – Бийск, журналист

 

Ахатов З.А., Бийск, КМС СССР по альпинизму;

Дракин Г.В., Барнаул, МС СССР по горному туризму;

Иванов Ю.К., Барнаул, МСМК СССР по горному туризму;

Яковлев Ю., Зеленогорск, 2 разряд по альпинизму;

Афанасьев А.Е., Иркутск, МС СССР по альпинизму;

Шумилов В.Д., Горно-Алтайск, МС по туризму и МС по альпинизму.

 

Ахатов З.А. Дракин Г.В. Иванов Ю.К. Афанасьев А.Е. Шумилов В.Д.

Обычно исторические сказы ведут от некоего первого лица, которое якобы суммируя весь информационный массив, выдаёт отвлечённое видение, претендующее на незыблемость. Но есть и другой взгляд на историю – изучение различных источников и, исходя из полученных сведений, воссоздание своего видения происходящего в прошлом, субъективного. Но объективно взгляд на историю может изменяться от поступающей новой информации. И в этом есть определённая динамика, движение. А история, как и жизнь, невозможна без неё.

Исходя из вышесказанного, всё, что следует ниже, не абсолют, а начало познания. Если появится после появления этого обзора у кого-то из участников событий на Алтае желание что-то добавить и не согласиться с чем-то – милости просим всегда! Это не догма, а часть большого целого, имя которому спорт, а в частности альпинизм и горный туризм.

 

Ахатов Зуфар: Заниматься альпинизмом в городе Бийске – на Алтае стали в 1962 г. В те времена на Алтай приехало очень много молодых специалистов из разных городов нашей великой тогда страны – СССР.

В Алтайском крае альпинизм начался раньше. Были уже и мастера, которые ходили на семитысячники. Но со старыми мастерами мы встречались только на выездах. В основном старые альпинисты, когда мы начали развиваться работали инструкторами в альплагерь «Актру». Они были значительно взрослее нас.

Двое алтайских мастеров, фамилии которых не помню (молод был в 1957) с китайцами ходили на пик Ленина.

Из мастеров тех лет вспоминается живущий в настоящее время в Барнауле Константин Борисович Семенюк, который выполнил МС СССР в 1964 г . и Виктор Себеряков. Семенюк в 50-ых годах был одним из первых участников освоения а/л «Актру».

Организатором Алтайского альпинизма был тогда Юрий Иванович Очкасов, который был председателем Алтайской ФА. Он организовывал выезды в различные альплагеря, в частности в район Фанских гор.

На ЮЗ Памире в своё время закрыл норматив МС СССР бывший директор Верх-Обского совхоза, доктор сельскохозяйственных наук, ректор АСХИ (Алтайского сельскохозяйственного института), ныне живущий в Барнауле профессор Николай Михайлович Бондарчук.

Как было, есть и будет, все большие дела начинают активные, талантливые и бескорыстные люди. Люди с большой душой. Именно такой человек появился в те года в городе Бийске.

Геннадий Александрович РеутовОрганизатором и руководителем первой секции альпинизма стал выпускник Сибирского технологического института, парень из Красноярска, Геннадий Александрович Реутов, потом окончивший аспирантуру этого же учебного заведения, защитивший кандидатскую диссертацию, кандидат в мастера спорта по альпинизму.

Школьные и студенческие годы жизни его прошли в Красноярске, который для него был лучшим городом России, потому что «30-40 минут и ты на Столбах» - его слова. Вырос, закалился, прошёл первичную альпинистскую подготовку – на Столбах. В 1961 году закончил Сибирский технологический институт и был направлен работать на Алтай г. Бийск в Научно-исследовательский институт химической технологии в лабораторию И. Кауфмана. С присущей ему энергией он начал свой трудовой путь, не забывая ни на минуту об альпинизме.

Когда Реутов приехал на Алтай него был третий разряд по альпинизму с превышением. По тем временам для сибирского города это было уже довольно много. Геннадий Реутов занимался ещё и ныне модными горными лыжами. Кто-то примкнул к нему ради них.

Он был увлекающимся человеком. Очень активно занимался теннисом, горными лыжами, байдарочным спортом, увлекался рыбалкой. Любил классическую музыку, танцевальные современные ритмы, любил азартно танцевать. За свою спортивную жизнь Реутов сделал много восхождений - труднопроходимые высокой категории сложности пики, вершины и стенки на Памире, Тянь-Шане, Алтае. В составе команды ДСО «Спартак» был на вершинах во Франции, Чехословакии, Германии. Был на вершине пик Ленина.

В 1961 г. в Бийске сформировался небольшой альпинистский круг: Реутов Геннадий Александрович, Медведев Владимир Макарович (живёт в Подмосковье), Сосунов Юрий Иванович Сосунов Юрий Иванович, впоследствии кандидат математических наук и я – Ахатов Зуфар Ахатович.

В 1966 году Геннадий Александрович Реутов поступил в аспирантуру и уехал в Красноярск. Уехали Сосунов, Медведев. Из тех, кто поднимал альпинизм в городе Бийске остался только я.

Медведев В.М. впоследствии стал МС СССР (выполнил в Алма-Ате), призером первенства Советского Союза по альпинизму 1974 года за С стену Хан-Тенгри, обладателем золотой медали и почетного знака «Снежный барс», который вручается покорителю всех вершин, превышающих 7000 м, в 1975 г. был кандидатом на Эверест. Но в тот год экспедиция не состоялась из-за отсутствия финансов, а когда в междугородных лагерях были заработаны деньги, возраст не позволил.

Первое время энтузиасты альпинизма в Бийске собирались на улице. Просто назначали время тренировок, обсуждали проблемы. Летом занимались в лесу, который располагался рядом с кварталом, где жили и работали, а зимой тренировались на лыжах.

Вскоре, на квартале АНИИХТа (Алтайского научно-исследовательского института химической технологии), где жили участники альпсекции, построили два общежития, в которых были подвалы. Один из подвалов мы решили освоить, или оккупировать. Сами оборудовали тем, что было нужно для занятий. После этого проблемы с помещением отпали, необходимость собираться на улице ушла в далёкое прошлое.

В те времена запретов как таковых не было. Денег ни у кого не требовали. Всё было бесплатно. Только занимайся! Трудности, были только в том, чтобы перед праздниками освободить от учёбы, работы тех, кто более-менее способен был показывать результаты в альпинизме.

Мы писали бумаги в соответствующие организации и просили оказать помощь в части освобождения участников. Если возможно, с сохранением средней заработной платы, а невозможно – без содержания, по желанию. Нам шли навстречу.

Все тогда работали. Альпинизм осваивали параллельно в летние месяца. Некоторые начальники, конечно, роптали: каждый год отпуск вам – летом, летом, летом. Но всё равно умудрялись выбраться.

На тренировки иногда выезжали за собственный счёт, раза два-три в году. По тем временам проезд был относительно дешёвым. Выезжали в район алтайских скал, напротив бывшего парома к озеру Ая, на левой стороне реки Катунь. Там и сейчас довольно приличные скалы, идёт вертикальная гряда, буквально в 30 м от Чуйского тракта. Первыми в 1962 году начали осваивать этот участок бийские альпинисты. С полкилометра от парома есть ещё кусочек интересных скал, но они немножко пониже.

Длительность – в зависимости от возможностей. По весне перед выездом в горы и осенью после окончания летнего сезона в горах. Когда праздники выпадали 2-3 дня. Это были чисто городскими мероприятиями – первенство города.

Жили в палатке, питались тем, что привозили с собой. Брали продукты или скидываясь, или закупая оптом. Готовили на костре. Наши палатки стояли чуть выше скал, там довольно ровная площадка. Единственное – надо было спускаться вниз за водой.

А до выезда на скалы была физподготовка: летом – бег, кроссы, зимой – лыжи. Зимой шла предлагерная подготовка с тем контингентом, который собирался летом выезжать в альплагеря. Проводили теоретические и практические занятия. А летом они разъезжались по путёвкам. В основном в а/л «Талгар» и «Ала-Арчу».

Те времена существенно отличались от того, что практикуется сегодня, когда скалолазание перешло в залы и делаются специальные стенки. В наше время всё было на естественных скальных массивах.

После занятий на скалах бийские альпинисты принимали участие в первых краевых соревнованиях. Они по тем временам были ещё довольно скромными и проходили под горой Синюха, на левом берегу Катуни около села Асхат. Участники соревнований переезжали на левый берег по висячему мосту. Буквально в километре от моста располагаются скальные выступы. На них и проводились первые соревнования.

Спустя некоторое время был найден более интересный участок, много различных маршрутов в районе Усть-Семы на 4 км Чемальского тракта. Там до сих пор проводятся все скальные соревнования.

Как мы готовили трассы? От каждой команды выезжал представитель. Люди, специально откомандированные для этого, проходили трассы, поднимались, чистили, готовили ограничительные участки.

Скальная трасса на Алтае довольно ограничена, нельзя, скажем, вправо на пять метров идти, нельзя влево уйти потому, что это граничит с опасностью срыва – маятники и прочее. Трасса маркировалась – где красками, где вешками, забивались крючья, и организовывалась верхняя страховка. Трассы должна быть одинаковыми для всех. Чтобы по ним никто раньше не ходил до соревнований. Они открывались в момент соревнований и по жеребьёвке участники проходили эти маршруты.

После того, как альпинисты Бийска стали выезжать на скалы, начали заниматься альпинизмом, пошли поездки в альплагеря. Там мы прошли начальный курс подготовки альпиниста.

В том же 1962 году состоялся выезд в горы – в а/л «Актру», который уже тогда несколько лет функционировал. Действовать он начал с 50-х годов.

Когда бийские альпинисты появились в «Актру», удобств, мягко сказать, было мало. А попросту – их не было. Всё таскали на себе. Лошади караванами доставляли по тропам до «Актру» продукты и прочее снаряжение с перевалочных баз из Курайской долины, примерно в 11 км . Это сейчас там можно на джипах доехать. Тогда переход из «Актру» к Шавлинским озёрам только осваивали.

Один из наших алтайских инструкторов, МС СССР, рассказывал, как они работали первое время. Был случай, когда первопроходцы добрались до места, а через три дня следом за ними должен был прийти караван. А продуктов, естественно, из этого расчёта набрали только на 2-3 дня. Но вот закончились три дня, а каравана нет! Ждут, ждут – нет! Караван почему-то задержался. Народ начал голодать – продукты закончились. Там же никто не живёт. Хариус плавает, червяка в рот ему толкают, а он не берёт его. Брезгует? Вот так и жили они пять дней... Робинзонили! В конце концов, караван пришёл. После чего люди настолько наелись, что можно было наблюдать такую картину: кто с куском сыра, кто с куском колбасы во рту лежит и дремлет. Вот так осваивали эти районы.

В конце 1970 г. а/л «Актру» был официально закрыт.

Видимо, не последнюю роль сыграл финансовый вопрос. Дорогими стали профсоюзной организации СССР далёкие подъезды, надо инструкторам платить, проезд туда и обратно. Приезжали работать на два месяца, а это три смены. ФА СССР под предлогом переноса действий в Фанские горы, по сути, закрыла «Актру». Там оставалась одна метеостанция, куда заброска проводилась на вертолёте. Сейчас и в то время там работают томичи, которые наблюдают за состоянием ледников.

В «Актру» стали выезжали чисто спортивные группы, которые сами организовывались. Алтайские сборы были в 1972 и в 1975 годах. Совершали свои восхождения алтайские альпинисты, обучалась молодёжь.

Альплагеря тех лет запомнились общением с такими людьми, с которыми в другом месте никогда бы не встретился. Жизнь сводила со знаменитыми тогда людьми, известными по всему СССР.

Встречались с теми, кто воевал на Кавказе, разговаривали, проводили встречи-беседы. Это были Одноблюдов Георгий Васильевич и Андрей Малеинов Андрей Малеинов – художник.

Гущин Данил ИвановичБыл на Алтае один из первовосходителей на пик Коммунизма Даниил Гущин.

На Шавлинских озёрах неоднократно бывал Борис Николаевич Делоне, один из старейших альпинистов. Он говорил, что Шавла – самый красивый район. Даже по сравнению с Альпами: «Вот я был в Швейцарии, был там-то и там-то, но красивее этих мест не видел».

Неоднократно на Алтае встречались с Троновым, первовосходителем на Белуху в 1914 году. Он был уже довольно немолодым, но бодреньким старичком. Ходил обычной с простой палочкой и занимался на леднике гляциологией. Был очень общительный человек. Ходили к нему порой ради консультации: «Как нам пройти?» – «Если пешком – столько, а на лошади – примерно столько». Указывал, как надо примерно идти на маршрут. По его крокам, которые он рисовал, люди спокойно проходили нужные участки.

В самые ранние годы освоения «Актру» на Алтай приезжал Игорь Евгеньевич Тамм, выдающийся физик. В честь его названа вершина в районе Актру. Его долго уговаривали взойти на вершину. Он был уже немолодой и ни в какую не хотел. Его, можно сказать, почти занесли на вершину и назвали её в его честь. Вершина довольно красивая вершина, снежная.

В канун ХXIV съезда КПСС с 15 марта по 11 апреля 1971 г. в массиве Белухи, в соответствии с «Правилами организации и проведения восхождений на территории СССР» состоялась экспедиция, которой предшествовал 12-дневный учебно-тренировочный сбор кандидатов в районе вершины Бабырган.

Когда появился спорткомплекс «Заря» с уникальным плавательным бассейном в Сибири, мы стали собираться там, нам выделили помещение. Вопрос с помещением решился легко. Просто пошли в профком (тогда профкомы ещё были) и всё объяснили: так и так, нам нужно помещение, мы берёмся его благоустроить, освоить, поставить и разделить. Там было несколько комнат. Водники в одном месте занимались, пешеходники – в другом зале. Вокруг клуба «Заря», который стал называться – «Клуб туристов и альпинистов Заря» объединялись представители различных организаций.

 

Из отчёта о работе городской альпинистской секции за 1972 год:

«Предлагерную подготовку прошли 42 человека, в период с декабря 1971 г . по апрель 1972 г ., в том числе по ДСО и коллективам города; "Зенит" - 23, "Труд" - 9, "Буревестник" - 10, Коллективы физической культуры: "Заря" - 20, шк. 18 - 2, "Прогресс" - 1, трест 122 - 3, "Электропечь" - 2, "Молмаш" - 1, станция ЮТ - 2, школа № 29 - 1, АПИ - 5, БГПИ - 5. С 28 апреля по 9 мая проводилась альпиниада в районе "Актру", в которой приняло участие 19 человек.

Во время альпиниады совершено 4 восхождения, в результате которых 11 человек повысили спортивную квалификация, а два человека выполнили норму на значок "Альпинист СССР".

В высокогорную зону по путевкам выезжали 20 человек. В спортивном сезоне 1972 года подготовлено значкистов - 6, спортсменов 3 разряда - 6, спортсменов 2 разряда - 5. Один человек успешно закончил школу по подготовке младших инструкторов и получал звание "Стажёр". В сентябре и октябре совершено два выезда на учебно-тренировочные сбора в районе села Усть-Сема. В настоящее время в секции занимается более 40 человек, в т. ч. 18 разрядников и 7 значкистов».

 

Всё снаряжение покупалось тогда за счёт средств профсоюза. Выдавали всё. Если в поход собирается группа, руководитель пишет заявку: надо столько-то и столько-то спальных мешком и прочее. Лыжи и ботинки были свои. Потому что они неспециализированные, в альпинизме они должны быть специальными.

Так со временем кое-что у нас появилось. Чисто специфическое альпинистское снаряжение. Профсоюз оказывал помощь, и мы в этом недостатка не ощущали.

В далёкие горы ездили по путёвкам. В то время можно было путёвки заказать. Заказывали через край. Притом через спортивную организацию «Зенит», к которой мы относились. Писали заявки и направлялся запрос в центральный совет, оттуда заявка шла в федерацию альпинизма, которая выделяла определённое количество путёвок на край, и, соответственно, край частично давал путёвки в Бийск. Путёвки для участков были недорогие, порядка 30 рублей на 20 дней. Это одна альпсмена. Не составляло труда приобрести.

Можно вычислить, сколько оплачивал за каждого человека профсоюз:

Из сметы 6 июля 1971 года, утверждённой на заседании президиума АКС ДСО "Зенит" расходов на одного человека: «1. Проезд Бийск - Душанбе и обратно - 100 руб. 2. Проезд Душанбе - Артуч (автомобилем) - 20 руб. 3. Суточные в пути следования 2,6 х 6 = 15,6 руб. 4. Питание на подходах и во время восхождений - 100 руб. 5. Наём каравана - 40 руб. 6. Прочие расходы - 5 руб. ИТОГО: 280 руб.»

Школьников у нас занималось много. Один из них, чисто бийский, из 18 школы, Андрей Афанасьев сейчас мастер спорта СССР, живёт в Иркутске. Наш воспитанник, начинал заниматься у нас. В своё время работал старшим тренером Восточно-Сибирского военного округа по альпинизму, а команда Иркутска принимала неоднократно участие во Всесоюзных соревнованиях и занимала призовые места.

Ахатов: 1985 год на Алтае отмечен знаменательным событием, связанным с альпинизмом. В честь 40-летия Победы было совершено массовое восхождение на Белуху, которое организовывала краевая федерация. Заброска туда осуществлялась на вертолёте.

Сегодня, когда секций альпинизма как таковых уже давно нет, и некогда полностью загруженные спортивные учреждения вызывают только вздохи сожаления необходимо вспомнить, каким он был для детей тогда, советский альпинизм.

Только из одной школы № 18 столько народу прошло! Около 500 детей через секцию альпинизма. Быть может для больших городов это цифра может вызывать усмешку, но для города, население которого составляло тогда чуть более ста тысяч – цифра немалая. А ведь альпинизм – это не футбол, не хоккей, не баскетбол. Плюс у нас были туристы водники, туристы-пешеходники.

На соревнования выезжало человек 40-50. А в горы ходило, по альплагерям – обычно от 30 до 40 человек. Только от города Бийска. Транспорт давали. Тоже профсоюз.

Надо отдать должное, характерно для того времени: если были задействованы дети, то всё было для детей. Для детей в принципе не было запретов, чтобы им куда-то не разрешали, не выпускали. Если есть возможность оказать помощь – всегда оказывали. К сожалению, сейчас уже ничего этого нет.

На те времена грех жаловаться. Нельзя. Если мы свои деньги и вкладывали, то очень мало, в малых количествах. Да практически и не вкладывали. На проезд, во всяком случае,– точно нет. Может быть, только на продукты иногда, если не хватало чего-то на базах.

Деньги на базы перечислял профком. В профкоме в смете всегда стояла строка, которая предусматривала такие мероприятия. Из этой суммы деньги перечислялись на общепитовские базы, а часто на турбазу. Там мы брали продукты, которых в свободном доступе найти было трудно: тушёнку, сгущёнку, гречку, самую распространённую, особенно для зимних походов.

Что же касается выезда инструкторов, то всё решалось тоже достаточно просто. Освобождали для работы в альплагере до трёх месяцев.

Обычно приходила бумага из Федерации альпинизма, что «Для работы в альплагере… в связи «Постановлением Совета Министров СССР от 3.11.1951 № 43/59»…, имеющему подготовку и квалификацию инструктора альпинизма должен быть предоставлен отпуск без содержания до 3 месяцев». На основании Закона времён Сталина, как ни странно! А содержание оплачивали в а/л согласно Приложению КЗОТ, ст.11 § 7 «О сохранении ЗП».

Не зря же был тогда лозунг: «Спасибо за наше счастливое детство». Детей в моё сознательное время, а мне 70 лет нынче исполняется, считаю, не обижали…

Если говорить о взрослых, то некоторые съездив один - два раза, бросали. Порой отговорка была такая: и так в зиме живём полгода, а нас ещё летом в зиму загоняют. Были и такие. Они, естественно, отсеивались.

Но энтузиасты продолжали заниматься. Года 3-4 выезжали в горы, а потом постепенно кто-то уезжал, кто-то прекращал занятия. Перечислить всех – довольно сложно. Далеко в альпинизме не пошли, но, во всяком случае, важен не результат, а участие. И здоровое общество – не так-то плохо.

Хочется вспомнить тех, кто оставил след в памяти.

Альберт Николаевич ИрдынеевХодил с нами в горы Альберт Николаевич Ирдынеев, в прошлом работавший технологом на огромном по тем временам Бийском химическом комбинате. Ныне развал СССР остановил его мощности, но Альберт Николаевич до сих пор жив и здоров. Он – выпускник Красноярского технологического института, вместе с Реутовым приехал в Бийск по окончанию института. Ирдынеев участвовал в первых наших мероприятиях.

А наши женщины?! Людмила Васильевна Галишевская, Анастасия Михайловна Полюдова, Тамара Александровна Рыжова Тамара Александровна Рыжова, выпускница Ленинградского технологического института, Эльвира Михайловна Сергеева…

Но если говорить в целом про альпинизм в городе Бийске, то лидеров было не много. Ведь много зависит от работы, да и от гор, которые не совсем уж и близко. Одни делают карьеру, другие ходят в горы и стараются и в карьере успевать. Если следовать поговорке, чтобы сделать карьеру в альпинизме нужно бросить работу. Но в те времена у нас таких возможностей не было.

И поэтому достижения довольно скромные. В целом по Алтайскому краю возможности были больше, но Бийск всегда зависел от края. Выделит нам край какие-то небольшие суммы – как хотите, так и используйте. А ведь деньги тоже решали многое. И личный энтузиазм. Насколько человек мог себя посвятить этому.

Альпинизм, как тогда было принято, выполнял не только функции физического развития человека. Большой была и моральная компонента. Люди ходили не ради денег, а ради высокой идеи.

Валентин Алексеевич ТененёвИз лидеров следует отметить сотрудника НПО «Алтай», который начал заниматься в Бийске, Валентина Алексеевича Тененёва, впоследствии в 1986 году он стал МС СССР, Чемпионом СССР 1985, 1989 гг.

Необходимо вспомнить Юрий Яковлевич Якушев Юрия Яковлевича Якушева, который в 1964 г . приехал в Бийск. В 1965 г. поехал в альплагерь и года через 2-3 возглавил городскую секцию альпинизма и был её руководителем порядка девяти лет. Он, можно сказать, стал тогда летописцем всех мероприятий.

 

Андрей Афанасьев: Звание МС СССР мне было присвоено в 1985 г. Я тогда набрал в три раза больше баллов, чем было необходимо. В советское время много спортсменов выполняло норматив мастера спорта, и был лимит – 20 мастеров в год по стране, не больше. Набрал вместо положенных на присвоение звания 20 баллов – 66.

Заявки три раза подавал Юдалевич Владимир Фадеевич, тренер, но ранг соревнований Шатаеву не нравился – я всё время выступал за Вооружённые силы. Он написал мне, чтобы должен набрать хотя бы один балл на чемпионате России или чемпионате СССР.

Когда попал в сборную России в 1985 г., выступил на Союзе, и мы взяли бронзу. В.Н. Шатаев сказал: «Всё! Наконец, ты выполнил норматив». Я говорю: «Ну, вы даёте! За 21 балл присваиваете мастера, а тут за 60 не давали».

Красота гор сурова: снег, лёд, скалы, небо. Небо разное. Горы суровые, а души альпинистов нежные, мягкие, ранимые... Контраст... И тянет какая-то неведомая сила. Нужно это сделать. А зачем – не знаю. Пусть разберутся другие…

Помню однажды, делая соло восхождение, вышел на седло Белухи, и дальше – на основной гребень. Вижу: вот она вершина. Подошёл к вершине, вижу Ильича. Там тогда стоял Владимир Ильич Ленин, статуэтка в полный рост. У неё под платформой был штырь, который втыкали прямо в фирновый снег. А поскольку народ менялся, то его переставляли: то туда, то сюда.


Афанасьев на Белухе с Лениным

Но прошло время и какой-то негодяй его выбросил. Не думаю, что кто-то забрал себе его в коллекцию. Почти уверен, что какой-то нелюдь в порыве злости на советскую власть просто взял его и выбросил с вершины. И напрасно! Это история. Не надо ничего менять. Тем более, такие эпохальные вещи. Был там Ильич. У меня даже есть фотография, где стою я, а рядом Ленин...

 

Яковлев Юрий: Коллектив формировался по двум направлениям: альпинизм, скалолазание. В течение многих лет я был главным судьёй этих соревнований.

На соревнованиях были представители Горно-Алтайска, Барнаула и представители некоторых других мест Алтайского края. Это были достаточно массовые соревнования. Как правило, соревнования проходили на майские праздники.

В Бийске был организован спасательный отряд, в который входили и члены нашей городской секции, мы выезжали на спасательные работы. Как правило, это были работы связанные со сходом лавин.

В одном из таких мероприятий, где участвовал я и Ахатов, нас из Горно-Алтайска на вертолете забросили в заданный район, где случилась трагедия. Просидели там неделю. Вертолёт улетел в Новосибирск на какие-то регламентные работы, а связи тогда не было. Нас было восемь здоровых мужиков, были продукты, но мы не знали: на сколько дней рассчитывать. Была полная неизвестность. Жили в полуголодном режиме, хотя продукты были. Когда совершались экспедиции к Белухе, мы вынуждены были оформлять пропуска, поскольку там тогда считалось погранзона.

Вот примеры, экспедиций того времени в «Актру».

Первый раз в воинской части Бийска мы просили машину, и нам выделили «ЗИЛ» с шофёром, с офицером сопровождения. Машина нас доставила до места, откуда надо было идти пешком. Мы наняли в колхозе гусеничный трактор с подвесной системой, на которое мы погрузили всё своё барахло, и пошли пешком за трактором.

По дороге трактор «разулся» – слетела гусеница. Хорошо, что один из наших участников служил в армии танкистом и разбирался в этих делах. Благодаря этому, мы отремонтировались и добрались. Обратно налегке сбегали сами. Через некоторое время за нами пришла автомашина, чтобы увезти обратно.

Второй раз мы делали заброску на вертолёте. Приехали в Горно-Алтайск. Откуда пассажирским рейсом на большом вертолёте долетели до села Акташ. Когда пассажиры вышли в Акташе, нас забросили в Актру на метеостанцию. Мы выкинули своё барахло, и вертолет улетел. Но обратно он за нами не прилетел! И мы выбирались своим ходом. Всем надо было успеть на работу, а мы взяли, кроме альпинистского снаряжения, ещё и горные лыжи! Нас было человек 17.

Мы активно в те годы сотрудничали с барнаульскими альпинистами, скажем, в экспедиции на Белуху в качестве инструктора, формального руководителя был Григорий Аронович Шулянский.

В августе 1969 года после четырехдневного штурма в сложных условиях группа альпинистов под руководством воспитанника секции бийского альпинизма Ю.В.Вершинина совершила восхождение на высшую точку Алтая, вершину Восточная Белуха ( 4506 м ). Это восхождение было посвящено 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. На вершине они установили бюст Владимира Ильича и оставили капсулу с памятной запиской.

***

Некоторые считают, что горный туризм – не альпинизм. Альпинизм интереснее. Совершенно противоположная точка зрения у многих, кто занимается горным туризмом…

Но, скорее, разница чисто умозрительная. Всё в мире относительно. И более правы те, кто не разделяет на «своих» и «чужих».

Горный туризм, как таковой в Бийске не развился. Не нашлось человека, подобного Реутову и Ахатову, который поднял бы его на должную высоту. Но это, скорее, реальность. А «бы» – склонение сослагательное.

Так получилось, если говорить о горном туризме на Алтае, что он тесно связан с главным городом Алтайского края – Барнаулом.

 

Георгий Дракин: «В СССР горный туризм, как самостоятельный вид спортивного туризма, впервые выделился в 1961-м году при утверждении разрядных требований по туризму на 1961 – 1962 годы. Эти разрядные требования утверждены были Постановлением Президиума Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР. Протокол №17 от 7 декабря 1961 г . пункт №3.

В 70-х годах горным туризмом на Алтае почти никто не занимался. При занятиях туризмом в самом начале своей туристской деятельности с 1976 года мы совершали маршруты, которые назывались пешеходными, но имели горный уклон. До начала 80-х годов на Алтае горного туризма как такового не было. Он, скорее всего, был в своё время, но потом как-то зачах и на рубеже конца 70-х воссоздавался с нуля. В это время горный туризм, при моей памяти, и начинает образовываться. У нас в крае он вырос из пешеходного туризма. В Алтайском крае где-то на этих рубежах образовалась отдельная секция горного туризма.

Всё организовывалось на базе пешеходников. Как таковой базы не было. У нас был довольно мощный «Клуб туриста». Вот на его базе, пока его не разогнали в 1990 году, это всё и было.

«Клуб туриста», барнаульский городской клуб был при алтайском краевом совете по туризму и экскурсиям, являющимся профсоюзной организацией.

Первоначально её возглавил Валерий Николаевич Ерёменко. Проводили свои горные слёты, соревнования, туриады. Несколько было на Алтае, несколько в Средней Азии. Люди выросли с единичек до горных двоек-троек.

В институте был у нас преподавателем Анатолий Муронов он приехал из Саратова. Он тоже был горником и тоже внёс в горный туризм на Алтае свою лепту. Спустя некоторое время в одном маршруте он сильно поломался и немножко привязал ходить. Опять же, когда он поломался, у них был пешеходный маршрут с хорошими горными элементами, но все же назывался пешеходным. Это конец 70-х начало 80-х.

На развитие горного туризма в Алтайском крае сильно повлияла связь с новосибирцами. Наш товарищ, Александр Андреевич Торощин, который погиб на Эвересте, попал в серьёзный маршрут с новосибирцами. Он сходил с ними на Памир в район вершины Карла Маркса и в район верховий ледника Федченко. В результате у нас появился свой руководитель больших категорий сложности походов по горному туризму. Чуть позже к Александру в группу вошли: я, Юрий Ильин, Сергей Винников, Юрий Иванов из Барнаула, Валерий Шумилов из Горно-Алтайска, Павел Беляев из Бийска. Мы вместе ходили как в пешие, так и в горные походы. Начали делать сложные маршруты. В начале 90-х годов делали хорошие маршруты: пятёрки-шестёрки по чистому горному туризму.

Торощин был ярким лидером с хорошими физическими задатками. Он из Барнаула. Мы вместе с ним работали и проводили многие детские и взрослые соревнования и слёты туристов. Интересы были совместные, в образовательной сфере и спасательной службе вместе работали.

У нас появился ещё один лидер Юрий Константинович Иванов. Он начал заворачивать маршруты шестой категории сложности, сделал их большое количество. Он – мастер спорта международного класса России по спортивному туризму со специализацией по горному туризму. Я всего лишь мастер спорта по спортивному туризму СССР. Сначала мастерский норматив выполнил по горному туризму, затем – по лыжному, потом – по водному. По своему первоначальному виду туризма – пешеходному достиг только кандидата в мастера спорта.

Волею судьбы в 1997 году сходил последний раз шестёрку. Потом перестал. Здоровьишко стало покачивать, суставы и прочее. Водным туризмом до сих пор занимаюсь. Иногда шалю. Правда, ходить шестёрки мне уже не сподручно, а попроще, троечки-четвёрочки хожу, с удовольствием.

А Иванов периодически вырывается.

На сегодняшний момент горный туризм в высоких категориях опять стал вымирать, потому что лидер тоже постарел. Больше лидеров нет и на сегодняшний момент горный туризм с серьёзными вершинами и серьёзными сложными перевалами, опять совершил виток спирали на низшую сторону. Сейчас в основном люди занимаются водным туризмом.

Наш первый маршрут пятой категории сложности по горному туризму чисто алтайской группой мы совершали на Алтае. Потом были пятерки-шестерки на Памиро-Алае в горном узле Матча, Памире, Тянь-Шане и, конечно же, на Алтае.

Спустя некоторое время пошли коалиции: у меня появилась своя группа, у Юры Иванова – своя. Мы распочковались и нас было много маршрутов.

Первая же группа, чисто алтайская, когда её собрал Торощин, скорее и дала виток горному туризму, потому что получилось так, что из неё вышли несколько лидеров.

Один из лидеров Валерий Шумилов в Горно-Алтайске развивал горный туризм. Но не сильно, потом стал ходить не оформляясь, дикарём.

В Горно-Алтайске, который тогда нам принадлежал, были свои лидеры. Там живут Владимир Иванович и Лия Станиславовна Неустроевы. Сейчас одному 78, другой лет 75. Они занимались водой, горами, лыжами с давних-давних пор. Но когда они закрывались, и когда ввели туризм как вид спорта в 1951 году, когда были утверждены первые разрядные требования по туризму включающие мастеров спорта СССР, тогда горного вида туризма не было. Были пешие, водные, велосипедные и лыжные виды туризма.

Закрыть мастера спорта до начала 90-х годов можно было только, если у тебя были совершены все зачетные походы начиная от участия в первой категории сложности заканчивая двумя руководствами пятой категорией сложности по одному из видов туризма. Так что понятие мастер спорта по горному туризму – условное, и его надо понимать как мастер спорта по туризму спортивному, для занимающихся именно горным туризмом.

Кто были мастера спорта по горному туризму, когда я только начинал? Тот же Ерёменко, тот же Маркин Михал Михайлович – бессменный председатель МКК Алтайского края на протяжении последних 30 лет. Вроде бы они занимались в основном пешеходным видом туризма, но у них были и горные походы. Например: у Михал Михалыча один зачетный поход руководства 5 к.с. назывался пешеходным, другой горным. Но в те времена еще было понятие горно-пешеходный вид туризма. Он закрыл звание раньше. Вроде закрывался как пешеходник, а маршрут зачётный был горный. Трудно понять. В справке у него так и написано горный маршрут. Толи его считать первым?

Если брать мастеров спорта по представлениям как «горников» т.е. мастеров спорта закрывшихся чисто по горному туризму, то их было очень немного. Это я, Иванов и… что-то у меня в голове больше не складывается.

На сегодняшний момент горный туризм в высоких категориях опять стал вымирать, потому что лидер тоже постарел. Больше лидеров нет и на сегодняшний момент горный туризм с серьёзными вершинами и серьёзными сложными перевалами, опять совершил виток спирали на низшую сторону. Сейчас в основном люди занимаются водным туризмом.

Хотелось бы взглянуть в глаза нашим господам клеркам, которые разрушили стройную систему профсоюзного туризма, социального туризма. Чего добились? Социальный туризм у нас основывался на детском туризме, на спортивном туризме и на оздоровительном туризме.

Все три вида туризма уничтожили. За исключением коммерческого туризма, под который пишутся законы и другие нормативные акты, как будто кроме коммерческого туризма другого никогда и не существовало.

В связи с тем, что социального туризма не осталось, не осталось основания пирамиды спортивного туризма (массовых походов низших категорий сложности и массовых закрытий низших разрядов по туризму)… Естественно, что туризм, особенно горный, в данных условиях, пока не будет государственной поддержки в плане социального туризма, не будет развиваться.

Будут всплески, связанные с появление какого-либо лидера, который заинтересован в этом. Да, будут ходить. Как только этот лидер куда-то отойдёт, душа ляжет в другую сторону, он кончится. Потому что нет массовости, нет выбора, откуда брать.

Вот пришли бы сейчас ко мне заниматься горным туризмом. Ну, сводил бы я их в единичку-тройку, а дальше-то у них роста нет. Нужны молодые, здоровые, физически сильные ребята, но с каким-то небольшим жизненным опытом.

Почему раньше много занимались туризмом? Была поддержка, была массовость. Люди развивались, стремились, чтобы дальше, больше, сильнее. Принцип ГТО: выше, сильнее и прочее. На сегодняшний момент этого нет. Кто сейчас будет заниматься горным туризмом? Сейчас легче всего заниматься диким и коммерческим туризмом. Потому что дикий туризм ни к чему не обязывает. А разряды? А кому они нужны? Перспективы вырасти до мастера спорта нет.

Вроде бы никто раньше не стремился к мастеру спорта? Вот его получил, и уже есть какая то гордость за себя. Подспудно, под мозговой коркой, на подсознательном уровне всё равно люди понимали, что есть рост. Ты знаешь, для чего тебе тренироваться, развиваться. Ты получишь удовлетворение от того, когда присвоят звание мастера спорта.

Сейчас… Господи! Разряды провалены до самого не могу. Никто не оформляет ни третьи, ни вторые. Иногда кто-то всполохнется, вспомнит – а вот я находил на первый разряд! Может быть тот, кто работает в каком-нибудь детском учреждении. «Мне бы может к зарплате добавочку? Пойду козакрою первый разряд». Всё! Другой заинтересованности нет! Нет никаких ни моральных, ни физических перспектив.

Думаю, что на таком уровне все виды туризма будут вымирать. Водный держится только из-за того, что стал более доступным. Можно подъехать к любой реке. Есть народ, который обеспечен. А водный туризм считался всегда дорогостоящим. Сейчас, если ты неплохо зарабатываешь, ты можешь всю эту амуницию, сплавные посудины и прочее купить в один раз и пойти, а не годами накапливать всё это. Пожалуйста, можно подъехать к любой речке, встать на неё и пойти. Поэтому сейчас всплеск интереса к этому виду туризма. А другие виды стали просто вымирать.

Насчёт присвоений званий по туризму. Опубликованы правила проведения туристских походов с 2008 г. в Интернете. Я кое-что скачал. Очень сложная система оформления разрядов. По старым нормам в прошлом году из ребят, которые у меня занимались, два человека выполнили, правда, по водному туризму, мастеров спорта. Мы и документы послали на всякий случай, а в прошлом году вообще отменили их присвоение.

А в этом году прислали правила, в которых заранее понятно, что надо было заявиться на пройденный маршрут чуть ли полтора года назад. Тогда можно было что-то иметь. А второе, чтобы внимательно сейчас прочитать эти правила, надо прочитать порядка 400 страниц. Кто это будет читать?

Если беру правила скалолазания, альпинизма, то они 7-8 страниц. Беру правила по туризму, с добавлениями, регламентами, положениями и прочее – больше 400 страниц! Я их просто сам ещё не читал до конца. Прочитал страниц 60 и отложил.

Народ ходит, и будет ходить. Если душа лежит к природе – надо ходить. И самому относиться с душой к природе.

 

Юрий Иванов: Ходить я начал с Алексеем Зворыгиным, потом – с Георгием Дракиным, затем – с Юрием Ильиным. От каждого набирался понемногу опыта. Позже стал ходить с Александром Торощиным. От каждого всего брал помаленьку. Они говорили: «Ты – самоучка». Я же им, смеясь, отвечал всегда: «Хоть как: вы всё равно – мои учителя. Что нужно мне, я брал от вас».Самоучкой человек не может быть. В любом случае берёшь что-то от кого-то. Понятно, что перерабатываешь через свои ошибки, никуда от этого не денешься.

Много общался с Михаилом Борисовичем Кондратенко, который работает завкафедрой по физике. Он альпинист. Дело в том, что они старше, понимают, что это такое. Старые альпинисты всегда рассказывали друг другу что, где и как. Тем более что Кондратенко с Кавказа начинал. А я тогда книжками про Кавказ был начитан, впоследствии и сам ходил туда.

В начале 80-х (1983 г.) стали закрывать туризм. До 1985 г. были только перворазрядники. В 1985 г. туризм опять открыли, но сделали многие оценочные показатели по альпинистски. Чтобы стать МС СССР по туризму надо было, как в альпинизме набрать 10 баллов. У меня к 1986 г. за участие чемпионатах «Буревестника», России, СССР было набрано 46 баллов.

Бурное развитие горного туризма было ещё до того, как Александр Торощин сходил с новосибирцами. Просто когда Саша сходил, и у него стала числиться в активе горная шестёрка. А это было шагом выше. Но до этого мы на высоком уровне всегда ходили. Те же горные походы. Без разницы – горный туризм или туризм. Но после новосибирцев Торощин уже мог официально водить шестерку.

Торощин был быстрый. Занимался в своё время ориентированием. Он стремился быть всё выше и выше. Недаром же он пошёл на Эверест. Я его тогда спросил: «Саша, тебе не хватает мастера спорта международного класса по туризму?» Но он хотел ещё что-то в альпинизме заслужить…

По горному туризму следует отметить Георгия Валентиновича Дракина, Александра Андреевича Торощина, Валерия Николаевича Ерёменко, Михаила Михайловича Маркина: никуда не денешься – он был и пешеходник, и горник. Вот и всё. А до них были только пешеходники.

Из альпинистов могу отметить: Николая Шевченко, который погиб на Эвересте, Бориса Лужецкого, Михаила Борисовича Кондратенко, Николая Бондарчука.

Есть специфика алтайского спорта, отличие. Конкретно – зауральцы. Сибирь от Урала отличается от Центральной России.

Однажды мы с Александром Торощиным спускались после пика Ленина на Луковую поляну. Там были питерцы. Кто-то их спросил: «Есть здесь кто-нибудь из сибиряков?». Они показали на нас рукой: «Урало-сибирская зона – вон там!».

Так что если следовать фактам, то мы относимся к урало-сибирской зоне. По психологии выживания, общения мы конкретно отличаемся от Центральной России. Кто отстоял Москву? Сибирь. Казахи и алтайцы.

В 90-х был спад, который был связан с перетрубацией на границе СССР и России. Но горный туризм оставался, мы по-прежнему ходили. Но никто не думал оставлять заниматься. В то время мы ездили на велосипедах, исходили из своих возможностей. И ходили по маршрутам.

Потом стало чуть полегче, до 1998 г., мы спокойно ездили, лазили. Случился дефолт – и опять всё провалилось.

Понятно, что со временем существования СССР отличия в занятиях туризмом стали большими. Когда я учился в институте и получал стипендию 40 руб., то мог слетать в Горный Алтай на самолёте. А сейчас? Сколько они получают стипендию – куда с ней?

Из наиболее интересных маршрутов на Алтае отметил бы Шавлинские озёра, никуда не уйдёшь, Зеркало Красавицы. Шавлинские озёра и вверх по Красавице. Между Красавицей и Сказкой. Этот ледопад проходил три раза. Воронежцев первопроход, что после них только мы и проходили. Больше никто из СССР его не проходил.

 

Шумилов Валерий: В 1982 г. приехал на Алтай, будучи кандидатом в мастера спорта по горному туризму. Мы сделали с бийскими ребятами несколько горных походов, много сделано с барнаульскими ребятами.

Судьба меня забросила в Горно-Алтайск. Компания моя была далеко, а здесь горный туризм был не очень-то популярен. Пришлось практически с нуля начать заниматься альпинизмом.

Но не забывал и горный туризм. Вместе с Сашей Торощиным сделали несколько «шестёрок». Мы ходили с ним сложные горные маршруты: траверс Пика Ленина, несколько вершин: Пик Корженевской, прошли плато Коммунизма – подняться на пик в 1993 г. не позволила погода. Саша Торощин все семитысячники в СССР прошёл в горных походах, в «шестёрках»…

Проблем сегодня много, решать тяжело, так как слабая материальная база. Альпинизм сейчас стал дорогим видом спорта. Поддержки от государства в части развития альпинизма абсолютно никакой.

Пытаемся как-то с этим бороться: зарабатываем деньги, организовали коммерческую фирму «Экстрим-парк» в Усть-Семе, где у нас полигон по скалолазанию, где всегда проводим соревнования. Сделали его полтора года назад. Здесь работают наши ребята, пытаются зарабатывать деньги, которые мы вкладываем в развитие своего любимого дела.

Тот, кто хоть однажды сходил в горы запоминает это на всю жизнь. А для тех, кто полюбил горы, они как стимулятор жизни. Иногда после серьёзного похода, маршрута говоришь себе, что больше не хочешь их видеть никогда… Но проходит время, и ты начинаешь снова туда стремиться. Ты уже не можешь без них. Не каждый принимает это всё. Мне повезло, что у меня много друзей, которые любят горы.

Изучение истории – процесс длительный. Многое не сказано, многое упущено. Как ни странно, но есть начало. Почему-то ни один альпклуб на Алтае не знает историю альпинизма в крае. Предпочитают писать историю с новейшего времени, т.е. историю о себе: как организовались, какие они хорошие и большие!

Историю, которая слегка воссоздана здесь – некий каркас, основа, которую можно продолжать и продолжать, углублять и углублять. Каждый новый человек добавить свои строчки в историю гор Алтая, историю людей в этих прекрасных горах. Про альпинизм, горный туризм.

Закончить маленький экскурс в историю Алтайского края хотелось бы оптимистическими словами. Ведь только когда человек устремлён в будущее, оно приходит. Будущее есть. Надо не только верить в него, но и строить, бороться.

  элитный эскорт для мужчин.  

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.