Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования
 
Пироги Люкс- осетинские пироги доставка бауманская. Доставка 30-90 минут.

1980. Первое соло на Эверест и единственное в муссонный период

Книга - Хрустальный горизонтПо книги Р. Месснера «Хрустальный горизонт» .

Андреев Герман – врач, МС СССР .

Ицкович Юрий – к.т.н., МС СССР .

 

Подробней читайте в 12 томе АСС

 

Представлять Райнхольда Месснера

Месснер фото Гогена

 нет необходимости, потому что он не только один из самых знаменитых альпинистов в мировой истории, но ещё и защитник природы, философ и замечательный писатель. Поэтому… мы постарались максимально воспроизвести его собственные слова, лишь изредка добавляя свои связующие междометия.

…Сначала несколько его слов о себе.

Месснер: «Я отказываюсь от мощных технических средств, под которыми я понимаю кислородный аппарат, шлямбурные крючья, вертолет – короче, приборы, с помощью которых невозможное становится возможным. Я хотел бы покорять то, что ещё можно покорить собственными силами… я должен подойти к границе моих физических возможностей, а для этого нужно одиночное восхождение на сложную стену, на большой высоте, с предельной нагрузкой и полным утомлением. Моим злейшим врагом на пути к цели является страх… Я хочу быть сильнее собственного страха»…

Месснер был на Эвересте неоднократно… «…что меня мучит, не дает спокойно жить – это потребность доказать всему миру, что Эверест можно покорить в одиночку. …

Захожу в бюро общества «Вершины тигров» (Катманду) и тут же узнаю, что знаменитый японский альпинист Наоми Уэмура1/ получил разрешение на одиночное восхождение на Эверест зимой 1980/81 года… Да это невозможно! Это же моя идея!… Надо что-то предпринять. Я должен быть первым».

До заявленной зимы у него оставалось всего несколько месяцев. Фактически у него не было другого выбора, кроме как идти на Эверест во время муссона … он добрался в район Эвереста только в июне 1980 года… Не удивительно, что до настоящего времени, никто не повторил восхождение в период муссона (в июне-августе)! Без рекорда нет и стимула рисковать.

…до середины августа Месснер вместе со своей спутницей Неной Холгин

Нена Холгин

 из Канады акклиматизировались и обустроили базовый лагерь (5.000 м). В середине августа Месснер решил идти наверх. …С Неной установили ещё 2 лагеря, соответственно на 6.000 и 6.500 м… и спустились в базовый лагерь.

«…в базовом лагере мы быстро пришли в себя. … За три недели на высоте 5.000 м мы полностью восстановились».

Утром 16 августа…

«Покидаю палатку. Нена опять не готова. …Я как будто стыжусь подождать ее. …Там на камнях наш лагерь. Это – лучшее место… на высоте 6.500 м. … в августе, ветер – мое спасение. … При западном ветре на Эвересте самые благоприятные и безопасные условия для восхождения: твердый фирн, гребень свободен от снега, менее вероятны лавины».

Из этих слов можно понять, насколько хорошо, насколько основательно знаком Месснер с особенностями погоды на Эвересте.

«Наблюдая за изменениями погоды, я в какой-то степени начинаю постигать оптимистическую точку зрения буддистов на проблему смерти…

…стараюсь не задерживаться. Завтра, 17 августа, я выйду отсюда (из лагеря 6.500), потащу свой рюкзак под Северную седловину. Весит он не так много, килограммов 18, но в нем есть все необходимое для одиночного восхождения: продукты, горючее на неделю, бивачная палатка, спальный мешок, матрац и фотоаппарат. Я оставлю этот рюкзак на 500 метров выше и таким образом смогу сэкономить силы и время для решающего штурма. Не знаю, найду ли я сейчас вещи, которые я спрятал под стеной еще в июле. На всякий случай, снова беру все необходимое».

Это хитрый ход Месснера. Он, точно зная свои силы, считает, что лучше сделать заброску и ещё раз переночевать в благоустроенном лагере 6.500, чем рисковать лишней ночевкой на ещё большей высоте.

«Подъем на Северную седловину представляет опаснейший этап моего одиночного восхождения. Стена Чанг Ла… самое главное – лавинная опасность…

Как быстро я на этот раз иду. Способ движения отличается от обычного, альпинистского. Это ходьба на четырех, когда лыжные палки играют роль второй пары ног.

…Чуть ниже Северного седла, примерно в 80 метрах от кромки гребня, в небольшой ледовой нише оставляю свой рюкзак. Закрепляю его на ледобуре. Оборачиваюсь кругом, запоминаю место…

Теперь быстрее спускаться. Нужно отдохнуть, выспаться, напиться, как следует, нужно также морально подготовиться к решающим дням.

17 августа Пора вставать. …Начинаю пройденный вчера путь. Быстро набираю высоту. …

Вдруг снег обрушивается подо мной. …Я падаю в пропасть, нахожусь в процессе падения, как в замедленном кино, ударяюсь то грудью, то спиной о стенки ледовой трещины, расширяющейся книзу. Я понимаю, что происходит и, тем не менее, остаюсь совершенно спокойным…

Неожиданно ощущаю опору под ногами. (Месснер задержался на хлипком снежном мостике)… Пожалуй, я останусь в этой трещине навсегда. Холодный пот выступает у меня на лбу. Вот когда я испугался

Я даю себе слово повернуть назад, если когда-нибудь увижу белый свет. Никаких больше восьмитысячников в одиночку!

А между тем страх, сковавший мои члены, тут же исчез, как только я начал действовать, пытаясь достать кошки из рюкзака. Тут я обнаруживаю на нижней стенке моей трещины полочку, небольшую кромку шириной в две ступни. Она ведет по косой вверх и полностью забита снегом. Это спасение!

Осторожно, широко расставив руки, я падаю руками на прорезанную полочкой стенку. Осторожно переношу правую ногу, ставлю ее на ступеньку в снег, который карнизом намерз на долинной стенке трещины. Нагружаю ногу. Держит! … Каждое мое движение инстинктивно изящно, как фигура заученного танца. Пытаюсь уменьшить вес своего тела. Глубокий выдох, все тело подчинено новой позиции. На мгновение, на одно ре­шающее для жизни мгновение становлюсь невесомым. Отталкиваюсь левой ногой от снежного мостика, руками поддерживаю равновесие, весь вес тела на правой ноге. Теперь можно сделать шаг левой. Облегченный вздох. Крайне осторожно перехожу – лицом к стене – направо. Правая нога ищет новую опору в снегу, левый ботинок с точностью до миллиметра поставлен в снежный след, который несколько секунд перед этим занимал правый. Карниз становится шире, он ведет по косой наверх, на волю. Я спасен! ...

Сидя в трещине, я решил, что вернусь, прекращу восхождение. …Теперь, когда я наверху, продолжаю подъем, не задумываясь, ничего не проводя через сознание, как робот, запрограммированный на восхождение. Это смертельно опасное падение не имеет для меня ничего общего с Эверестом. Оно лишь увеличило мою бдительность…

Можно не торопиться. За утро я поднялся на 700 метров. А всего на сегодня намечено пройти 1.000 метров…

Альтиметр показывает 7.360 м. Всего 9 часов. До Северного седла я дошел за два часа. Благодаря принятой тактике я сэкономил одну ночевку.

18 килограммов на этой высоте – так много. … каждый раз огромным напряжением воли заставляю себя встать и идти дальше.

Физически я несу всю нагрузку один. Психически же я время от времени чувствую рядом с собой помощника. Вон снова кто-то идет за мной!... Так кто-то сопровождает меня до высоты 7.800 метров…

Я не спешу ставить палатку. Я очень устал и рад тому, что наконец-то принял решение остановиться на ночлег. Уже само сознание того, что больше никуда не нужно идти, восстанавливает силы.

…Я дойду до вершины за следующие два дня…

Ночь проходит сносно… ветер постепенно стихает…

Ты должен идти! Выигранное время – это сэкономленные силы… Скоро 9 часов. Погода хорошая. Завтра я буду на вершине!

Вылезаю из палатки, и ко мне возвращается обычная уверенность…

Первые 50 метров иду очень медленно, потом нахожу нужный ритм. … Внезапно погода ухудшается…

Сегодня, 19 августа, я все утро иду гораздо медленнее, чем обычно… каждый шаг – мучение.

Пройдя вверх метров сто от места ночевки, убеждаюсь, что путь по гребню и опасен и изнурителен. Велика и лавинная опасность.

Тут замечаю, что на северной стене снежные доски сошли. Какая счастливая случайность! Там теперь твердая подложка. Итак, туда! … начинаю траверсировать северную стену… пойду в кулуар Нортона, а на следующий день – далее к вершине. Решение принято неожиданно, из-за состояния снега…

Я часто прихожу в ужас: почему мне чудятся человеческие голоса…

…приближаюсь к кулуару Нортона. …Наверное, надо ставить палатку. Но здесь слишком ненадежно.

Осознаю, что я все еще метрах в 200 восточнее кулуара Нортона. Потом смотрю на высотомер: 8.220 метров. Это никуда не годится! Я недоволен не только высотой (надо было бы подняться до 8.400 метров), но и тем, что устал сегодня больше, чем вчера. Идти дальше не могу.

…как найти дорогу вниз, если погода не наладится? ... Только когда работаешь, страх исчезает…

Час спустя на скальном пятачке стоит моя палатка…

Утром чувствую себя таким же утомленным, как и вечером. … Есть ли у меня еще желание идти вверх? Да. Я должен идти вверх! ...  Я здорово промерз… Холод – это значит, никаких осложнений на Эвересте, связанных с муссоном…

Надо вылезать и идти. На этой высоте не отдыхаешь Сегодня или никогда. Или – или. Или вверх, или вниз.

Сегодня 20 августа. Всё оставляю на месте. … Беру с собой только фотоаппарат… Сейчас девятый час. …жалею, что не взял лыжных палок для равновесия. снова слышны голоса… появляется чувство опасности срыва…

Путь по кулуару Нортона логичен и не так труден…

Иду кулуаром до черной нависающей скальной стены, преграждающей путь. … Время больше не существует. Я весь состою только из усталости и напряжения…

В следующие три часа я уже ничего не воспринимаю. Я – существо, бросившее себя в пространство и время. …тем не менее, продвигаюсь вперед. … Ни сомнений, ни радости, ни страха. Чувств больше нет. Осталась только воля. Еще несколько метров – умирает и воля, побежденная бесконечным измождением. Теперь уже ни о чем не думаю, ничего не чувствую. Бессильно падаю, лежу…

Я обязан дойти! ...

Странно, что не видно алюминиевого штатива, установленного на вершине китайцами в 1975 г. Но вот и он. Дотрагиваюсь до него как до друга. Я прикасаюсь к своему антиподу, к силе, которая, и снимает напряжение, и воодушевляет меня… этот штатив, это сооружение, поднимающееся из снега до высоты колена, здесь. Я на вершине.

…Что, уже вечер? Нет, сейчас 16 часов. Пора уходить

Сейчас главное мучение – это кашель. Он превращает жизнь в ад…

Дохожу до палатки и рюкзака как раз перед самым наступлением темноты. В эту ночь сна почти нет. … Растопил немного снега, пью… Лежание в палатке похоже на смерть. Только сознание достигнутого успеха поддерживает меня».

Так проходит время до рассвета.

«…преобладает ощущение – выжил, спасен!...

С уверенностью лунатика спускаюсь вниз. …я упал. Я пытался тормозить, но не мог задержать скольжения вниз. С нарастанием скорости во мне пробудились новые силы…

Медлить нечего, спускаюсь дальше. Очень скоро пальцы на ногах онемели, а ноги устали настолько, что я сажусь на снег и сползаю на пятой точке.

Тут я снова вдруг срываюсь

Со стонами, шатаясь, иду вперед, ноги не держат, падаю. Тут я бросаю все, зарываюсь лицом в снег, содрогаюсь всем телом. Я внизу. Я счастлив. … Вон по валу ледника идет Нена. … Я не могу больше кричать. Перед глазами темнота. Медленно, постепенно я расслабляюсь, возвращаюсь к жизни. Нена сразу же берет меня под свою защиту на целые часы и дни. Теперь она принимает решения, она заботится обо мне, руководит экспедицией, ведет дневник».

 

Оцените маршрут Месснера (рисунки Калмыкова С. ):

маршрут Месснера

I, II и III – Первая (8500 м), Вторая (8580 м) и Третья (8690 м) ступени.

– – – – путь Райнхольда Месснера 1980 г.

M2 – второй лагерь Месснера на высоте 8220 м (первый невидим на этом рис.).

– . – . – путь Эдварда Нортона 1924 г. (без кислорода).

N – высшая точка, достигнутая Месснером (8570 м) в Большом кулуаре (кулуар Нортона).

…… – стандартный современный путь.

DC3 – место современного Лагеря 3 (около 8300 м, нумерация лагерей сейчас начинается с Северного седла).

DС33 – 6-й лагеря 1933 г. на высоте 8350 м.

DС24 – 6-й лагерь 1924 г. на Северном гребне на высоте 8150 м.

+ – место нахождения тела Джорджа Мэллори.

· – место, где в 1933-ом году был найден ледоруб связки Мэллори - Ирвин.

 

путь Райнхольда Месснера 1980 г.

I, II и III – Первая (8500 м), Вторая (8580 м) и Третья (8690 м) ступени.

– – –– путь Райнхольда Месснера 1980 г.

M2 – второй лагерь Месснера на высоте 8220 м (первый на высоте 7800 м скрыт перегибом Северного гребня).

N – высшая точка, достигнутая Эдвардом Нортоном в 1924 г. (8570 м).

D – место современного Лагеря 3 (около 8300 м).

 

Снова запись из дневника Нены:

…22 августа 1980 г. Совсем другой человек лежит теперь в палатке. Он дремлет и пьет целый день. Встать у него нет сил.

Понадобилась неделя, чтобы отдохнуть и по-настоящему прийти в себя.

…Трудно найти слова, чтобы выразить восхищение тем, что сделал Месснер с 18 по 21 августа 1980 года. Недаром его называют самым удачливым альпинистом планеты. Так точно угадать окно в капризной погоде муссонного периода может только тот человек, кому помогает Провидение.


1/ Уэмура Наоми (1941-1984) – Япония. Основные покоренные вершины: 1966 – Монблан и Маттерхорн в Европе, Килиманджаро в Африке. 1968 – Аконкагуа в Южной Америке, пик Санфорд в Северной Америке. Все восхождения совершены в одиночку – соло. 1969 – попытка покорить Эверест, неудача. 1970 – совершает восхождение на Эверест, а вскоре совершает соло на Мак-Кинли. Таким образом, в 29 лет Уэмура покорил высочайшие вершины Европы, Африки, Азии, Южной и Северной Америки. Выполнил одиночный спуск на плоту по Амазонке – путешествие длиной 6000 км! Совершил соло-путешествие на собачьей упряжке по Гренландии, Северной Канаде и Аляске. 1978 – совершил первое в истории соло-путешествие к Северному полюсу. 1979 – побывал в Тибете, Гималаях, готовясь в будущем подняться в одиночку на Эверест. В стремлении сделать это впервые в истории он конкурировал с Р. Месснером. 1984 – первое зимнее соло-восхождение на Мак-Кинли. Наоми видели на вершине. Однако во время снежной бури при спуске он исчез...

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.