Альпинисты Северной Столицы  




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 

 

Тайна лавины: какая и почему она была?

Тайна лавины состояла не только в том, имела она место или нет. Требовалось ответить, какая она могла быть, и какая была на самом деле по ее видимым следам.

По ряду внешних признаков внимательный взгляд следы лавины видит. Действительно, разрушенная палатка стояла под снегом, ее оттяжки со стороны задней стенки сорвало, а укрепленную середину и заднюю стойку повалило. Стойку сломало в двух местах. Разорванную палатку не раскроило совсем и не разметало вещи по склону, - значит, палатку плотно прикрывал снег. Причем внутрь палатки много снега не попало, как случилось бы, если бы разорванная палатка стояла на ветру 25 суток. А вот наличие «следов-столбиков» ниже палатки показывало, что после аварии до прихода спасателей сильные снегопады не выпадали. Слой свежего снега ветер сдул вниз и уплотнил остаток в жесткий наст. На это же указывает сравнение снежного покрова до аварии по последним снимкам группы Дятлова, и после аварии по показаниям поисковиков. Видно, что покров заметно изменился за 25 суток, - весь свежий слой снега сдуло, а плотная плита еще более уплотнилась и просела вниз. Несмотря на полный сдув свежего снега со следов, плита верхнего слоя снега на палатке осталась и предохранила ее от дальнейшего разрушения ветром, который у Холатчахля за 25 суток периодически достигал ураганной силы. Достаточно отказаться от заблуждения и внимательно взглянуть на палатку, фотографии, склон и состояние погибших, чтобы увидеть следы, оставленные лавиной. Лавина –  сильная «сущность», она оставила много следов. Их увидеть несложно, если отбросить заблуждения. Первые следы увидел М.А.Аксельрод по состоянию снега на палатке (факт 1). Он заметил, что внутри палатки снега немного, и что по всем признакам палатку придавило снегом до того, когда дятловцы ее оставили. В противном случае палатка была бы просто «растерзана» ветром, который разметал бы вещи и сильно занес палатку изнутри снегом (как палатку Семяшкина, - см. следующую главу). Все это не произошло: палатку придавило до того, как ее покинули.

По протоколу Слобцова: «…На палатке на снегу лежал фонарь карманный, китайский, который, как установило следствие, принадлежал Дятлову. Непонятно было то, что под фонарем был снег 5- 10 см толщиной, над фонариком снега не было, по бокам был немного присыпан снегом. Фонарик взял я первым и обнаружил, что он не был включен. Когда включил, то зажегся свет…»

Значит, в момент выхода дятловцев из палатки она была засыпана снегом, хотя ее и резали и рвали. Ведь снег на палатке обнаружен под фонарем (факт 2), причем снег под фонарем не сдуло ветром, как вокруг следов дятловцев. В момент аварии снега на палатке было больше, поскольку потом свежий снег сдул ветер, а остаток уплотнился в 2-3 раза до этих «5-10 см». На фото раскопа палатки видны плотные комки снега, а не мягкий «свежак», сдуваемый ветром.

Куртка (факт 3), вдавленная в разрыв палатки со стороны склона, - признак борьбы внутри палатки, в стесненных условиях. Снег изнутри палатки выдавливали силой, отвоевывая пространство. Куртками дятловцы накрывались поверх одеял, а ватники клали под себя. Одну из верхних курток вдавили, когда навалился снег (по всем признакам, - меховую куртку Дятлова). А удержаться в разрыве палатки и в склоне куртка могла только в условиях, когда палатку придавило снегом. В обычной же обстановке никому не пришло бы и в голову вдавливать куртку в склон с разрывом палатки. Скомканные, смерзшиеся одеяла в палатке – тоже признаки борьбы в стесненных условиях.

Разрезы, разрывы и трещины палатки (факт 4)– тоже факты в пользу снежного обвала. Как следовало из опыта других аварий (см. ниже), - разрез и разрыв палатки, - обычная вынужденная мера в условиях, когда палатка придавлена снегом. Особенно когда надо извлечь травмированных товарищей. Трещина крыши вдоль задней кромки - прямое следствие схода обвала и действий в стесненных условиях под завалом. Если палатка не придавлена снаружи, в экстренных случаях ее крышу прорывают и руками, и головой, - так обычно вырываются из палатки в случае пожара, при вспышке примуса и возгорании топлива. Но при навале снега разорвать палатку изнутри очень сложно, и разрез палатки является вынужденной мерой, чтобы ее разорвать и срочно выйти наружу.

Сломаная в двух местах лыжная палка – стойка палатки и оборванные растяжки с ее северной стороны (факт 5). Для слома бамбуковой лыжной палки в двух местах требуется мощный удар нагрузкой, распределенной по площади ткани палатки. Сильному человеку, даже при большом желании, очень непросто сломать палку руками в двух местах. Ветер так сломать палку не мог. Слом, скорее всего, имел место по схеме двух-опорной балки, изображенной на рисунке. Он мог произойти одновременно в двух местах, или последовательными сломами сначала в одном, потом в другом сечении, где возникли максимальные изгибающие моменты. Причем сломать палку мог не только обвал, но и дятловцы, если она им мешала извлечь пострадавших, мешала откинуть ткань палатки и снег. Хрупкие, ровные сломы бамбука на морозе поисковики ошибочно приняли за «разрезы» палки.

Слом лыжной палки в точках B и D по двух опорной схеме с опорами А и В (Q – распределенная по площади, а q – погонная нагрузка на единицу длины)

Задняя оттяжка от конька палатки была сорвана, - ее на палатке не оказалось (по акту экспертизы). Масленников показал (стр. 70 дела): «…Палатка была растянута на лыжах и палках, забитых в снег, вход ее был обращен в южную сторону и с этой стороны растяжки были целы, а растяжки северной стороны сорваны и поэтому вся вторая половина палатки оказалась завалена снегом…». Ясно, что часть оттяжек палатки сзади и со стороны склона обвал сорвал, а часть их обвал не сорвал, а сдвинул. К сожалению, поисковики здесь четко не отметили положение оттяжек и державших их лыжных палок, - эти улики могли много сказать и о наличии, и о характере обвала снега.

Зона разрыхления снега (факт 6) в средней части палатки, и обнажения из размочаленной ветром ткани возникли не случайно. Они возникли в месте разрывов, из которых дятловцы выходили наружу, вытаскивали пострадавших и вещи. Ветер сдул часть разрыхленного снега, и ткань палатки обнажилась, - в этих местах ее края разлохматило ветром. Снег в зоне палатки был разрыхлен и в результате действий дятловцев, и в результате схода обвала. Поэтому и следы в зоне палатки не сохранились, - ветер, как утюг, разгладил и неровности, и следы. Ниже палатки следы сохранились в виде застругов, - структура снега там была другой. Там сохранился твердый наст со слоем свежего снега, - на насте отпечатались следы, сохранившиеся в виде застругов из уплотненного снега. У палатки наст был исходно разрушен, - следы не сохранились.

Лыжа-стойка (факт 7): перемещенная, стоящая явно не на своем месте высокая боковая стойка палатки со стороны склона и ее оборванные оттяжки, - тоже доказательство схода снежного обвала. Она упала на палатку, ее подняли и воткнули у палатки в качестве вешки (по словам Шаравина, у входа, а по фото – за задней стенкой палатки). Сама эта стойка переместиться на новое место не могла, а стояла она до и после обвала не на пути из палатки через разрывы, - сбить ее случайно с ее места не могли.

Устоявшая лыжная палка-стойка (факт 8) у входа палатки с ослабевшими боковыми оттяжками явно удерживалась только тканью палатки, прижатой снегом. Без снега ветер ее бы быстро завалил, расшатав оттяжки. По состоянию снега у палатки и следов ясно, что ни одного сильного снегопада до прихода спасателей не было. Иначе от следов ниже палатки не осталось бы ничего. Палатку придавил снег обвала, а не снегопад.

Тяжелые травмы дятловцев (факт 9), - все компрессионного типа без внешних повреждений, - это явные признаки обвала крупной массы снега с небольшой скоростью. Других обоснованных причин таких травм нет.

Легкие травмы дятловцев (факт 10) - многочисленные на открытых частях головы и лица – признаки удара снежной массы и борьбы внутри и вне палатки, когда она была придавлена снегом. Отдельные повреждения кожи лица могли возникнуть от падения на склоне (что в походах случается редко) и от растирания кожи на морозе. А также вследствие борьбы вне палатки на «частоколе» из лыжных палок и из-за переноски раненого Тибо-Бриньоля с подхватом рук на плечи.

Наличие «снежной доски», и ее глубокой подрезки (факт 11) в месте установки палатки по последним снимкам и по состоянию уплотненного снега на месте аварии, - признак и лавинной опасности, и схода обвала, поскольку никакого метрового «уступа» выше палатки спасатели не обнаружили.

Следы схода снежных масс на коре пихт (факт 12), обнаруженные вблизи места установки палатки экспедициями 2001 и 2008 годов, - явный признак и лавинной опасности, и регулярного схода снега на склоне в месте аварии.

Так что при внимательном взгляде следы воздействия лавины становятся видны.

Но противники «лавинной версии» выдвигали совсем другие аргументы. Они говорили, что палатку, поставленную «по-штормовому» с заглублением в снег на полметра, просто занесло наметенным сверху снегом. И что заднюю стойку палатки (из лыжной палки) завалило, а оттяжки сорвало сильным ветром, а вовсе не лавиной.

Противники «лавины» упорно утверждали, что поисковики не обнаружили никакого «следа лавины». Утверждали, что склон над палаткой крутизной 18-20º слишком «некрутой» для схода лавин и что район Северного Урала вообще «нелавиноопасен», и что в нем не случалась гибель туристов в лавинах. И что на склонах Холатчахля никогда не наблюдался сход снежных лавин или какие-либо их признаки.

Утверждали, что «опытные уральские туристы» не допускали даже мысли о сходе лавины на палатку группы Дятлова. И что раненые дятловцы не могли самостоятельно идти вниз по выводу судмедэксперта Возрожденного. И что характер их травм и наличие 8-9 пар следов, исключал возможность получения травм в палатке.

Утверждали, что «лавина» не объясняет причин поспешного отступления от палатки, что она не объясняет наличия многих улик и наблюдаемых явлений, - таких, как «огненные шары», «радиация», странного поведения дятловцев, не объясняет их травмы.

Противников «лавины» не смущало то, что с момента аварии до прихода поисковиков прошло 25 суток. И что за это время серьезно изменился характер снежного покрова. Не смущало, что лыжня дятловцев до палатки и все их следы в радиусе более 10 м от палатки не сохранились. Они считали, что «лавинный след» в таких условиях непременно должен был сохраниться. Их не смущало, что след лавины в горах при сильном ветре исчезает в течение несколько часов. Ведь все зависит от конкретных условий, а выводы «на все случаи жизни» неверны.

То, что там что-то «не увидели», что-то «не поняли», - это не аргумент. И то, что в районе «такое не случалось», - тоже не аргумент. Подобные «доказательства» несостоятельны. Противников природной версии аварии не смущало то, что туристы-мастера из Москвы Бардин, Шулешко осторожно, - без обвинений в адрес Дятлова, отмечали, что «палатка была установлена в потенциально опасном месте». И не смущало то, что эти мастера прибыли на место аварии, когда уже палатку сняли, снег под ней раскопали, и часть «следов лавины» не сохранилась. И то, что опытный Карелин интуитивно отметил: он сам никогда бы не поставил палатку в данном месте.

Моисей Абрамович Аксельрод, - «отец» лавинно-холодной версии аварии Дятлова, - умер в 1997 году, и после его смерти, похоже, только геолог И.Б.Попов (директор заповедника «Вишера») и профессор-географ из Перми (ПГУ) Н.Н.Назаров всерьез подняли голос в защиту его версии. Попову принадлежит реферат и статья «Это была лавина», в которой приведены известные случаи гибели людей и животных от лавин в горах Северного Урала. Там рассказано о наблюдениях лавин в апреле 2001 года, когда значительная часть снежного покрова уже сошла. И даны результаты обнаружения схода снега в месте установки палатки дятловцев по повреждениям коры небольших деревьев со стороны склона. Но мало кто поддержал версию Аксельрода, несмотря на то, что он точно описал многие особенности похода дятловцев, которые позволили найти объяснение важных фактов и событий аварии.

Мы знали, что снежная лавина – очень сложное явление, которое даже специалисты по лавинам и самые опытные туристы не могут предсказать заранее. «Ссылки» на «опытных» туристов мне и Некрасову не нужны, - мы из этой среды, и настроения в ней изучили сами не понаслышке, а в личных беседах с уральскими туристами-мастерами. Нам стало понятно: сколько есть «опытных туристов», столько есть и различных мнений о причинах аварии Дятлова. И нет среди «опытных туристов» никакого единого мнения и насчет «лавины», как «первопричины» аварии Дятлова. Опытные туристов и альпинисты имеют очень осторожное отношение к разным «версиям», и среди них и «лично у них» пока не было четкой позиции в данном вопросе. «Опытные туристы» как раз понимали, что в деле расследования аварии Дятлова еще слишком много неясного, чтобы делать категоричные выводы.

Еще мы поняли, что все эти «рассуждения о лавинах» и «против лавины» ранее, до Попова и Назарова, были основаны на мнении кого угодно, только не на выводах специалистов по лавинам. Поскольку никто из известных нам исследователей аварии, кроме Попова, к специалистам по лавинам не обращался, и об этом нет никаких сведений.

Этот пробел мы решили восполнить, действуя параллельно по двум направлениям, - обратиться к профессиональным лавинщикам (гляциологам) и подробнее изучить опыт аварий по доступной информации из литературы, туристской периодики, Интернета. Хотя следы лавины в деле дятловцев и в виде травм, и в виде состояния поврежденной палатки мы увидели достаточно отчетливо, в чем-то мы могли заблуждаться, и нам предстояло разобраться, в чем именно. После консультаций с мастерами туризма и альпинизма нашли специалиста по лавинам, - доцента МГУ Володичеву Наталью Андреевну. Она не один год заведовала станциями гляциологов и руководила научными экспедициями в разных горах. Володичеву удалось постепенно ввести «в курс дела» и получить ее выводы.

Другой специалист нашелся сам, - уральский гидролог Дмитрий Евгеньевич Клименко откликнулся на наши статьи в Интернете. Проживая ранее в Екатеринбурге, а теперь в Перми, он близко знаком с условиями Северного Урала, - особенно со снежной обстановкой, водным режимом района, стоком рек, - в общем, с местной «гидрологией», Клименко уточнил метеоусловия зимы 1959 года. И сделал расчет для оценки лавинной опасности на склонах крутизной около 20 градусов, - таких, как склон горы Холатчахль. По вероятностной оценке этого расчета на 55% подобных склонов на 1 февраля 1959 года существовала «средняя» лавинная опасность. Эта оценка указывала на наличие отдельных очагов лавинной опасности. Наличие не «единичных» очагов, как для случая «малой» лавинной опасности. И не «массовых» для случая «высокой» лавинной опасности. Вообще лавинную опасность оценивают не только по «количеству» очагов, но и по их размеру, - очагов может быть и немного, но если их размер велик, то велика и вероятность попадания в такой очаг на определенной площади поверхности земли. Качественно выводы на основе расчета Клименко указывали на реальную возможность схода лавины на склоне Холатчахля в начале февраля 1959 г .

Первая наша статья по лавине встретила возражения Володичевой, которая утверждала, что на таком склоне наиболее вероятен и опасен сход «пластовой» лавины по слою глубинной изморози. Она указала, что обвал по объему снега мог быть небольшим, и что сход сухих пластовых лавин обычен уже для склонов с крутизной свыше 14 градусов. И что «мокрые» лавины наблюдаются даже на склонах крутизной 8 градусов. Практически те же соображения независимо от Володичевой высказал и Клименко.

Мы знали, что такое «пластовая лавина». В ней происходит скольжение одного пласта снега по другому из-за слабой силы сцепления между пластами и из-за скатывания вниз частиц рыхлых пластов с малой силой трения. Такая лавина созревает в ходе перекристаллизации снега на склонах, подверженным сильным воздействиям ветра, солнца и перепадов температур воздуха. Пласт снега формируется в ходе совместных процессов испарения снега без перехода в жидкую фазу (сублимации) и конденсации паров влаги из воздуха тоже без перехода в жидкую фазу (возгонки). При резких перепадах температур между наружным воздухом и внутренними слоями снега нижние слои снега испаряются, - их пары поднимаются через пористую структуру снега и осаждаются на верхних слоях. А проходящие через снег насквозь пары уносит ветер.

Фото вкладки из книги Малеинова и Тушинского «Путешествие в горах» (между стр. 98-99): вверху (а) под плотным слоем видна слабая подложка горизонта разрыхления с пустотами, а внизу (б) – неплотные гроздья глубинной изморози с необычайно хрупкими, тонкими и непрочными связями между частицами

Особенно опасная ситуация возникает, если верхний слой снега уплотняется в тяжелую снежную «доску», - при плотности 0,4 - 0,6 она мало уступает монолитному льду (0,9). «Снежная доска», - это состояние снега, - его не надо путать с термином «лавина-доска», - этот термин обычно обозначает вид пластовой лавины из «снежных досок». При внешней крепости такая «снежная доска» очень непрочная, - внизу она изъедена трещинами, а лежит на слое разрыхления, - очень неплотном слое инея глубинной изморози из мелких игольчатых кристаллов льда с очень слабыми связями между собой. Местами под ней образуются пустоты, и она висит «на честном слове», - ее поддерживает только нижележащая «снежная доска». Но достаточно бывает немного повредить поверхностный слой, подрезать «опорную» часть доски, и происходит обрушение. «Снежная доска» отламывается, падает (проседает) вниз и начинает скользить вдоль склона по слабому слою внутреннего разрыхления. Либо по слою глубинной изморози, либо по слою морозного снега-плывуна, который в ходе зимы замерз без уплотнения. Неплотные и непрочные слои разрыхления при разрушении связей между кристаллами и зернами снега образуют сыпучую смазку для скольжения снежной доски.

Состояние «снежной доски» нестабильно, и ее сход может произойти самопроизвольно, без видимых внешних воздействий. Слоистость снега и характер отрыва снежной доски передает рисунок из книги Фляйга «Внимание, лавины!», стр. 88: Особенно опасной становится снежная «доска», когда ее подрезают, и она «нависает» без опоры снизу, - при нарушении целостности подпорного вала, отмеченного на рисунке.

Пример ряда тяжелых аварий показывает, что при общей небольшой лавинной опасности подрезка пласта снега МНОГОКРАТНО увеличила опасность схода пластовой лавины (см. следующую главу об авариях-аналогах). Этот фактор особенно критичен в местах напряжения «снежной доски», как указано, например, в книге Фляйга на стр. 69 (М, «ИИЛ», см также книгу П.И.Лукоянова «зимние спортивные походы», М., Фис, 1979, с.114): со следующей иллюстрацией и комментариями:

На приведенном ниже фото видны результаты схода «снежной доски» в горах Тянь-Шаня на склоне небольшой крутизны до 15º. Здесь тоже «снежная доска» не была поддержана снизу на краю ледосброса. Она оторвалась на участке длиной около 20 м вдоль края ледосброса, затем трещина пошла вверх и вызвала откол со сходом участка площадью более половины «футбольного поля» (его ближняя и часть дальней границы откола видны на фото). При подрезке снежной доски внизу обрыв лавины может происходить и на склонах с крутизной менее 15°, как в данном случае.

Сальников Г.Е. «Ледник Нагела - снежное осово – горький опыт» 19.08.2000 г. Лавина-«доска» сорвалась на некрутом склоне (менее 15 градусов) по слою глубинной изморози после ночного похолодания. Здесь также много сходного аварией Дятлова: лавина на некрутом склоне, отсутствие опоры снежного пласта снизу, травмы и т.п. Край «доски» увлек в трещину двух туристов, которые погибли от травм. http://www.mountain.ru/world_mounts/tien-shan/2000/nagel/nagel.shtml -– гибель Олега Мосейчука (32 года, к.м.с. по альпинизму) и Саши Чеверда (24 года, 1 разряд по альпинизму), Новосибирск, на Ц.Тянь-Шане, район ледника Иныльчек.

При наличии надува на склоне в виде сугроба крутизна склона ниже этого надува может увеличиться на несколько градусов. Это видно на приложенном рисунке, фрагмент А. При крутизне склона a в нижней части надува реальная его крутизна b больше из-за наличия выпуклости сугроба (b > a). И можно заметить, что скатывание «снежной доски» небольшого размера может происходить по слою («сколу») рыхлой подложки, реальная крутизна которого g выше, чем крутизна склона a (g > a, фрагмент Б). Потому, что здесь пласт не просто скользит по подложке, но и слои самой подложки скользят друг по другу с выдавливанием вниз, в свободное пространство ниже подрезки склона. Эти два фактора при сходе небольших пластовых лавин могут реально увеличить крутизну склона на 5-10 градусов и повысить лавинную опасность.

Характерно и мнение Фляйга об опасности лавин из «снежных досок» для туристов и альпинистов (стр. 145 той же книги): «… Теперь, узнав некоторые особенности и опасные свойства лавин из снежных досок, мы поймем, почему до развития лыжного спорта и альпинизма в зимнее время они были мало известны и не встречались в прежних классификациях. С другой стороны, это позволяет отнести их к чисто туристским лавинам. Достаточно хорошо зная литературу об альпийских лавинах, я утверждаю, что, по меньшей мере, 75% всех несчастных случаев с лыжниками каким-либо образом связано с лавинами из снежных досок…».

Увеличение крутизны склона за счет надува сугроба (А) и механизмы скатывания (Б) и разрушения (В, Г) «снежной доски» по слою подложки с увеличенной крутизной

К сожалению, Дятлов об том не знал, - книга Фляйга вышла в 1960 году. Правда, у нас об этой опасности серьезно предупреждали альпинист Малеинов и гляциолог Тушинский в своей необычайно полезной книге «Путешествие в горах» ( 1950, см . http://www.libex.ru/detail/book119316.html).

То, что глубокая подрезка снега имела место, видно на последнем снимке дятловцев (см. вторую главу), там налицо углубление в снег «выше пояса». А также видно, что слой свежего снега всего 15- 20 см , - именно на такую глубину провалился поставленный на склон рюкзак в правой части снимка. А под слоем «свежака» лежит плотный слой («доска»), на который опирается рука участника группы за ближней фигурой в центре снимка. Ясно, что уплотнение снега в «снежную доску» имело место, - и по последнему фото, и по факту, отмеченному поисковиками, нашедшими палатку. Ведь Слобцов и Шаравин подходили к ней без лыж, идя по твердому снегу, как по асфальту.

Для чего и как выполнили подрезку склона при установке палатки, подробно изложено ниже при описании событий аварии. Это делали для повышения ветростойкости палатки, и чтобы ее не придавило снегом, наметенным между палаткой и склоном.

Для дополнения выводов Володичевой мы обратились и на географический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Здесь нам помог профессор Кирилл Валентинович Чистяков. Чистяков согласился с Володичевой и с нашими выводами насчет «пластовой лавины». Он не увидел ничего «особенного» в ситуации с группой Дятлова и сказал, что по ходу зимы 1959 года и условиям горы Холатчахль имелись все условия для схода небольших пластовых лавин, особенно в местах подрезки снежного пласта. Одно из его уточнений касалось и явления «стратификации» атмосферы (оно было изложено выше). Другое уточнение касалось ситуации после схода лавины. Чистяков указал, что отступление группы вниз во многом определялось именно давлением опасности схода новой лавины, давлением холода и ветра. В таких условиях раскапывать палатку было опасно, - это могло привести к сходу нового участка снежной доски. Поэтому решение группы Дятлова отступить видится обоснованным и логичным для ликвидации непосредственной опасности лавины, опасностей холода и ветра для пострадавших. Ошибка состояла не в «отступлении», а в том, что в спешке отход сопровождался потерей теплой одежды, обуви и снаряжения.

Кирилл Валентинович Чистяков, профессор СПбГУ, вице-президент РГО

Володичева Наталья Андреевна, доцент МГУ, гляциолог

Чистяков сказал, что уклон около 15-23° – вполне достаточный для схода лавины и нанесения компрессионных травм. Толщина снега более 1 м – тоже достаточная. Он обратил внимание, что на обычно подветренном восточном склоне присутствовали снежные надувы в виде сугробов со значительной толщиной (что наблюдал и Шаравин, отметивший наличие снежной выпуклости сугроба в ложбине склона, где стояла палатка). Надувы могли и не образовывать карнизы, но вот местные утолщения снега имелись. Характер следов, оставленных дятловцами, однозначно говорит о том, что структура снежной толщи была внутри очень неоднородной: где-то следы сохранились, а где-то нет. А на каменных грядах и в лесу толщина и структура снега была не такой, как на более крутом склоне выше. По характеру покрова видно, что внутри толщи снега имелись зоны разных уплотнений на разной глубине. То, что эти зоны присутствовали, вполне определенно следует и из графиков температур. Четыре раза за предыдущие три недели происходили резкие скачки температуры. Это всегда приводит к перекристаллизации снега: меняется интенсивность переноса пара внутри снежной толщи, образуются игольчатые кристаллы, глубинная изморозь, слои разрыхления. А поверхностные слои ветер уплотняет и спекает в плотную массу. В результате образуются очень неустойчивые, хрупкие «снежные доски» на слабой подложке глубинной изморози. А в морозную зиму – подложки из зернистого снега-плывуна со слабыми связями между частицами.

Чистяков отметил: дятловцы столкнулись в походе с открытой вершиной округлой формы, несущей большую снежную толщу. С вершиной, открытой ветрам, на которой происходит большой ветровой перенос и уплотнение снега. С горой, на которой состояние снежного покрова постоянно изменяется: снег выпадает, его сдувает, он уплотняется, испаряется, спекается, напластовывается и т.д. С изменением характера покрова меняется и лавинная опасность склона. Она может быть «в среднем» и небольшой, но может значительно возрасти при определенном состоянии снега.

В целом по ходу событий аварии Чистяков отметил, что здесь прослеживается именно аварийная «цепочка» событий, когда «одно цеплялось за другое». То есть, когда давление внешних факторов на каждом следующем этапе событий становились тяжелее предыдущего, и поэтому группа не смогла справиться с ситуацией. Травмы, потеря снаряжения, давление холода и ветра, - все сложилось вместе, и привело к катастрофе.

Изучение же литературы по лавинам тоже дало немало в плане понимания специфики лавинных аварий. Ссылка на наиболее яркие примеры даны в следующей главе. А здесь уместно привести выдержку из статьи Г.Смолича «Зимние лавины» (журнал «Турист», № 2 1978, с.12-13). Из этой статьи следует, что и через 18 лет после аварии Дятлова туристы знали об особенностях зимних лавин очень мало. А лавина, накрывшая дятловцев в палатке, была именно зимней. Вот выдержка из этой статьи:

«…Думается, что приведенные примеры опровергают мнение отдельных туристов о лавинной безопасности континентальных районов в ранний зимний период. И, чтобы избежать беды, надо уметь определять признаки лавинной опасности в это время. Главное, что предстоит узнать до выхода на активную часть маршрута – каковы условия залегания снежного покрова, так как от этого зависит формирования горизонта скольжения. Если морозы наступили до первых снегопадов, то горизонтом скольжения послужит сам грунт; если снег лег на теплый грунт тонким слоем, то снег смерзается с грунтом, и такой склон будет менее лавиноопасен; если же на теплый грунт лег сразу большой слой снега, да еще после этого держались сильные морозы, то у поверхности склона образуется слой глубинной изморози, которая представляет собой отличный горизонт скольжения…».

Уже из этих коротких фраз ясно, насколько много факторов определяют характер зимних лавин, и насколько сложное это явление. Их характер определяется ходом течения всей зимы, - тем, как сцепляются нижние слои снега с поверхностью склона. При определенных условиях выпадения снега и температур это сцепление может оказаться очень слабым. И тогда снег скользит по подложке даже на некрутом склоне. В случае аварии Дятлова точно известно, что в тот год снега накопилось много, морозы стояли сильные, и колебания температур имели место достаточно резкие.

После размышлений на основе заключения специалистов по лавинам наша реконструкция событий аварии Дятлова, связанных с «механикой» схода лавины, схематично изображена с комментариями на рисунках А, Б, В, Г:

На рисунке А дано изображение палатки в момент начала схода обвала «снежной доски», а на фрагменте А1 в левом углу, - схематичный вид со стороны задней стенки палатки. Начало движения «снежной доски» было связано с ее перенапряжением из-за подрезки пласта снизу на глубину около 1 м (почему и как – изложено ниже в описании событий). Такая подрезка нарушает целостность пласта серьезнее, чем лыжный след или следы ног. При подрезке по линии пласт снизу уже ничто не держит, - он опасно «висит», удерживаемый только ненадежной подложкой и краевыми усилиями вдоль верхнего контура пласта. Отрыв происходит по контуру, где пласт ослаблен трещинами, а напряжения от прогиба и отрыва пласта максимальны.

Толчком, причиной отрыва мог быть сильный порыв ветра или дополнительное напряжение пласта из-за резкого падения температуры в ночь аварии (на минус 24 градуса в Бурмантово) и резкого скачка атмосферного давления. А также из-за подсыпки свежего снега (особенно если выше палатки был выложен бруствер для защиты от снега, сдуваемого сверху со склона). На верхний пласт также действовала статическая и переменная ветровая «дергающая» нагрузка со стороны верхних оттяжек палатки, - она тоже могла способствовать обрушению пласта. «Снежную доску» выше палатки повредили ногами, - по ней ходили, закрепляя оттяжки палатки на лыжных палках. Неравномерная поддержка пласта рыхлой подложкой, которая могла иметь пустоты, также вызывала перенапряжение пласта в отдельных зонах. Иногда причиной схода пластовой лавины является сход небольшой поверхностной «лавины-лидера» из свежего снега (ниже на примере аварий-аналогов рассмотрены похожие ситуации других аварий).

Начало движения «снежной доски» пластовой лавины происходит с отламыванием участка пласта по внутренней трещине, затем по линии отрыва с его «просадкой вниз», - падением в пустоты глубинной изморози, - по направлению Y на рис. А1. Затем пласт («доска») скользит по рыхлой подложке глубинной изморози по линии склона F. Обычно пласт «снежной доски» дробится на части из-за перенапряжений, - нагрузка на него в разных местах разная, а весь он изъеден снизу трещинами, по которым и происходит хрупкое разрушение. Ввиду сдвига слоев глубинной изморози, как сыпучей среды, сопротивление среды невелико, и движение происходит даже под действием небольшой скатывающей силы на некрутом склоне. Просадка тяжелого верхнего пласта вниз может здесь происходить и из-за выдавливания нижнего слоя разрыхления в свободную нижнюю полость, - туда, где пласты были ослаблены подрезкой при установке палатки (на А1 это движение показано небольшими стрелками под верхним пластом в направлении F). При движении отломившиеся блоки «снежной доски» перемешиваются и с нижним разрыхлением (инеем глубинной изморози), и с поверхностным слоем свежего снега. На рисунке, приведенном чуть выше (фрагменты В и Г) приведены варианты схода снежной доски с выдавливанием подложки и отламыванием ее переднего участка.

Ввиду малости объема для «лавины» ниже применяется термин «обвал» (термин «лавина» применяется специалистами для обвалов с массой более 10 Т).

Примерная схема фронта обвала (желтые линии и красные стрелки травмирующего удара) и расположения дятловцев в палатке (вид сверху)

На рисунке Б изображен момент, когда обломки «снежной доски», перемешанные с рыхлым снегом глубинной изморози и верхним слоем свежего снега, накрыли палатку дятловцев со стороны задней стенки (палатку могло накрыть целиком, но толщина снега и давление на ее части была разной). В случае с группой Дятлова имел место локальный обвал, - всего несколько метров по фронту и в глубину, но этого оказалось достаточно, чтобы поломать ребра Дубининой и Золотареву прижимом их к жесткому дну палатки (сила P на рис. Б1). Пласт «снежной доски» тяжелый и имеет плотность примерно 0,4-0,6, - в 1,5-2 раза меньше плотности монолитного льда (0,9). «Наезд» пласта «снежной доски» толщиной 30 см по силовой реакции (энергетически) равносилен наезду бетонной плиты толщиной 5- 7 см с такой же площадью (при плотности бетона 2,7-3,0). А энергия падения пласта снега такой плотности толщиной 30- 50 см и площадью (2-3) кв. м с высоты около 1 м (высоты среза для заглубления палатки в склон) вполне достаточна для нанесения травм Дубининой и Золотарева. Это подтверждено и выводами специалистов, и расчетами.

Момент обвала

Важно отметить, что в данном случае имело место двустороннее сдавливание между массой навалившегося снега и массой жесткой подложки палатки (массы «основания»). Дятловцы оказались между «молотом» обвала и «наковальней» склона. При такой схеме нагрузки значительная масса обвала и нанесла серьезные травмы даже при небольшой скорости потока, набранной при падении с высоты порядка 1- 2 м . При «отбрасывании» человека потоком, он не смог бы нанести серьезные травмы на такой малой скорости. То же относится и к падению, которое является частным случаем отбрасывания, поскольку значительная масса основания воздействует на человека только с одной стороны. Именно двустороннее сдавливание вызвало серьезные травмы Дубининой, Золотарева и Тибо-Бриньоля. Таков «костоломный» механизм нанесения травм путем двустороннего сдавливания распределенной нагрузкой при небольшой скорости снежного обвала.

Ясно, что наиболее сильный удар плита нанесла тем своим краем, который при ее движении раньше достиг опоры, - здесь возникла концентрация нагрузки со стороны всей плиты (если она до удара не развалилась). Дятловцы, попавшие в эту зону нагрузки, принявшие на грудь и голову выступающий край плиты, получили наиболее тяжелые травмы (Золотарев, Дубинина, Тибо-Бриньоль). Надо еще учитывать, что «снежная доска» (плита), - очень неоднородное и многослойное образование. Снаружи она более плотная и твердая, а внутри – мягкая и рыхлая. Удар в зоне концентрации вызвал замедление остальной части плиты, ее раскалывание на фрагменты. Удар был «неровным» и «неравномерным», поэтому травмы получились разные. Нагрузка со стороны обвала была импульсивной, - после остановки обвала она уменьшилась до статической (постоянной) нагрузки от веса навалившегося снега. Наиболее сильный навал пришелся на заднюю часть палатки, где лежали Золотарев (видимо, у края) и Дубинина. Ближе к центру палатки напор снега был слабее, и ребра остальных участников остались целы. Но многие участники группы испытали удар по голове, - удар по внешнему краю палатки. Наиболее тяжелые травмы головы получили Тибо-Бриньоль и Слободин. Сдавливание потребовало экстренных мер для освобождения всех участников из палатки.

На рисунке В изображен момент, связанный с последующими действиями дятловцев: стрелками показаны направления выхода из палатки через вход, через разрезы и разрывы бокового ската. В средней части палатки, в зоне разрывов и разрезов образовалась зона разрыхления снега: ЗР (окружность пунктиром), где твердые фрагменты «снежной доски» были частично отброшены, частично раздроблены дятловцами при выходе из палатки. Упавшую верхнюю лыжу-стойку, державшую середину палатки, подняли и воткнули в снег рядом с палаткой в качестве вешки (нижняя лыжа, возможно, не упала и осталась стоять с оборванными оттяжками). Ввиду небольшой скорости с малой высоты падения и морозного снега значимого уплотнения выноса обвала не произошло, и след заровняло ветром. Это одна из особенностей зимних лавин, особенностей малых лавин и особенностей осовов – лавин разного объема на относительно ровных склонах без резких переходов рельефа. На таких склонах обвал небольшого осова не образует толстого или концентрированного в зоне отложения снега в виде «конуса», а небольшой «вынос» лавины быстро заглаживает ветер.

На приведенном ниже рисунке схематично показано, как изменялся лавинный вынос после схода лавины за время до обнаружения палатки. На рисунке показаны слои сошедшей снежной «доски» толщиной примерно 30- 40 см с вышележащим слоем свежего снега 15- 20 см , - всего 50- 60 см снега (дан вид со стороны задней стенки палатки, заваленной снегом). Оторвавшийся кусок «доски» длиной несколько метров после схода вниз образовал вынос, граница которого обозначена синей жирной линией, как «горизонт выноса осова». Этот вынос придавил палатку слоем снега толщиной до метра (на глубину до высоты подрезки склона). Значительный объем сошедшего снега просто заполнил ту нишу в склоне, которую дятловцы вырыли под палатку. Поэтому образовавшийся сугроб выноса был небольшим (видимо, до метра толщиной). А выше палатки образовалось углубление выноса (ЯМА), которую быстро заполнил свежий снег за счет ветрового сдува по склону (метелевый перенос снега). Граница заноса этим метелевым снегом показана синей пунктирной линией. В результате этого заноса снег лавинного выноса выровняло по склону. А далее весь снег лавинного выноса постепенно оседал и уплотнялся (зеленый пунктир). Дно ямы выноса с неплотным снегом проваливалось вниз, и в яму наметало новый свежий снег. Верхушку сугроба выноса над палаткой частью разгладило и унесло ветром. И частично выровняло ветром по склону путем заполнения выемок выше и ниже палатки. К приходу спасателей снежный склон загладило, а снег над палаткой уплотнился и осел, а частью испарился. Поэтому на палатке через 25 суток остался не слишком толстый слой уплотненного снега толщиной от 0 до 30- 40 см . Спасатели, видимо, не заметили небольшое углубление склона выше палатки (его могло целиком занести снегом) и выступ небольшого сугроба сверху на палатке. Надо еще понимать, что снег над палаткой был разрыхлен и перемешан со свежим снегом в результате действий дятловцев по освобождению из палатки и по извлечению вещей. Разрыхленный сугроб снега ветер легко разрушил и развеял. Можно еще заметить, что из-за углубления снега выше палатки крутизна склона могла показаться несколько меньшей, чем на самом деле.

Постепенное изменение снежного покрова в зоне палатки после схода обвала

Вот так в результате схода лавины (обвала) и последующего изменения снежного покрова картина положения палатки заметно изменилась. Исчез уступ подреза склона выше палатки, и уменьшилась крутизна склона выше палатки до тех 18-20°, о которых написано в протоколах поисковиков, описаниях места происшествия и событий аварии. Сейчас понятны процессы, которые скрыли следы лавины на Холатчахле и не позволили их сразу увидеть группам поиска. Но современной «группе поиска» эти следы видны.

На рисунке Г показано состояние палатки в момент ее обнаружения поисковиками Слобцовым и Шаравиным: из-под снега торчит только угол над верхней стойкой палатки, остатки лавинного выноса занесло снегом и сровняло ветром за 25 суток. Задняя, смятая часть палатки закрыта снегом. В зоне разрыхления (ЗР) в средней части палатки торчали отдельные фрагменты ткани (свидетельство Слобцова): в этой зоне разрыхленный (пунктир) снег сдуло ветром, поэтому фрагменты палатки обнажились из-под снега. Их сильно трепало ветром, поэтому они имели рваные, разлохмаченные края. После аварии палатку занесло снегом, поэтому она сохранилась в разрушенном состоянии. Но ее не разорвало ветром в клочья, как бы случилось, если бы ее не закрывал снег обвала лавины.

Выше был приведен снимок частично раскопанной палатки, когда к ней прибыла вторая группа поисковиков (утром 27.02.59 г.). На втором снимке, приведенном ниже, видны остатки палатки, смещенной в сторону, и лыжи дятловцев, лежавшие под палаткой, – их подняли и воткнули в снег вокруг площадки, на которой стояла палатка. Выше площадки видны извлеченные из палатки вещи.

Состояние палатки в момент ее обнаружения поисковиками

Приведенную «реконструкцию событий» обвала представили для проверки Чистякову, который после прочтения одобрил этот текст без замечаний (16.11.07). На основе заключений опытных специалистов мы убедились, что практически все возражения «против лавины», выдвинутые ранее, являются заблуждениями на основе неверных представлений о том, какая лавина имела место. Неверными являлись утверждения о «малой крутизне склона», об «отсутствии лавинной опасности» и об «отсутствии следа лавины». Крутизна склона там вполне достаточная, лавинная опасность зримо «присутствовала», и «следов» лавина оставила много. Следы эти видны и по состоянию палатки, и по состоянию снега и следов дятловцев, и по характеру их травм.

Раскопки в зоне палатки

Посетив место аварии, мы поняли, что одно из заблуждений насчет «крутизны склона» связано с неверным представлением о положении палатки. Палатку смещали на 100- 200 м вниз, где крутизна склона около 5 - 6°. Так неточно определи место палатки, например, по фото походов Малика и Чупикина. Палатки Малика, как мы определили по снимкам, стояли ниже по склону примерно в 200 м . Это ошибка. В настоящем месте установки палатки крутизна склона небольшая, - около 20°, но существенно выше, чем в пологой ложбине ниже уровня останца на перевале. Палатка стояла чуть выше уровня останца под склоном северного отрога горы на подветренном склоне, где зимой происходит значительное накопление метелевого снега. Эти факторы и определили лавинную опасность склона при образовании на нем «снежных досок» и при глубоком подрезе снежного пласта. Главным, что не понимают противники лавины, является то, насколько увеличивается лавинная опасность при глубокой подрезке снежного пласта. Они не понимают, что данный фактор при наличии «снежной доски» делает лавиноопасным такой склон, на котором «естественный» сход лавин не происходит.

Что касается исследований лавинной опасности на самой горе Холатчахль, то оказалось, что они ранее проводились весьма опытными специалистами. Нам была известна статья И.Б.Попова «Это была лавина» на основе его наблюдений и измерений вместе с Назаровым Н.Н. и Шаравиным М.П. Мы только не сразу поняли, кто такой этот «Назаров». Оказалось, что это профессор-геоморфолог ПГУ, с которым Чистяков лично знаком. И оказалось, что Назаров с Поповым ранее пришел примерно к тем же выводам, к которым пришли и мы с Володичевой, Чистяковым и Клименко. Мы разошлись немного лишь в оценке характера лавины. Буянов, Некрасов и Назаров вначале полагали, что это могла быть лавина из свежего снега, а Володичева, Клименко, Чистяков указывали, что наиболее вероятна локальная пластовая лавина-обвал. После консультаций мы пришли к единому мнению (высказанному впервые Володичевой), что имела место именно небольшой обвал пластовой лавины, и что подрезка склона в зоне установки была фактором существенного увеличения лавинной опасности. Мы полагаем, что после публикации статьи Попова все утверждения дилетантов о «невозможности» схода лавин на склонах горы Холатчахль носили характер откровенной дезинформации.

Директор заповедника «Вишера», геолог,
 Игорь Борисович Попов

Профессор-геоморфолог Пермского ГУ
Николай Николаевич Назаров

Мы связались с Назаровым и сообщили о наших результатах. После прочтения книги Николай Николаевич согласился с выводами Володичевой и Чистякова насчет пластовой лавины и прислал снимки экспедиции 2001 года. Ниже даны некоторые из его снимков: К сожалению, сам Попов И.Б. ушел из жизни несколько лет назад. Но его значительные заслуги в деле расследования аварии Дятлова несомненны.

В экспедиции 2008 года на склонах горы Холатчахль для августа месяца нами проведена проверка наличия признаков лавинной опасности, которые исследовались Поповым и Назаровым 26-27 апреля 2001. Все эти признаки присутствовали в виде повреждений коры небольших пихт у места установки палатки, отмеченного Шаравиным (вблизи туров-пирамидок, установленных экспедицией 2001 г . на месте палатки).

Замечены и другие признаки движения снежных масс в виде отсутствия веток пихт со стороны склона на большей части ствола, кроме нижних и самых верхних веток. И в виде обдира коры и хвои верхних веток со стороны склона. Ветровыми эти повреждения считать нельзя, - составляющая ветра вдоль склона через перевал обычно выше, чем вниз по склону, поскольку гора и ее северный отрог экранируют западный ветер.

Наши замеры крутизны склона подтвердили результаты, полученные Поповым и Назаровым. Крутизна в разных точках составляет от 15° до 30°, преимущественно в пределах от 17° до 21º, что согласуется с данными протоколов по опросам поисковиков (в них указано, что крутизна склона около 20º, а две крайние оценки крутизны в 15° и 30° в материалах дела следует отбросить, как недостоверные).

Что же касается «отсутствия следа лавины», то данный «аргумент» противников лавины совершенно несостоятелен, - см. «Опасности в горах. Рельеф и климат», М., ЦРИБ «Турист», 1974, стр.19: «…Но особенно трудно наблюдать за лавинами и прогнозировать их в зимнее время, так как зимой лавины в основном образуются из сухого снега и, как правило, не оставляют после себя никаких следов. Если же такие следы и остаются, то ненадолго, до первого снегопада, который надежно скроет все «улики. Вот почему отсутствие следов лавин, мнимая безопасность склонов ни в коем случае не должны вводить туристов – участников горных и горнолыжных путешествий – в заблуждение…»

Экспедиция Попова на склоны горы Холатчахль (апрель 2001 г.). Рассказывает Михаил Шаравин. Назаров и Попов (с листом) обсуждают «детали». Флажком отмечено место палатки Дятлова.

Комментарий Н.Н.Назарова к фото: «По моей просьбе В.А. Демаков указывает на места свежих повреждений коры. На толстом стволе (рядом) видны старые зарубцевавшиеся раны (светлый тон). Свежие повреждения хорошо видны и справа на невысоком отростке деревца. Все повреждения располагаются со стороны вершины склона, что говорит об их генезисе - это повреждения связанные с движениями снеговых масс. Деревце находится в непосредственной близости от места расположения палатки».

Обдир сухого ствола пихты со стороны склона (фото Буянова 2008 г.)

Обдиры и сломы веток со стороны слона. Видна также разница в состоянии живого ствола пихты со стороны склона (справа) и с обратной стороны (фото 2008 г.)

И там же, на 5 строк ниже читаем: «…Известный исследователь лавин В.Фляйг отмечал: …нет особенно лавиноопасных районов, но есть смертельно опасные условия погоды и состояния снега».

Поэтому является неверным тезис, будто район Северного Урала «нелавиноопасен». Место аварии группы Дятлова по карте лавиноопасных районов находится в районе со «слабой» лавинной опасностью, где «лавины встречаются в отдельных местах, и сходят в многоснежные годы» (на схеме штриховка справа-налево-вниз).

Это «район № 13», который относится к «континентальным внутренним районам с лавинами из перекристаллизованого снега» - именно на этот тип «пластовых» лавин из «снежных досок» и указала доцент-гляциолог МГУ Наталья Андреевна Володичева, как на наиболее вероятную и наиболее опасную лавину, подходящую для аварии Дятлова по всем условиям состояния склона и снежного покрова. Опасность лавин периодически возникает в определенных местах района при определенном состоянии снежного покрова. Особенно при его повреждениях, при резких скачках температуры и при усилении ветра. А расположенный чуть севернее район Приполярного Урала является районом со значительной лавинной опасностью, - аварии туристских групп в лавинах там не редкость.

Характерной в этом плане является и лавинная опасность района Полярного Урала. До 1982 г . этот район считали относительно безопасным, поскольку в нем аварии с туристскими группами не случались. Но 06.02.82 г. произошла тяжелая авария с группой МЭИСС, - все 7 туристов погибли в ночной лавине, сошедшей из-за подрезки склона в месте установки палатки (ниже она упоминается). А 29.10.88 г. произошла похожая авария с группой из Сыктывкара (рук. Еремкин), в которой лавина раздавила 2 палатки и убила 13 человек. Из-за этих двух аварий район Полярного Урала с 20 погибшими оказался на первом месте по аварийности за последние 30 лет. Хотя в других районах, например, в Хибинах или на Восточном Саяне, число аварий за то же время было в несколько раз больше. Но погибало в них в среднем 1-2 человека. Насчет района Полярного Урала Некрасов заметил, что по нему опытные группы успевают проходить за поход 500- 700 км , - это в полтора-два раза больше, чем в других районах. А почему? Да потому, что снежный наст твердый, - по нему легче идти на лыжах. Не надо «тропить» лыжню в глубоком снегу. Вот этот «наст» в виде «снежной доски» на слабой подложке вызывает опасность пластовых лавин, когда его подрезают при установке палатки. Опасен настолько, что сход обвала вызывает гибель всей группы, - по «сценарию» аварий Дятлова, МЭИСС и Еремкина.

Карта лавиноопасных районов СССР и схема районирования по факторам лавинообразования и особенностям лавинного режима (+ – место аварии)

См. «Чувство снега. Руководство по оценке лавинной опасности» А.Руднева, А.Адобеско и М.Панкова, М., 2008

Так что реальная лавинная опасность района зависит не от количества аварий и не от «положения района», а от многих факторов, и в первую очередь от состояния снежного покрова. Район Северного Урала здесь не является «исключением». «Безопасных районов в среднегорье нет», - предупреждал П.И.Лукоянов (см. [7] по Приложению А).

На поверку оказался несостоятелен и тезис о том, что «опытные туристы, бывшие на месте аварии, не заметили никаких следов лавины». Самые первые из «опытных туристов», - Владислав Карелин и мастер спорта Евгений Масленников, - прибыли к палатке дятловцев и осмотрели ее только 27-28 февраля, - спустя более суток после ее обнаружения 26-го. Тогда, когда палатку уже раскопала группа Слобцова, а затем и группа Карелина. Ведь спасатели искали пропавших дятловцев, и пока не слишком заботились о сохранении «следов лавины» у палатки. Да и сам Масленников, ответственный за поисково-спасательные работы, мало думал о расследовании аварии, - у него и без того забот было «по горло». А другие «опытные туристы», - мастера из Москвы Бардин, Баскин и Шулешко в сопровождении Королева прибыли еще позже, - 3 марта, - когда палатку сняли, и все вокруг нее раскопали (палатку увезли на вертолете 1 марта). А группа опытных альпинистов Кикоина прибыла 6 марта. Какие «следы лавины» там можно было увидеть? Да и еще до прихода первых спасателей там ветер и ледяная крошка ровняли склон более трех недель! Конечно, всем заблуждениям насчет лавин на Холатчахле способствовала и снежная обстановка 1959 г . В ходе поисково-спасательных работ спасатели не наблюдали схода снежных лавин в течение всей весны.

По части же опасности лавин и опасности непогоды квалификация следователей прокуратуры была ниже, чем у опытных туристов-поисковиков. Удивительно ли, что следователи вообще не приняли во внимание опасность лавин? Они здесь ошиблись так же, как вначале ошиблись поисковики. Но позже Аксельрод лавину увидел.

«Следы лавины» многие не видели просто потому, что не хотели их видеть. При этом допускали роковую методическую ошибку, игнорируя самый опасный фактор аварийности лыжных походов. Уже тот факт, что от лавин погибает до 80% туристов-лыжников, должен был заставить внимательно вглядеться и тщательно проверить тезис: «А была ли лавина на Холатчахле?»

Несостоятельность оценок противников «лавины» теперь видна. Их выводы основаны на упрощенных и непрофессиональных взглядах на природу лавинной опасности в горах. Против сильного фактора опасности снежных лавин в лыжных походах они применяли неверные аргументы о «невозможности» лавины на горе Холатчахль. Они не учитывают многие факторы, которые в определенные моменты и в определенной совокупности КАТАСТРОФИЧЕСКИ увеличивают лавинную опасность даже таких склонов, лавины на которых могут не наблюдаться в течение многих лет.

Альпинист из Иркутска Кузнецов Ю.А. нам писал: «Если бы авария с группой Дятлова при том же состоянии всех улик произошла на Хамар-Дабане или в горах Саяна, ни у кого бы у нас, иркутских туристов, никаких сомнений не возникло, что здесь «поработала» лавина. Просто на Северном Урале подобная авария оказалось редким явлением, а потому и непонятным. Но там, где подобные аварии происходят часто, они не являются загадками». И еще сообщил Кузнецов, что на Хамар-Дабане имела место страшная трагедия с гибелью 25 школьников в лавине.

Такова наша «реконструкция механики» воздействия лавины и «около лавины» в ходе событий аварии группы Дятлова. Но это еще далеко не «реконструкция» действий самой группы Дятлова, и никак не полная реконструкция событий аварии. Для более полного понимания и описания событий аварии надо ответить еще на целый ряд вопросов. Например, почему было принято решение спускаться вниз, причем без обуви и верхней одежды? Почему так разбросало людей и вещи?..

Некоторые туристы рекомендовали нам самим пойти на гору Холатчахль и пронаблюдать, как сходят там снежные лавины. Поставить эксперименты, и на этом основании сделать выводы. Место аварии мы посетили и исследовали в экспедиции 2008 г . Но еще ранее нам стало понятно, что поставить эксперимент с лавиной невозможно. При подобном эксперименте невозможно хорошо воспроизвести условия всей зимы, чтобы получить те же характеристики снежного покрова, что зимой 1959 года. Состояние снежного покрова будет другим. Кроме того, отсутствие лавин на склоне еще не будет говорить о том, что лавины не будут сходить при глубокой подрезке снежного пласта. При наличии подрезки лавинная опасность склона будет совсем другой. Снежная лавина в конкретном месте – слишком сложное явление, чтобы его можно было воспроизвести даже на основе длительных наблюдений, да и поставить палатку точно так же, как ее поставили дятловцы, практически невозможно. Да и очень это будет затратный эксперимент при слишком малой достоверности результата. Данный путь исследования являлся ложным, - он не мог привести к определенным результатам.

Только сейчас, спустя много лет, начинают находить останки 43 погибших в лавине на пике Ленина в 1990 году, - в наиболее крупной аварии альпинистов. А ведь там лавина в виде обвала ледосброса сошла на склоне, на котором до этого лавины не наблюдали в течение нескольких десятков лет. Что здесь дал многолетний «эксперимент» по наблюдению за лавинами? В итоге он дал неверные выводы и тяжелую катастрофу!

Мы понимали, что масштабный эксперимент с лавинами за 30 лет походов уже поставлен, - надо только направленно собрать данные этого эксперимента. Надо было обнаружить аварии-аналоги и на их основе заключить, имели ли место случаи, подобные аварии Дятлова в обозримом прошлом?

Поэтому мы избрали свой путь, - путь поиска лавинных аварий-аналогов. Сход многих таких лавин не заканчивался тяжелыми авариями, поэтому о многих подобных случаях можно было узнать только со слов туристов-ветеранов. Но о ряде случаев известно, - их «ушки» торчат могилами погибших туристов и сообщениями-статьями в литературе. В статьях эти аварии разбирали с целью «накопления кровавого опыта» и извлечения уроков для того, чтобы уменьшить аварийность походов. Сходство условий походов и сходство аварийных ситуаций по ряду признаков указывали на «аварии-аналоги», по отдельным или многим признакам повторяющих ситуацию аварии Дятлова.

В частности, аварии-аналоги способны дать и ответ на вопрос: случались ли подобные аварии на склонах такой же крутизны? В каких условиях и как лавины сходят на склонах небольшой крутизны? Имелись ли аварии с разрезами палатки? Имелись ли в практике туризма похожие «холодные» аварии с замерзанием? Имелись ли аварии с ночным бегством группы из палатки? Имелись ли аварии с отступлением участников, имеющих множественные переломы ребер? Имелись ли аварии с тяжелыми травмами в лавинах? И при каких условиях лавина способна поломать ребра и кости черепа?..

На эти и другие вопросы дает ответы следующая глава книги.

  Изготовление вывесок световые короба. Изготовление объемных световых букв, вывески. | Лепнина из пенополистирола - продажа по низкой цене в Тюмени

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.