Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Радионова Светлана Геннадьевна

 

ВОЕЙКОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ (1842-1916)

По материалам В.В. Артемова – члена Союза писателей России

Александр Иванович ВоейковАлександр Иванович Воейков – один из крупнейших географов и метеорологов-климатологов. Он был неутомимым путешественником, обследовал многие части Европы, Америки и Азии.

 Александр Иванович Воейков родился в Москве 20.05.1842. Его отец Иван Федорович Воейков – участник Отечественной войны 1812 г., был ранен, вышел в отставку и поселился в своем имении под Москвой. Родители А.И. Воейкова умерли, когда ему было всего пять лет. С этого времени заботы о воспитании ребенка взял на себя его дядя – Д.Д. Мертваго. В подмосковной усадьбе Мертваго и прошли детские годы Воейкова.

Мальчик получил хорошее домашнее образование. Он овладел французским, немецким и английским языками. Впоследствии он также изучил итальянский и испанский языки. Еще мальчиком Воейков вместе с родными побывал в Палестине, Сирии и в Западной Европе. Богатство первых путевых впечатлений пробудило в его характере ту страсть к путешествиям, которой он оставался верен всю свою жизнь.

В 1860 Воейков поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Однако закончить образование здесь ему не удалось. В 1861 в связи со студенческими волнениями университет был закрыт, и Воейков уехал за границу.

В 1865 в Геттингенском университете Воейков защитил диссертацию «О прямой инсоляции в различных местах земной поверхности» и получил степень доктора философии.

После возвращения в Россию в 1866 Воейков был избран действительным членом Русского географического общества (РГО), которое было центром научной географической мысли России. Оно проводило огромную работу по изучению России, выпускало множество классических трудов, организовывало крупнейшие экспедиции. Работа в обществе целиком поглотила Воейкова. Вся его научная деятельность до последних дней его жизни была связана с этим обществом. Пять раз Воейков избирался членом совета общества. В 1908 он был избран его почетным членом. В продолжение 32 лет был председателем его Метеорологической комиссии. Он был почти бессменным членом ежегодных комиссий по присуждению почетных наград общества.

В момент возвращения Воейкова в Россию происходила реорганизация центрального научного метеорологического учреждения страны – Главной физической обсерватории. Она была передана Академии наук, и был избран ее новый директор. На должность помощника директора обсерватории был приглашен Воейков. Однако в условленный день в обсерваторию он не явился, – уехал в путешествие (на Восточный Кавказ для ознакомления с его природой и климатом), не предупредив об этом по присущей ему рассеянности.

Осенью 1870 при Отделении физической географии РГО была основана Метеорологическая комиссия. Воейков был избран ее секретарем. В те времена метеорологические наблюдения велись только на небольшом числе специальных станций, которые не могли прогнозировать грозы и дожди. По инициативе Воейкова Метеорологической комиссией РГО была создана организация добровольных корреспондентов для осуществления массовых метеорологических наблюдений. Чтобы завербовать добровольцев, Воейков написал популярную статью, напечатанную во многих газетах, в которой осветил важность изучения дождей и гроз и призывал широкие массы любителей метеорологии помочь сбору необходимых науке сведений. Его обращение нашло живой отклик, и вскоре Метеорологическая комиссия получила возможность обработать материал, доставленный добровольными наблюдателями. Эта работа была напечатана в VI томе «Записок РГО».

Почти одновременно с этим при деятельном участии Воейкова Метеорологической комиссией были изданы два выпуска сборника «Статей метеорологического содержания». Воейков принял энергичное участие в деятельности специально организованной Комиссии по исследованию полярных областей и сделал в обществе сообщение о задачах и тематике этих исследований. Он проектировал снаряжение специальной экспедиции к берегам Новой Земли для установления границы распространения льдов.

Летом 1872 Воейков объехал Галицию, Буковину, Молдавию, Валахию, Трансильванию и Венгрию. Путешествие было им предпринято с целью изучения почв, и в особенности чернозема. Намеченная задача была успешно выполнена.

Тотчас же после возвращения домой Воейков стал готовиться к новому путешествию. Он отправился в Америку, по пути останавливаясь в Вене, Берлине, Готе, Утрехте и Лондоне. В Готе им была подготовлена к изданию работа об атмосферной циркуляции. В начале 1873 г. Воейков прибыл в Нью-Йорк, затем посетил Бостон, Нью-Хейвен и Вашингтон. Здесь секретарь Смитсонианского института Генри предложил ему закончить начатую умершим проф. Коффином работу о ветрах земного шара. В течение трех осенних месяцев 1873 г., проведенных в Вашингтоне, Воейков исполнил это и дополнил работу Коффина сведениями о ветрах в России.

Привлечение русских наблюдений позволило Воейкову подойти к вопросу совершенно по-новому, расширить анализ связи ветра с давлением климатологическими выводами о роли «большой оси Европейско-Азиатского материка», то есть Сибирского антициклона с отрогом, вытянутым на Европу. Эту ось, называемую теперь осью Воейкова, он рассматривал как «ветрораздел», отделяющий ветры с южной составляющей (к северу от оси) от ветров с северной составляющей (к югу от оси).


Ось Воейкова

Летом того же 1873 года, до своей работы в Вашингтоне, Воейков совершил поездку по США и Канаде, посетил Великие озера, старые восточные штаты, Скалистые горы, Колорадо, Новый Орлеан и Техас. В степях Северной Америки он установил наличие чернозема.

После трехмесячного пребывания в Вашингтоне в начале 1874 Воейков отправился на Юкатан и в Мексику. Предпринятое им из Мексики тысячеверстное путешествие верхом через перешеек Теуантепек в Гватемалу дало ему богатейшие личные наблюдения над тропической природой.

Из Гватемалы Воейков проехал в Панаму и далее, морем обогнул всю Южную Америку, пройдя к северу до устья Амазонки. Путешествие вдоль западного побережья прерывалось экскурсиями на оз. Титикака, в Лиму и восхождением на Анды. Лихорадка вынудила его прекратить поездку по Амазонке. Он смог подняться вверх по ее течению только до Сантарена. Вернувшись к устью, он уехал в Нью-Йорк, где и провел начало 1835 года.

В Россию Воейков возвратился лишь ненадолго и уже в октябре 1875 отправился в новое путешествие. Его он начал с Индии. После посещения Бомбея и трехмесячного пребывания в южных районах страны он побывал на о. Ява, а затем переехал в Южный Китай. Завершив это свое путешествие пятимесячной поездкой по Японии, Воейков вернулся домой.

В 1877 Воейков обрабатывал научные материалы, собранные им в поездках и путешествиях. Результатом этой работы стали климатологические карты Воейкова, отмеченные в 1878 г. золотой медалью на всемирной выставке в Париже.

Через два года после этого по представлению физико-математического факультета ученый совет Московского университета присвоил Воейкову степень доктора физической географии.

Международный Географический конгресс в Венеции в 1881 был первым, на котором РГО было представлено Воейковым. С этого времени Воейков почти всегда представлял русскую географическую науку на международных съездах. Так, в 1886 – он был командирован на съезд географов в Дрезден, в 1891 – на Сельскохозяйственный съезд в Гаагу, в 1895 – на Географический конгресс в Рим.

В ноябре 1881 – началась педагогическая деятельность Воейкова в Петербургском университете. В 1882 он был избран приват-доцентом кафедры физической географии, в 1884 – штатным доцентом, в 1885 – утвержден экстраординарным профессором и в 1887 – ординарным профессором.

По воспоминаниям его слушателей, Воейков всегда аккуратно являлся на лекцию, быстро прочитывал ее и столь же быстро уходил по ее окончании. Его лекции, насыщенные богатым научным материалом, содержавшие смелые сопоставления и выводы, оставались мало доступными студентам, географическая подготовка которых ограничивалась курсом средних классов гимназии. По-видимому, это обстоятельство явилось причиной, побудившей Воейкова написать курс «Метеорология для средних учебных заведений и для практической жизни», выдержавший три издания (1891, 1900 и 1910 гг.), а затем и большой курс метеорологии в четырех частях (1903-1904) для высших учебных заведений. Этот курс Воейкова отличался не только обстоятельностью изложения, но и новизной трактовки фактического материала, стремлением дать физическое объяснение всем процессам в атмосфере и вместе с тем обоснованностью всех выводов реальными наблюдениями.

В 1883 взамен прекратившей свою работу старой Метеорологической комиссии при РГО была создана новая комиссия. На первом ее заседании председателем был единогласно избран Воейков. Работой этой комиссии Воейков бессменно руководил в течение тридцати двух лет.

Большой заслугой Метеорологической комиссии – и в первую очередь ее председателя – является организация новых видов метеорологических наблюдений. Таковы, например, наблюдения над высотой и плотностью снежного покрова, продолжительностью солнечного сияния, температурой и влажностью почвы, грозами и осадками, фенологические наблюдения. Комиссия вначале разрабатывала вопрос о необходимости тех или иных новых наблюдений, составляла инструкции, печатала бланки, подыскивала добровольных наблюдателей, рассылала им весь необходимый материал и вела с ними регулярную переписку. Все наблюдения вновь собирались в комиссии, проверялись, обрабатывались и издавались. Таким образом, помимо упоминавшихся уже работ Воейкова об осадках в России, было издано 5 выпусков «Метеорологических сельскохозяйственных наблюдений». Как только тот или иной вид наблюдений окончательно оформлялся и входил в официальные программы метеорологической сети Главной физической обсерватории или другого учреждения, комиссия считала свою роль законченной и приступала к новому вопросу.

Роль комиссии по введению и разработке новых видов наблюдений огромна. Эти наблюдения и выводы привели к значительному развитию метеорологии и ее помощи сельскому хозяйству. Вот один из примеров. Несмотря на повсеместное распространение и длительность сохранения снежного покрова в России, до Воейкова никто не придавал ему значения, не изучал его. Воейков буквально «открыл» снежный покров. Он первый обратил внимание на этот важный фактор, подсчитал запасы влаги, содержащиеся в снежном покрове, доказал возможность ее сохранения путем снегозадержания, рассчитал количество талой воды, стекающей в реки и просачивающейся в почву, установил влияние снежного покрова на климат и т.д. В те времена доверие к голой математической формуле в метеорологии преобладало над познавательными методами натуралиста. Это приводило к стремлению создавать искусственные условия наблюдений. Например, для получения данных, удовлетворяющих готовым формулам теории теплопроводности идеальной однородной земли, прилагались неимоверные усилия для создания однородных условий наблюдений. С этой целью по указанию прежнего директора Главной физической обсерватории академика Г.И. Вильда сознательно создавалась искусственная обстановка: поверхность почвы очищали от снега, травы, насыпали песчаные холмики, забивали песком скважины глубинных почвенных термометров и т. д. Несмотря на все эти ухищрения, полного согласия с формулами, конечно, не получалось. Воейков горячо протестовал против такой искусственности и настаивал на наблюдениях в естественной обстановке, на сохранении «естественной поверхности Земли», с ее растительным и снежным покровом.

Его выводы из наблюдений, произведенных в естественных условиях, доказали, что он был прав, и послужили образцом для ряда последующих работ. Начиная с 1885 Воейков выхлопотал ежегодную субсидию в размере 2000 руб. для организации 12 специальных станций с расширенной программой сельскохозяйственных метеорологических наблюдений. Ежегодно в течение десятков лет он объезжал станции, проверял их работу. Работа этих станций принесла огромную пользу науке и сельскому хозяйству.

В 1884 г. вышла в свет фундаментальная работа Воейкова «Климаты земного шара». В следующем году она была удостоена Русским географическим обществом золотой медали. Через три года был издан перевод книги на немецкий язык, а в последующие годы и на другие языки.

«Климаты земного шара» Воейкова были признаны классическим трудом в области климатологии. В нем впервые дана сравнительная климатология земного шара в тесной связи со всеми физико-географическими факторами и подробно описаны климаты России. Собственно метеорологических результатов наблюдений в руках автора было немного, так как их вообще тогда было еще очень мало. Но Воейков преодолел это препятствие исключительным умением использовать огромное количество побочных фактов, сочетать их в стройную систему и создал полную и подробную, поражающую широтой взглядов и выводов картину, насыщенную богатством новых идей и мыслей.

Несмотря на колоссально возросшее в последующие годы количество фактического материала, выводы Воейкова в их принципиальной сущности остались в большинстве случаев непоколебленными. Этим отличались и другие его работы. И сейчас еще «Климаты земного шара» используются как ценнейшее учебное пособие.

Воейков был горячим поборником введения в метеорологию графических изображений соотношения различных элементов. Графики использовались им не только как изобразительный метод, но и как исследовательский. Он широко использовал его и в своих «Климатах земного шара».

В этом труде нашел свое отражение спор между Воейковым и академиком Г.И. Вильдом и по другому принципиальному вопросу – о проведении линий равных температур и равных давлений на климатологических картах. Он имел большое значение для практики. В своем труде «Температура воздуха в Российской империи» Вильд привел величины температуры, полученные на всех станциях, расположенных на разных абсолютных высотах, то есть как бы опустил все пункты наблюдений на уровень моря. При этом он пользовался математическими средними, полученными для нескольких пунктов на Кавказе.

«...Несколько смелый прием, особенно в применении к Северной Финляндии, с одной стороны, и Якутской области – с другой...» – писал по этому поводу Воейков и в своих климатических картах провел изотермы (линии равных температур) для действительной поверхности Земли, выделив таким образом все многообразие явления, обусловленное разнообразием топографии местности.

Восьмой съезд естествоиспытателей и врачей в декабре 1889 высказал пожелание о создании научно-популярного журнала по метеорологии. Такой журнал под названием «Метеорологический вестник» начал издаваться с 1891 Метеорологической комиссией РГО. Это был первый русский журнал в этой области. Душой журнала, его основоположником и редактором до конца своих дней был Воейков. Работа эта поистине была огромной. Каждый номер журнала неизменно содержал статьи, обзоры, рефераты, рецензии или хотя бы краткие заметки, написанные Воейковым. Живо интересуясь и откликаясь на все новое в науке, Воейков перерабатывал научные работы и передавал их читателям журнала.

Обладая огромной эрудицией, Воейков никогда не пересказывал чужих мыслей, все после его работы представало в новом свете.

«Метеорологический вестник» был настоящей школой для русской метеорологической науки, и его бессменному редактору Воейкову принадлежала здесь руководящая роль.

Воейков оставил огромное научное наследство, написав 517 работ. Он писал хорошим и образным русским языком, свободным, между прочим, от употребления без необходимости иностранных слов. Не «эмиграция», а «выселение», не «иммиграция», а «вселение» и т. п.

Посещение Воейковым в 1898 г. Черноморского побережья Кавказа возродило в нем интерес к этому краю. С 1910 г. он стал ежегодно бывать на побережье, а зимою приезжал на Северный Кавказ.

Его работы были посвящены не только исследованию и пропаганде Кавказа как прекрасного курортного места, но и его хозяйственному развитию. Воейков указывал на возможность переноса сюда ряда сельскохозяйственных культур. Этот перенос и был осуществлен.

Двадцатипятилетний юбилей бессменной работы Александра Ивановича Воейкова на посту председателя Метеорологической комиссии РГО был ознаменован избранием его членом-корреспондентом Российской академии наук.

Несмотря на свои 70 лет, Александр Иванович предпринял в 1912 г. более чем трехмесячное путешествие в Туркестан для изучения природных условий и сельского хозяйства этого района. Результатом поездки явилась большая монография «Русский Туркестан», изданная в 1914. Трудности поездок в военное время, летом 1915, не устрашили Воейкова, и он отправился на Урал, на оз. Тургояк и в Илецк, имея целью определить пригодность этих мест для оборудования в них курортов.

Чтобы более полно обрисовать размах творческой деятельности Воейкова, упомянем о его работах по распределению населения Земли в зависимости от природных условий и деятельности человека, о географии человеческого питания, о земельных улучшениях в их соотношении с климатом и другими естественными условиями и, наконец, о воздействии человека на природу. «Тут и климат, и жизненные продукты, и вопросы прироста населения, и разные естественные богатства, и пути сообщения, и многое другое, наглядно представленные в сравнительных величинах по всем странам. Это именно жизненная география...» – так характеризовал работы Воейкова знаменитый русский ученый-географ П.П. Семенов-Тян-Шанский. И все это проникнуто враждой к рутине, косности, невежеству, хищническому хозяйству, насыщено стремлением помочь народу улучшить свое благосостояние.

Разбирая вопрос о распределении населения, он показывает неиспользованные возможности, ратует за заселение северных и южных районов. Анализ данных о продуктах питания приводит его к выводу о необходимости большего распространения растительной пищи как более дешевой и доступной широким слоям населения и вместе с тем более полезной. Обрушиваясь со всей страстью на хищническое и невежественное хозяйство, приводящее к уничтожению лесов, обмелению рек, образованию оврагов, Воейков тут же дает советы по организации снегозадержания, посадкам, осушению болот и других работ. Истинный труженик науки, Воейков не оставлял работы буквально до последних дней жизни. В начале войны 1914 он пишет несколько климатических очерков районов военных действий. В конце 1915 он занялся переработкой написанного им климатического очерка Полесья. Этой работы он не оставил и во время болезни – гриппа, которым заболел в январе 1916. Не оправившись от болезни, 16 января он все же вышел из дому, чтобы сдать корректуру работы. Уже вечером того же дня началось воспаление легких, которое 9 февраля 1916 г. свело Воейкова в могилу.

Александр Иванович Воейков имел две докторские степени, звание члена-корреспондента Академии наук и профессора, был председателем Метеорологической комиссии РГО, членом совета и почетным членом общества, действительным членом обществ: Русского физико-химического, Петербургского естествоиспытателей, Московского испытателей природы, Любителей естествознания, а также почетным членом ряда других научных обществ.

В личной жизни Александр Иванович Воейков отличался исключительной простотой, почти беспомощностью в общежитейских вопросах, небрежностью в одежде. Это не было неряшливостью, – просто он не замечал таких мелочей, не придавал им значения.

Будучи одиноким и израсходовав все свое довольно значительное состояние на путешествия, Александр Иванович из своего трудового заработка охотно помогал другим, добродушно посмеиваясь в тех случаях, когда выяснялось, что его отзывчивостью злоупотребили. Особенно охотно он помогал тем, в ком он чувствовал искреннюю любовь к науке.

Так прожил свою долгую жизнь, всецело отданную науке, Воейков. Таким сохранился его образ среди его современников и друзей, таким же выступает он со страниц своих работ.

Вероятно, лучшим эпиграфом к ним будут его же собственные слова: «Трудность достижения цели не может испугать ученых, способных понять широкие задачи науки. Не одним веком она строится. Поэтому я и счел полезным поставить задачу во всей ее широте, не скрывая громадных трудностей не только ее полного решения, но даже и сколько-нибудь приблизительного. А пока – будем работать... с полным сознанием того, как широки задачи науки, как мало сравнительно можно сделать в короткое время».

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.