Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 

 Энциклопедия альпиниста 

 Альпинисты Северной столицы. Выпуск 224. 

Анонсы новых публикаций
(по состоянию на 03.02.2007г.)

Айвазов Михаил Борисович

Бакман Александр Романович

Глушко Вячеслав Иванович

Глушков Александр Семенович

Глушковский Александр Эдгарович 

Дубовиков Александр Анисимович

Иванов Николай Руфович

Кочан Геннадий Михайлович

Лазарев Вячеслав Павлович 

Ларионов Сергей Анатольевич

Лобачёв Евгений Александрович

Маркелов Виктор Викторович

Мухортов Михаил Вениаминович

Одинцов Александр Николаевич

Овсянников Дмитрий Александрович

Пожидаев Юрий Евгеньевич

Сазанов Виктор Васильевич

Соколовский Евгений Алексеевич

Темиров Анатолий Магометович 

Шустров Николай Борисович

В разделе Ленинградцы - Призеры СССР. Размещены материалы 1982-85 гг. 


Ленинградцы - Призеры СССР Год
Место
Класс
Вершина, район
Маршрут
Восходители

1982
2
технический
Аксу (Сев., 5217 м)
по В стене, 6а
Трощиненко Л.,

Варов В., Глушковский А., 

Мошников А.,

Сазанов В.,

Бейлин Ю.,

Арсентьев С.,

Ларионов С.

1982
3
высотный
пик К. Маркса
по С стене,

пп, 6б
Солонников Вик., Баньковский М.,
Ведерников В.,

Воронов А.,
Дубовиков А.,

Орлов Б.,

Соколовский Е.,

Темиров А.

1982
3
снежно-ледовый
Тетнульд
по С стене
Тюльпанов С.,

Андриенко В.,

Иванов Н.,

Лазарев В.,

Мухортов М.

1983
3
технический

очный
Искандер (Аксу)
Ю ст., 6+1 к/тр.
Голубев Н.,

Федотов Ю.,

Носов А.,

Жак В.,

Глушков А.,

Айвазов М,

Овсянников Д.

1983
2
скальный - очный
Домбай (вост.)

Далар
6б (:???),



6а (м-т Варбуртона)
Глушко В.,

Бакман А.,

Русяев А.,

Одинцов А.,

Кочан Г.,

Крюков В.

1983
2
снежно-ледовый
Мижирги (Ц. Кавказ)

Лобачев Е.,

Маркелов В.

(в составе команды МАЛ)

1984
3
скальный - очный
пик Щуровского, 4259 м

Шхельда (2-я 3), 4310 м
по 3 стене (по 'Сурку')

по С стене
Капитанов О., Глушко В.,

Русяев А.,

Паршин В.,

Иголкин В.,

Котельников А.

1984
3
ледовый - очный
Комсомолец Киргизии
5б, пп
Балыбердин В.,

Разумов Ю.,

Силин Б.,

Шустров Н.

1985
2
высотно-технический
Холодная стена
по центру Ю ст.
Балыбердин В.,

Жак В.,

Глушков А.,

Шустров Н.,

Айвазов М.,

Овсянников Д., Разумов Ю.,

Пожидаев Ю.

1985
2
технический
1-я западная вершина массива Замин-Карор (Ягнобская стена, Гиссарский хр.)
по маршруту Самодеда
Глушко В.,
Русяев А.,
Одинцов А.,
Иголкин В., Кириевский, Котельников А.


КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ:
Владимир Пестов
экономист, КМС СССР


1959 год. Как давно это было, целая жизнь прошла с тех пор. Но впечатления от того восхождения были настолько яркими и сильными, что и сейчас помнятся до отдельных деталей.

Я ехал в лагерь 'Баксан' с большим желанием и надеждой выполнить второй спортивный разряд. У меня уже было несколько 'троек', ехал я вдвоем с моим другом Эдгаром Рудзит - схоженная связка. Отделение подобралось ровное и сильное, успешно сходили на тренировочное восхождение. А дальше началось:

Следующий выход нам отменили уже на линейке, т.к. произошел несчастный случай. Назначенный через два дня выход на восхождение опять отменили из-за несчастного случая, а потом и вообще район закрыли. Конечно, было очень обидно терять сезон, но горы есть горы. И вдруг за четыре дня до окончания смены нам сказали, что если мы хотим, то можем самостоятельно, без инструктора идти на Эльбрус.


На-подходе. Баксанское ущелье

Тогда такое вышло положение, что нужно делать руководство. Нас собралось десять человек - пять ребят и пять девушек - все ленинградцы: Эдгар Рудзит, Толя Носов, Толя Козлов, Олег, а девушки Неля Муравьева (Иванова), Наташа Ро, фамилии остальных, к сожалению не помню. Были созданы две группы, руководить одной из которых предложили мне.

Об Эльбрусе рассказывали очень много страшного, необычного, загадочного.

Прошедшей зимой в хижине на перемычке Эльбруса целую неделю тренировалась команда Абалакова. Рассказывали, что они там даже играли в волейбол. Мы решили не уступать мастерам и взяли с собой футбольный мяч с намерением сыграть на перемычке и еще взяли с собой бутылку вина, которую загадали распить на вершине.

Рано утром дежурный инструктор - неотразимый Валя Якушкин посадил нас в машину и довез до поляны Азау, никаких подъемников тогда и в помине не было. Якушкин подвел нас к началу серпантина и пожелал успешного восхождения, была редким для гор погода - совершенно безоблачное синее небо, безветрие и очень тепло. Не успели мы пройти несколько минут, как нас догнала грузовая машина, на которой ехала веселая компания. Как оказалось это был воскресный день и компания решила устроить пикник на фоне Эльбруса. Мы попросили нас подвести, но места в машине было мало и они согласились подбросить только наши рюкзаки. Скинув верхнюю одежду, оставшись в шортах и в майках, мы погрузили все вещи в машину, оправив с ними в качестве сопровождающего изящную Наташу Ро, оставшись налегке мы решили не идти по унылому серпантину, а срезать его, двигаясь прямо в 'лоб'. Одному из ребят было велено идти по дороге и там, где машина остановится сгрузить рюкзаки и ждать нас. Наслаждаясь природой и погодой, мы бодро двинулись вверх. Так продолжалось часа три. Где-то около двенадцати часов дня, когда мы вышли в район 'Старого кругозора' погода, как это часто бывает в горах, резко изменилась - сначала появились облака, потом они сгустились в темные тучи, задул сильный ветер, начал накрапывать мелкий дождь, перешедший в снег. Стало холодно и неуютно. Мы уже с нетерпением ждали встречи машины с нашими рюкзаками, но её не было. Мы добежали до '105 пикета', где находилась станция небольшой биологической экспедиции. На станции никого не оказалось, но дверь была открыта и мы вошли. Мы несли дрова, собранные по дороге, т.к. обязательным условием пребывания на 'Приюте 11' было самообеспечение топливом. С помощью этих дров мы затопили в хижине печку, сварили кашу из имевшихся на кухне продуктов и немного обогрелись.

Время шло, а машины всё не было. Но вдруг появилась другая машина, следовавшая на 'Ледовую базу'. На наши расспросы нам отвечали, что машину с рюкзаками не встречали, а видели на дороге груду рюкзаков и плачущую девушку. 'Где?'. 'Да внизу, почти в самом начале дороги'. Как выяснилось позже, машина, которая везла наши рюкзаки, оказалась маломощной и, проехав немного после встречи с нами забуксовала, и остановилась. Компания уехала искать место для пикника, а наши рюкзаки остались на дороге. Наш же товарищ, которому было поручено идти по дороге, не подумав, что машина может 'сдохнуть', тоже срезал несколько серпантинов.

Оставив девушек в хижине, мы впятером побежали вниз.

Рыдающую Наташу и рюкзаки нашли почти в самом начале дороги. Взяв на себя уже по два рюкзака мы уныло двинулись вверх под пронизывающим ветром.

На 'Приют 11' мы пришли где-то около 17 часов. Хозяин 'Приюта' - грозный Кудинов встретил нас неприветливо и устроил разнос - во-первых, за поздний приход и, во-вторых, за малое количество дров.

На 'Приюте' нельзя было ходить в триконях и поэтому свои ботинки мы оставили внизу - на первом этаже. По плану на следующий день мы должны были сделать акклиматизационный выход до 'Скал Пастухова' (4800 м), а следующей ночью уже выходить на штурм. Утром меня разбудил Рудзит со словами: 'Начальник, спишь, а у вас ботинки увели'. Как оказалось, действовал туристский маршрут - группа с поляны Азау поднялась на 'Приют 11', переночевала, а с утра спустилась вниз. Вот они и прибрали наши ботинки, оставив свои рваные и непригодные для восхождения.

Выйти на акклиматизацию мы не имели возможности, а без акклиматизации Кудинов отказался нас выпускать на восхождение. Тогда я сказал ему, что в случившемся виноват он!... и мы никуда не уйдем пока не придет за нами спасотряд.

Постращав нас всякими неприятностями, но увидев, что мы твердо стоим на своём, Кудиноа сказал нам следующее: 'Ладно, днём придет очередная туристская группа, они также оставят ботинки внизу и вы выбирете свои и подниметесь для акклиматизации на сколько хватит времени'. Так мы сделали.

В первом часу ночи мы вышли на восхождение. Было очень холодно, ветер. Через некрторое время идти стало трудно - не хватало дыхания. Как-то произвольно разделились на две группы. Девчата медленно, медленно, но не отстанавливаясь двигались вверх. А мы, парни, в более быстром темпе делали шагов 20-30, останавливались тяжело дыша и, переведя дыхание, продолжали движение.

На 'Приюте' вместе с нами находилась группа альпинистов Болгарии, в составе около 10 человек. Для них это было тренировочное восхождение перед какими-то высотными сборами. Выйдя после нас, они довольно легко обогнали нас и мы с завистью смотрели как они, как нам казалось, свободно идут наверх. Но спустя пару часов в нашем 'рваном темпе' мы их почти доглали и с тревогой увидели, что они стали останавливаться, ложиться грудью на ледоруб. Многие из них изрыгали то, что ели наконуне. Это конечно нас не вдохнавляло, но мы продолжали упорно двигаться наверх - и часам к семи утра вышли на перемычку к остаткам, тогда ещё довольно сохранившейся хижины.

Немного отдохнув вспомнили о команде Абалакова: Достали мяч, хорошо что кто-то догадался взять его накаченным, и встав в кружок вяло попинале его ногами, решив, что тем самым мы посрамили Абалакова.

Восхождение на Западную вершину от перемычки далось нам уже легче и где-то в девять утра мы стояли на вершине.

У нас хватило ума не распечатывать прихваченную бутылочку вина, хотя я высказывал такие пожелания высказывал. Конечно, мы были горды и давольны, но чувствовали себя неважно. Восхождение оказалось тяжелым. А на спуске мы 'наелись' её больше:

Было яркое солнце, снег раскис и мы шли, проваливаясь по колено. На 'Приют' спустились около трех часов дня. Немного передохнув, двинулись в лагерь. Добрались до него часам к одинадцаги ночи. Мы ждали, если не торжественной встречи, то хотя бы скромного ужина, но это был последний день смены - столовая уже не работала и мы завалились спать.

Утром был уже пересменок. Нам быстренько вручили документы и выперли из лагеря. Мы вышли за пределы лагеря, сели у обочины, достали свою заветную бутылку, которая совершила восхождение на Эльбрус, и скудные припасы и торжественно её распили.

Это восхождение нас очень сблизило и подружило, и часть из нас решила вместе двигаться к морю. Мы добрались до Нальчика, потом по Военно-грузинской дороге доехали до Тбилиси, а далее были - Батуми, Сухуми: Но это уже другая история.

В Ленинграде, как я помню, первый раз мы собрались у Нелли Муравьевой и опять распили бутылочку, которую привезли с собой, а потомона была переходящим знаком для последующих встреч у кого-то.

Для многих из нас это восхождение послужило хорошим стимулом для дальнейших занятий альпинизмом. Стали инструкторами Толя Носов, Неля Муравьева, Толя Козлов и я. Толя Носов, который к нашему огарчению уже давно ушел из жизни, был одним из ведущих альпинистов нашего города и неоднократным Чемпионом СССР.

Много лет спустя - в 1978 году, работая инструктором в 'МАЛ-Кавказ', я совершил восхождение на Эльбрус в группе с Б. Рукодельниковым, А. Кузнецовым и Э. Мацевичем. Группа была возрастная, кому за пятьдесят, а кому около того. Честно говоря, хорошо помня описанное выше восхождение, меня беспокоило - как я буду чувствовать себя на этот раз. Мы вышли из 'Приюта 11' где-то после 4-х утра, легким прогулочным шагом, делясь впечатлениями от удивительных картин природы. И так незаметно в 7 часов вышли на вершину, а около 9 утра вернулись уже на 'Приют'. Я получил от этого восхождения огромное удовольствие. Но то первое - в всё равно самое яркое и памятное!...

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.