Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Автомагазин. Диски Самара. Выгодно!

 Энциклопедия альпиниста 

 Альпинисты Северной столицы. Выпуск 228. 

Анонсы новых публикаций
(по состоянию на 03.03.2007г.)

Предлагаем Вашему вниманию две книги Левковского Юрия Васильевича: 'По Среднегорью Северной Осетии' и 'Победители горных вершин'. Подробнее>>> 

О ЛЕНИНГРАДСКИХ АЛЬПИНИСТАХ. Юрий Емельяненко. До чего же прекрасен и необычен альпинизм! Например, я сразу оценил его уникальную особенность 
50-ЛЕТИЕ ПЕРВОГО СОВЕТСКО-КИТАЙСКОГО ВОСХОЖДЕНИЯ. Статья 'Штурм высочайших вершин западного Китая' из газеты 'Инженер транспорта', ?30 от 28.09.1956 и ?32 от 12.10.1956 (Москва). Борис Рукодельников

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ НОКТЮРН, ИСПОЛНЕННЫЙ В АКСУ. Александр Карасев. В нашей семье, чисто технической по образованию в последних поколениях, давно был живой интерес к гуманитарным наукам...


Уважаемые посетители!
Нам важно знать Ваше отношение к альпинизму и к нашему сайту. Пишите нам (e-mail:gga1@online.ru). Не бойтесь быть не понятыми. Ни одно сообщение не останется без ответа. Вы можете подписаться на нашу рассылку здесь 


'По Среднегорью Северной Осетии'. Автор Левковский Юрий Васильевич (КМС по альпинизму с 1997 г. Инструктор 1 категории). - Формат А5, 200 стр., ил. - более 80 шт. Изд. ГИПП "Рухс" г. Владикавказ, 2005, цена 150 руб. В книге представлены описания 100 туристических и альпинистских маршрутов различной категории сложности (от н/к до 4 к/тр.), проложенных в районе Среднегорья (Скалистый, Пастбищный и Лесистый хребты) Северной Осетии. Даны краткие характеристики маршрутов, рекомендации участникам путешествий и восхождений. К каждому маршруту даны описания путей подъездов и подходов. В сборнике приведены точные схемы районов, фотографии гор и маршрутов, рисунки, выполненные согласно требованиям УИАА. Содержащиеся в ней рекомендации по организации походов и обеспечению безопасности в горах значительно облегчат подготовку походов для начинающих горных туристов. 

Книгу можно заказать по e-mail: uvl53@yandex.ru - книга-почтой. Сообщите свой почтовый адрес, ФИО - полностью. 



'Победители горных вершин'. Автор Левковский Юрий Васильевич (КМС по альпинизму с 1997 г. Инструктор 1 категории). - Формат А5, 240 стр., ил. - более 100 шт. Изд. ГИПП "Рухс" г. Владикавказ, 2006, цена 150 руб. Книга состоит из нескольких разделов, посвящённых истории освоения горных вершин Осетии и маршрутов, ведущих на эти вершины. События охватывают 19-21 в.в. Составлена в виде хроникально-документального повествования, где хронология чередуется рассказами, дневниками, записями участников происходивших событий. В книге приводятся основные, наиболее значительные события, упоминаются многочисленные имена исследователей горных вершин и районов Осетии. 

Книгу можно заказать по e-mail: uvl53@yandex.ru - книга-почтой. Сообщите свой почтовый адрес и ФИО - полностью. 



О ЛЕНИНГРАДСКИХ АЛЬПИНИСТАХ
Юрий Емельяненко,
Москва



Мы входим в горы, словно входим в сад.
Его верха - в цветенье белоснежном.
Его стволы отвесны и безбрежны.
И ледники как лепестки, висят.
Юрий Визбор

До чего же прекрасен и необычен альпинизм!

Например, я сразу оценил его уникальную особенность - новичок с первых своих шагов в горах имеет возможность оказаться рядом со спортивной и инструкторской элитой. А еще, кроме счастья общения с горными красотам и восхождений на вершины, он одаривает нас дружбой с замечательными людьми. География этой дружбы безгранична.

Коснулся этой темы и в очередной раз отметил, что больше всего друзей у меня в Питере.

1955 г. Мой первый выезд в горы. В Цее, в альплагере 'Торпедо' я совершил свои первые восхождения и гордо надел значок 'Альпинист СССР'. А еще я познакомился там с Борисом Кашевником. Через годы мы с ним подружились, у нас в альпинизме появились общие дела.

1963 г. После длительного перерыва из-за службы в армии и серьезной болезни, я опять вернулся в горы. Домбай, 'Красная звезда'. Командиром отделения у меня оказалась Людмила Кораблина, Леонид Земляк вовлек меня в лагерную самодеятельность:

1967 г. Впервые попадаю на Памир. Еще в Москве с нашим сбором начала работать научная группа. У нее были свои задачи. Для нас это была дополнительная нагрузка, но мы с готовностью приняли роль испытуемых. Научная группа состояла из москвичей - Е. Гиппенрейтора и Л. Романовой и ленинградцев - С. и Р.Тихвинских. Но прежде чем выехать из Оша в Ачикташ (под п. Ленина - прим. ред.), меня в составе небольшой группы послали в Фергану, на базу альплагеря 'Дугоба' за общественным снаряжением для нашего сбора. Первое, что привлекло мое внимание, это группа альпинистов, плотно окружившая парня с новеньким жетоном за восхождение на пик Ленина. Это был Слава Бакуров. Совершив успешное восхождение на семитысячник, он теперь делился своими впечатлениями:

1968 г. Альплагерь 'Дугоба'. Вместе с В. Бакуровым, В. Пестовым и Е. Молочниковым, работая инструкторами, ходили на 'пятерки'.

1969 г. В 'Дугобе' я познакомился с Ю. Логачевым и В. Вейко, О. Шумиловым и Ю. Джибраевым. После одного приличного восхождения в группе ленинградцев (первопрохождения на в. Двузубка по столбу, 5б к/тр. - прим. ред. Андреева Г.Г., участника этого восхождения), я получил от них неожиданное для себя предложение переехать в Питер - они приглашали меня в свою команду. Даже место работы для меня подыскали:


Двузубка по Столбу, общий-вид. Фото - Андреева Г.Г.


Двузубка по Столбу, вид с Севера. Фото - Андреева Г.Г.

1970 г. В команде 'Труда' я совершаю траверс пиков Ленинград - Коммунизма. В составе команды - ленинградец Г. Корепанов: На Эльбрус поднимался с В. Шопиным, на Аваче был вместе с В. Жирновым:

1975 г. Сменился любительский альпинизм для меня работой в Спорткомитете СССР. Работа в Госкомспорте и Федерации альпинизма СССР расширила мой кругозор. Именно в те годы я увидел, что Федерация альпинизма Ленинграда была самой активной, инициативной и прогрессивной среди республиканских, краевых и областных федераций альпинизма Советского Союза. Именно в те годы расширились мои деловые и дружеские связи с ленинградскими альпинистами и скалолазами.

Был период, когда основным направлением в моей работе стало спортивное скалолазание. Отвечать за подготовку и проведение Чемпионатов страны и международных соревнований в Крыму - дело хлопотное. И я с благодарностью вспоминаю помощь, которую оказывал мне на этих соревнованиях опытный и надежный К. Клецко, С. Саввон и В. Жирнов, Ю. Федотов и И. Степанов, Н. Голубев и В. Байбара, О. Капитанов и многие другие: За каждой этой фамилией - страницы истории отечественного и ленинградского альпинизма.

А для меня большая удача, что Горы свели нас вместе и сделали единомышленниками в альпинистских делах.

50-ЛЕТИЕ ПЕРВОГО СОВЕТСКО-КИТАЙСКОГО ВОСХОЖДЕНИЯ
Статья 'Штурм высочайших вершин западного Китая' из газеты 'Инженер транспорта', ?30 от 28.09.1956 и ?32 от 12.10.1956 (Москва)

Борис Рукодельников,
МС СССР по альпинизму

Летом 1956 г. мне довелось в составе советско-китайской экспедиции совершить восхождения на высочайшие вершины Западного Китая (провинция Синьцзян) Музтаг-Ата (7546 м) и Кунгур-Тюбе-Таг (7595 м). Это было время, когда политические и экономические отношения между Китаем и СССР стремительно развивались. На высоком уровне правительствами двух стран было принято решение отметить политический подъем символическим спортивным достижением. Как нельзя более кстати для этой цели подходил альпинизм. Нужно отметить, что советским альпинистам впервые представилась возможность совершить восхождения за границей. Сборная команда СССР была составлена из лучших альпинистов ДСО профсоюзов из Москвы, Ленинграда, Киева, Ташкента, Барнаула.

На вершину Музтаг-Ата ('Отец ледяных гор') уже пытались взойти альпинисты Норвегии и Англии. В 1946 г. два английских альпиниста, имеющих большой опыт высотных восхождений в Гималаях, Э. Шиптон и Н. Тильман достигли высоты около 6800 метров и, сильно обморозившись, вынуждены были спуститься вниз. Теперь эту вершину решила штурмовать Советско-китайская команда. Подготовка к экспедиции началась еще в 1954 г. Необходимо было пройти серию напряженных тренировок. Задача осложнялась тем, что китайские спортсмены имели очень скромный опыт альпинисткой подготовки, они совершали восхождениями лишь второй год, хотя на их счету были кое-какие успехи. Для наших же альпинистов эти вершины значительно превосходили по высоте все, покоренные ранее. Кроме того, надо было тщательно отработать навыки работы в интернациональной команде.


Музтаг-Ата

В 1955 г. в Советский Союз для совместных тренировок пригласили группу китайских спортсменов. При восхождениях на Памире (тогда были покорены две серьезные вершины высотой до 6800 метров) китайские альпинисты показали прекрасную подготовку и огромную целеустремленность. В последующие месяцы тренировочные мероприятия продолжались, как в СССР, так и в Китае. Завершающим этапом подготовки явился тренировочный сбор двух команд летом 1956 г. на Кавказе. Альпинисты совершили несколько переходов и восхождений, покорили З. вершину Эльбруса (5642 м) и провели на его склонах более недели, привыкая к условиям высоты. В предстоящем восхождении на вершины Западного Китая нас, помимо прочих опасностей, ожидал разреженный воздух и сильный холод, поэтому необходимо было подготовить организм к смене обстановки. Чтобы сохранить результаты тренировки и адаптации, сразу же после сборов на Кавказе нас очень быстро доставили к месту основной базы экспедиции. 6 июля 1956 г. мы уже были у подножия Музтаг-Аты и на высоте 4060 метров разбили базовый лагерь. Здесь началась подготовка к штурму.

Продолжая усиленно тренироваться, мы начали искать наиболее безопасные пути подъема и забрасывать все выше и выше необходимые для штурма продукты и снаряжение. Вскоре нам удалось организовать четыре промежуточных лагеря на высотах 4450, 5500, 6800 метров. И вот начался штурм под руководством ЗМС СССР Евгения Белецкого и Кирилла Кузьмина и начальника китайской группы Ши Чжань-Чуня. Путь подъема был трудным и опасным. На высоте 5500 метров начинался крутой ледовый склон, испещренный лабиринтом трещин и сбросами льда. Дальше мы двигались, связавшись по четыре человека и надев высокогорные ботинки с десятизубыми кошками. Чем выше мы поднимались, тем труднее становилось дышать. Пульс доходил до 180-200 ударов. Настойчивость и воля к победе помогли преодолеть все препятствия. Выйдя 26 июля из базового лагеря, отряд, состоявший из 19 советских и 12 китайских альпинистов, 31 июля достиг вершины Музтаг-Ата. Среди победителей были и ленинградцы: Е.А. Белецкий, В.И. Потапов, Ю.И. Черносливин. На высоте 7546 метров мы установили государственные флаги КНР и СССР. Здесь же, на вершине, мы сложили каменную пирамиду, в которую поместили записку с именами восходителей.


Музтаг-Ата_- на-вершине, фото Рук.

На спуск с вершины в базовый лагерь потребовалось двое суток. Хорошая спортивная форма, сохранившаяся у альпинистов после штурма Музтаг-Ата, позволила группе из 8-ми наиболее сильных участников экспедиции успешно осуществить еще одно замечательное восхождение на весьма сложную вершину Кунгур-Тюбе-Таг (7.595 метров). Всего лишь шесть дней потребовалось группе, состоящей из двух китайских (Чен Жун-чан и Пэн Чжу-му) и шести советских альпинистов (К.К. Кузьмин, В.П. Сибиряков, В.С. Рахимов, В.И. Потапов, Е.И. Иванов, Б.Л. Рукодельников), чтобы покорить этот пик. Этими восхождениями советские и китайские альпинисты продемонстрировали свою спортивную зрелость, умение решать сложные альпинистские задачи покорения труднодоступных вершин, сделали новый шаг в подготовке к борьбе за покорение высочайших пиков мира. Очень способствовал успеху и моральный климат экспедиции: советско-китайская дружба переживала период подъема и энтузиазм двух великих народов, естественно, передался и спортсменам.

Во время работы экспедиции мы ежедневно связывались по радио с общественными организациями, как СССР, так и Китая. В наш адрес приходили десятки телеграмм от различных коллективов и частных лиц, в которых выражалась уверенность в достижении нами победы и пожелания успеха. Пресса не только СССР и Китая, но и Японии, США, Индии, Индонезии дала высокую оценку мастерству советско-китайской группы альпинистов. По окончании экспедиции все участники были приглашены в Пекин. Проезжая крупные города, встречавшиеся на нашем пути, мы не могли отказать местным представителям общественности в просьбе остановиться на 2-3 дня и рассказать на многолюдных собраниях о победе, которая родилась в истинной дружбе двух великих народов. На всем пути следования к Пекину в таких городах, как Кошгар, Урумчи, Сиань мы встречали самых искренних друзей, оказавших нам незабываемое гостеприимство. Никогда не забуду торжественные встречи в Пекине. В один из дней на многотысячном митинге представителей общественности Пекина состоялось награждение всех участников экспедиции. Заместитель Премьера Государственного Совета, председатель Всекитайского Комитета физкультуры и спорта маршал Хэ Лун и председатель Всекитайской федерации профсоюзов Лай Жо-юй вручили покорителям Музтаг-Ата и Кунгур-Тюбе-Тага золотые медали, памятные жетоны и премии. Мы были бесконечно благодарны за эту высокую оценку. Воспоминания о теплом приеме, оказанном нам в Китае, о гостеприимном и радушном китайском народе сохранились на всю жизнь.

От редакции:

Борис Леонидович Рукодельников в 1992 г. по приглашению Федерации альпинизма Нижнего Новгорода выезжал в Китай как консультант группы восходителей на Музтаг-Ата.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ НОКТЮРН, ИСПОЛНЕННЫЙ В АКСУ
Александр Карасев,
МС СССР

В нашей семье, чисто технической по образованию в последних поколениях, давно был живой интерес к гуманитарным наукам. От родителей жены осталась уникальная библиотека книг конца 19 и начала 20 веков (примерно до 25-го года) по философии, истории религии, психологии и некоторым аспектам эзотерических знаний. Кроме того, после окончания технического ВУЗа (ЛКИ), я два года посещал философский факультет Ленинградского Государственного университета, читал классиков и кое-что собрал. Моя жена, Борисова Наталья Николаевна, увлекалась парапсихологией, оккультизмом... мы знали ведущих экстрасенсов Ленинграда и пр. Так сказать, все было не на пустом месте. В 1974 году мы имели возможность посетить музей Современного искусства и Галерею С. Гуггенхейма в Нью-Йорке, музеи Чикаго, Детройта, Вашингтона, Сан-Франциско и др., где интересовались современным искусством и особенно творчеством Сальвадора Дали, Винсент Ван Гога, Пол Гогена, Тулуз-Лотрека. Из русских художников моими любимыми были Врубель, Кустодиев, Филонов.. (в нашей официальной литературе перечисленных художников преподносили как больных или немного не того...).

В последствии, в 1997 и 1998 годах мы организовали две специальные месячные поездки в Европу по условной теме "Гениальность и сумасшествие", в которой познакомились не только со склонами Монблана, но и с творческим наследием и жизнью Сальвадора Дали, Антони Гауди, Фукса, Хундервассора, короля Баварии Людвига 2-го (вошедшего в историю с эпитетом сумашедший), Адольфа Гитлера. Это отдельная тема, тоже связанная с альпинизмом. Наталья Николаевна читала в те годы лекции по психологии.... Сейчас о другом, но близком:

Летом 1991 года я участвовал в одной из первых экспедиций, организованной независимым альпинистским клубом и носящей коммерческий характер. Профсоюзы, ДСО 'Труд', ДСО 'Буревестник' и др. уже были не дееспособны. Мы собирались на Памир, в район Аксу, я был начспасом. Не задолго до отъезда ко мне обратилась моя знакомая, зав. кафедрой, профессор, очень интересная женщина, связанная с альпинизмом, с просьбой включить в состав экспедиции за свой счет научного работника, психолога. Мы встретились с ним до поездки, и, скажу честно, взаимной симпатии не возникло, в первую очередь, из-за научных позиций. Он, как мне его рекомендовали, работал в ЛГУ, был довольно видным психологом и занимался проблемой поведения человека в экстремальных ситуациях.

Как вы понимаете, в экспедиции, мне, как начспасу, камнепады, лавины и спасаловки были не к чему. Я, как и многие из нас, довольно мнительный человек и такой фрукт в составе экспедиции еще до ее начала меня напрягал. Отказать было неудобно и я, прямо скажу, проявив слабость, дал согласие. Дальше - больше. В процессе обсуждения его научной методологии, взгляда на суть проблемы и базовой гипотезы, выяснилось, что с научной точки зрения мы находимся на разных позициях. Если кратко, то суть его гипотезы, которую он хотел проверить, так сказать, экспериментально, состояла в том, что в экстремальных ситуациях максимальный шанс на выживание имеют люди с высоким интеллектом и образовательным цензом. Я же считал и считаю, что выживают в первую очередь профессионалы в данной области. То есть в экстремальной ситуации любого вида надо не анализировать и раздумывать, как действовать, а возможно быстро следовать известным профессиональным алгоритмам поведения. Естественно, возможны исключения и совершенно не стандартные ситуации, но я имею ввиду "достаточную" статистическую выборку. Естественно, мы развели наши позиции в крайние точки, отбросив полутени, как обычно в принципиальной дискуссии. Он опирался на статистику выживания в фашистских и советских концентрационных лагерях, где будто-бы в большинстве выжили интеллектуалы. Не знаю, как он ее получил, но собирать подобную информацию на нашем сборе мне не улыбалось. Представляете, если не дай Бог, что-нибудь случилось и он начал бы свои исследования!!!! Я чувствовал себя крайне не уютно, тем более что жили мы в одной палатке и спорили непрерывно. Как истинный ученый, он вожделенно ожидал экстремальных ситуаций, спасательных работ, болезней и пр. Конечно, настоящий ученый должен быть одержим своей идеей и не жалеть ни себя ни других. В то время мы уже знали к чему привела бескомпромиссная реализация идей коммунизма, фашизма, анархизма, вспомнились физики-атомщики, врачи-вирусологи.... Я думаю, что тот, кто работал начспасом или руководителем альпинистских автономных экспедиций поймет меня. Он как "ворон" подсознательно ждал, а я постепенно наполнялся неприязнью и нещадно ругал себя за проявленную слабость. Даже это была не слабость, я вовремя не оценил психологическую опасность подобного исследования. Конечно, никто из участников и не предполагал, чего ждет наш психолог и что исследует. Я запретил ему болтать на эту тему, да и он тоже понимал, что если эксперимент удастся, мало ему не будет.

Он заполнял какие-то анкеты, опрашивал участников, сортируя их по уровню интеллекта, наслаждался природой, я же старался держать ситуацию под контролем, часто выходил наверх, не пропускал связи и дал себе слово не дать ему шанса. С анкетами ко мне лично он не подходил. Дело в том, что в те годы, да и сейчас, большинство опросных листов - кальки американских. Я был не плохо знаком с ними еще в бытность моей работы в университетах США. Они составлены применительно к американскому образу жизни и менталитету. А это, в те годы даже рядом не лежало. В целом сбор прошел вполне благополучно, было пара простуд, один раз просрочили контрольный срок, разок сошли с маршрута. В эти моменты он не отходил от меня, но интеллект тут был не нужен, обычная рутина, хотя он что-то писал, заполнял и пр. Наконец сбор завершился, и все ждали транспорт. Наш психолог был в целом расстроен, эксперимент сорвался, а будучи туристом с опытом походов среднего уровня, высказал мысль, что альпинисты напускают на себя суперменство, а опасного и экстремального в общем ничего и нет, в чем он окончательно и убедился. Те же турики, только не любят носить тяжелые рюкзаки, варить много еды и петь песни у костра исключительно из-за своей слабости, лености и скудоумия. Сидят в одном и том же месте и ничем не интересуются.

Практически после всех экспедиций, если возможно, я стараюсь куда-нибудь свинтить, посмотреть что-нибудь в данном районе. Не был исключением и этот раз. Я решил выйти на основную трассу, по старой заброшенной дороге, посетить кишлаки и пр. Поход был рассчитан на два дня. Он решил сопровождать меня. Старая дорога шла вдоль русла большой реки и имела многочисленные извилины для обхода впадающих в основное русло малых речек, которые уже высохли. Был конец августа, жарко. Я люблю ходить один и после первой ночевки, когда никаких вариантов для движения вниз не было, я шел не спеша, а он, будучи моложе меня лет на 20 и в целом физически подготовленным не плохо, решил окончательно утвердить приоритет туризма и понесся, закусив удила. Я не возражал, оговорив конечную точку: автобусная остановка на основной трассе. Стандартная ситуация в экспедиции, когда делают заброски и все идут независимо друг от друга до конечной точки. Он ушел вперед, вскоре исчез из вида, а я стал наслаждаться природой, одиночеством, непринужденным движением, наконец. К концу дня появились маленькие кишлаки, и я спросил об одиноком путнике. Никто не видел, значит не проходил. В таких местах пройти незамеченным местными жителями практически не возможно. Я предупредил их, что если кто-то будет спрашивать, сказать, как есть, нашел хорошее место у ручья, переночевал и утром пришел на оговоренную авто станцию. Мне было совершенно ясно, где он отстал. В местах впадения боковых речек были, как я уже отметил, большие извилины основной дороги. Однако были заброшенные тропы пересекающие высохшие русла, они шли практически вдоль основной речки. Очевидно, где-то в таком месте я его и обогнал. К концу следующего дня он появился на автобусной остановке страшно злой и усталый, прямо взмыленный, местные жители уже сказали ему, что я пришел накануне. Оказывается, что не видя меня ни впереди ни сзади и, не доходя еще до первого жилья всего около часа, он метался по дороге взад-вперед целый день, перегревая себя снаружи и изнутри. Наконец-то, экстремальная ситуация, поисковые работы, его интеллект, он спасет незадачливого начспаса этой альпинистской экспедиции!!! Сорвалось. Он так и не понял, как я оказался впереди и решил, что я специально, где-то по невидимым боковым тропам, которые, конечно, знал заранее, обежал его с целью поиздеваться и посмеяться над несчастным. Или, скорее всего, я спрятался в кустах и наслаждался, наблюдая его мучения. А он, решив, что со мной что-то случилось, рискуя здоровьем и даже жизнью пытался меня найти и спасти. Все это он высказал мне при встрече весьма эмоционально. В общем, как он и предполагал, альпинисты плохие люди, редиски, что и требовалось доказать.

Я, конечно, подкинул дров в этот костер мысли и не упустил случая спросить его о силе и возможностях использования интеллекта в данной ситуации, которую только профан может назвать экстремальной, добавив, что полуграмотные местные жители никогда бы так не вляпались, а тем более не злились. Сидели бы себе спокойно в чайхане и пили зеленый чай, наслаждаясь жизнью, за чем, кстати, он меня и застал. Так альпинисты стали не только его личными врагами, но и врагами прогрессивной научной мысли. Его дальнейшей судьбы не знаю, может быть экспериментирует где-нибудь в концлагере. Наука требует жертв.

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.