Золотые маршруты Питерских альпинистов

Альпинисты Северной Столицы




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 
Вызвать сантехника - услуги электрика и сантехника www.l-santehnik.ru.

 

ПИК ЛЕНИНГРАД ПОКОРЕН…!!!

Николай Белавин – инженер, МС СССР 
(Газета «Ленинградская правда», 1957)

 Большой, тяжелый, а часто и опасный путь остался позади.

Экспедиция разбила, наконец, лагерь в цирке ледника Беляева на высоте около 5000 м непосредственно под Ю стеной пика Сталина (так назван в 1932 г., затем в 1962 переименован в п. Коммунизма, а с 1999 носит название пик Исмаила Самони – прим. редактора). Отсюда нам предстоит подняться на знаменитое Памирское фирновое плато, куда ещё не ступала нога человека, и затем штурмовать еще не покоренный пик Ленинград, высотой 6507 м. Путь на плато приходится выбирать через безымянную вершину «6189». Мы заснули с надеждой на хорошую погоду, которая так мало баловала вас в этом голу.

 

 РЕБРО ПИКА КУЙБЫШЕВА

Утро выдалось просто отличное. Мороз градусов 10-12. Снег легко выдерживает  людей, несмотря на очень тяжелые рюкзаки.

Отделение ленинградцев во главе с одним из сильнейших альпинистов города мастером спорта В. Старицким выходит первым для обработки пути по стене. Быстро пройдя на кошках первые 200-250 м местами обледенелой стены, в верхней части широкого  желоба (кулуара) встречаем прочный натёчный лед — приходится рубить ступени и применять веревку.

Выйдя на обледенелый гребень, ведущий  к безымянной   вершине «6189», встретились с новыми, значительно большими трудностями и опасностями — снежными лавинами. Казалось просто невероятным, что на этой высоте снег днем будет в такой степени   сильно «раскисать».

Положение еще более осложняется тем, что эта снежная «каша» оказалась совершенно не связанной с ледяным основанием гребня. Достаточно несильно ударить по снегу ледорубом, и лавина уже устремляется вниз. Сначала небольшая и мало опасная, она уже через несколько десятков метров сокрушает все на своем пути. И мы видим, как этот бушующий снежный поток с громадными каменными глыбами сорванными со стены, ревет по кулуарам и страшными снежными «водопадами» перепрыгивает через гребни стены.

Надолго запомнится всем нам это «милое ребрышко» высоты «6189»! Только поздно вечером удается выбрать более или менее пологий участок ребра для ночлега. Сильно наклоненный, острый ледяной гребень был, естественно, мало подходящим местом для бивака 24 человек, но выбора нет. После полутора - двухчасовой напряженной работы, уже в темноте, удалось вырубить во льду площадки для установки палаток.


Ленинград - маршрут

Незабываем вид при луне этого необычного лагеря из палаток, прилепившихся, как ласточкины гнезда, на ледяном гребне над морем плывущих внизу облаков.

Сытный ужин с традиционными вечерними борщами, и в палатках все затихает.

Утром вперед выходит новое отделение, и мы получаем приятную возможность понежиться  лишние час-два в теплых мешках, пока дежурный не приготовит завтрак.

Гребень ребра становится все более сложным. Чаще встречаются длинные участки чистого льда, ледяные «жандармы», каким-то совершенно непонятным образом возникшие на гребне и чудом удерживающиеся над пропастью. Днем подъем еще более замедлился. Снег снова совершенно не держится на льду, а громадные нависающие карнизы обрушиваются при первом прикосновении. Двигаться приходится с предельной осторожностью.

Вот снова мы вынуждены остановиться и до боли в шее часами смотреть вверх, наблюдая, как отделение известного всем альпинистам страны Вано Галустова обрабатывает очередной неприступный «жандарм». Обойти его на крючьях по ледяной стене не удалось, и мы видим, как   Вано поднимается в лоб, вырубая десятки ступенек и обрушивая   встречающиеся карнизы.

Так  проходит  еще день штурма. Сегодня набрали всего 200 м высоты. Впереди до вершины «6189» еще не менее 500 м, а затем около 700 м с плато до вершины пика «Ленинград»! Сколько же потребуется дней, хватит ли продуктов, топлива, сил?


Ленинград 1957 год

Во время ужина некоторые впервые остро почувствовали симптомы горной болезни — отсутствие аппетита и головную боль. Вот с  необычным для него раздражением отказался от еды и мой сосед по палатке Роман Строганов, всегда отличавшийся завидным аппетитом. Тревожно проходит ночь и для многих других участников.

Утром начальник экспедиции заслуженный мастер спорта К. Кузьмин вместе с врачом принимают решение о спуске вниз захворавших – перворазрядника Л. Алексашина и заслуженного мастера спорта В. Сасорова. Вместе с ними вниз идут врач и два сильных московских альпиниста. Все искренне сочувствуют спускающимся товарищам.

Штурм продолжается. Под вечер погода начинает портиться. Много часов уже двигаемся в облаках, из которых временами идет совсем зимний - высотный снег. Усиливается ветер, начинается пурга.  Снова ночлег на вырубленных во льду площадках, снова тяжелый, с головной болью сон под завывание ветра...

Утро. Скромный завтрак, и снова в путь. С каждым очередным взлетом гребня хочешь верить, что это, наконец, вершина, но, поднявшись на него, снова с огорчением убеждаешься в своей ошибке и видишь теряющийся высоко в облаках так надоевший уже гребень.

Только к вечеру пятого дня, после подъема по ребру в страшную пургу отделения поднялись на безымянную вершину «6189». С этого момента нет больше на карте вершины «6.189», которую мы по праву первовосходителей называем пиком Куйбышева в память о выдающемся деятеле нашей партии.

Как ни хотелось бы из-за снежного урагана распроститься поскорее с негостеприимной вершиной, спускаться на плато уже поздно, поэтому приходится  разбивать палатки прямо здесь, на самой вершине. Ночь для большинства альпинистов проходит почти без сна. Ворочаемся в спальных мешках и строим прогнозы  на завтра.

А завтра начинается самая интересная часть всего нашего пути – спуск на знаменитое Памирское фирновое плато, – обширное многокилометровое снежно-ледовое поле, поднятое на высоту около 6000 м.

 НА ПАМИРСКОМ ФИРНОВОМ ПЛАТО

Утром после ночного шторма на небе ни облачка, как это часто бывает на Памире. Трудно, нет – невозможно передать ту поистине поразительную по своей грандиозности картину, которая открылась перед нашим взором!

Сегодня мы должны  подойти к пику Ленинград и разведать путь подъема — завтра штурм! Спускаемся с вершины прямо на запад, в сторону пика Ленинград. Только в самом низу, потеряв уже метров триста высоты по нетрудным, хотя и крутым снежным склонам, попадаем на незамеченные сверху обледенелые участки с множеством глубоких трещин. Приходится организовать попеременную страховку и осторожно выбираться из ледяного лабиринта. 

Наконец, плато! Снег блестит так, что режет глаза, защищенные самыми темными очками – «консервами». Уже день. Высота и здесь, при передвижении по ровному месту, дает себя чувствовать. Правда, это больше потому, что снег не выдерживает нашего веса и проваливаешься довольно глубоко.

Бивак разбиваем непосредственно под пиком Ленинград.   Пройдя немного дальше, уже без рюкзаков, к северной стене пика, намечаем общий путь по гребню. От варианта подъема по стене приходится отказаться из-за реальной опасности попасть под лавину.

 ШТУРМ ПИКА ЛЕНИНГРАД

Эта ночь прошла еще более тяжело – давало себя чувствовать утомление после недельного, трудного подъема на плато. Но главное, пожалуй, не высота и не ограничение в питании, на которые пришлось пойти после затянувшегося подъема, а хроническая жажда! Срыв графика подъема заставил принять решение о жестком нормировании воды.

Несмотря на хорошее утро, тренерский совет решает подниматься с рюкзаками, на случай вынужденной ночевки. Вершина, кажется, совсем рядом, но, помня, что набрать придется более 700 м высоты и, зная по недавнему опыту, как иногда тяжело даются и значительно ниже расположенные «метры», приходится отказаться от первого желания идти налегке.

Выход на гребень по снежному мостику через подгорную трещину («бергшрунд») не удался — рыхлый снег не выдержал, и автор этих строк повис над трещиной на веревке страхующего В. Старицкого. Пришлось идти в обход. Но уже через час-полтора на гребне виднеется идущее снова впереди второе отделение ленинградцев во главе с мастером спорта В. Бакешиным.

Наконец, как всегда неожиданно, видишь, что гребень кончился, и ты стоишь на вершине!

К. Кузьмин, окруженный десятком любителей-фотографов и засыпаемый падающим снегом, пишет традиционную, записку, о первовосхождении на вершину, посвященном   славному 250-летию Ленинграда.

Ленинградцы особенно усердно работали над складыванием тура на скалах южной части снежно-ледовой вершины. В сплошных облаках под завывание ветра мы закладываем в тур вместе с запиской большую юбилейную медаль, выпущенную в честь 250-летия нашего города, возложить которую на вершину нам поручил Ленгорисполком. Замуровываются в тур и вымпелы – подарки спортсменов Ленинграда  и альпинистов ДСО «Буревестник».

Не хочется начинать спуск с вершины, но погода окончательно портится – надо спешить!

Спуск в этих условиях оказался еще более сложным, чем подъем. Следы, прошедших первыми, превратились в крутой ледяной желоб, на котором трудно передвигаться даже на кошках.

К месту прежнего бивака на плато возвращаемся уже вечером. Несмотря на страшную усталость и свист ветра, еще долго освещены палатки, слышны разговоры, изредка доносится смех — чувствуются бодрость и уверенность в своих силах этих закаленных в борьбе со стихией людей!

Пурга бушевала и весь следующий день. Отделениям с трудом, только к вечеру, удалось пробиться до вершины пика Куйбышева. Снова ночевка на вершине. Однако, уже вечером 18 августа мы опять стояли в цирке ледника Беляева у площадок, покинутых много дней назад.

А еще через два дня начальник экспедиции традиционно поздравлял всех «у первой травки» с успешным совершением восхождения.


Медаль 250 лет Ленинграду

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.