Альпинисты Северной Столицы  




Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования

 

 

И снова Непал. Май 2010 г .

Каган Ким ЛеонидовичКаган Ким Леонидович1/  – Московская область, 1 раз.  

 Мой первый вояж в Непал состоялся в 2003 г . Тогда меня пригласил Валентин Михайлович Божуков поработать с кислородными баллонами для восходителей на Эверест. В том году отмечалось 50 лет со дня покорения Эвереста, и по этому случаю в Непал приехало много альпинистов со всего мира, чтобы попытаться взойти на Эверест именно в юбилейном году. Всего тогда делали попытку восхождения более 40 команд. Больше месяца я работал с кислородом в Катманду, а затем прошел трек к базовому лагерю под Эверест. Второй раз я был в Гималаях в 2008 г . и прошел за две недели трек вокруг красивейшей вершины Аннапурны ( 8193 м ).

В конце зимы этого года (2010) Валентин приехал ко мне в гости и подарил интересную книгу, одним из соавторов которой является. Она называется «Победа Игоря Ерохина». В ней приведены воспоминания ныне здравствующих альпинистов, которые принимали участие в знаменитом восхождении на пик Победа под руководством Игоря Ерохина. К сожалению, впоследствии Ерохин был незаслуженно ошельмован, и затем погиб в горах. При обсуждении с Валентином книги я обронил фразу, что не прочь еще раз побывать в Гималаях. Он это запомнил и предложил поехать в середине мая 2010 г . с группой 16-18 альпинистов в Непал, где планировалось восхождение на Эверест. Мой опыт работы с кислородом и баллонами там бы весьма пригодился. Я не был уверен, что смогу поехать, но внутренне потихоньку стал настраиваться. Условившись со мной о связи, Валентин 15 марта улетел в Катманду, где у него живет и работает супруга Виктория. В середине апреля я созвонился с ним, и он сообщил, что с 12 по 15 мая в Непале состоится юбилейное торжество, по случаю 50-летия покорения вершины Дхаулагири ( 8195 м ) совместной австрийско-немецкой группой альпинистов. На празднование приедет широко известный в альпинистских кругах, один из первых покорителей Дхаулагири Курт Дембергер. Участниками торжеств будут и те непальцы, без самоотверженного труда которых это восхождение не было бы возможным. От России примут участие в торжествах три человека, и я включен в их число. К этому времени выяснилось, что из-за проблем с финансированием Российская экспедиция на Эверест в 2010 г . не состоится. Попытку взойти на Эверест будут делать только двое ребят из Питера – Валерий Шамало и Сергей Кондрашкин. А это значит, что мои профессиональные услуги не понадобятся и поездка ставится под большой вопрос. Что мне там делать? Я понимал, что приглашение на юбилейное торжество – это еще не повод, чтобы лететь в такую даль, да и не тот у меня ранг альпиниста, что мое отсутствие будет вообще замечено. Это приглашение имело место быть только благодаря моим друзьям Виктории и Валентину. И все-таки, посоветовавшись со своей супругой, которая, кстати сказать, с пониманием относится к моим Гималайским поездкам, я решил еще раз побывать в Непале и Гималаях. Один из решающих аргументов за поездку – а может это в последний раз.

12 мая утром в аэропорту Катманду меня встретил Валентин. Оставив рюкзак в его офисе, налегке снова едем в аэропорт, встречаем там Викторию и вылетаем на небольшом самолете компании Agny Air в г. Покхара.

Божуков с женой

 Владелец этой компании непалец Судип Бакар окончил в Питере Энергетический институт, прекрасно владеет русским языком. Немного позже мне довелось с ним общаться. Осталось очень хорошее впечатление. Через 30 минут полета мы в Покхаре. Город Покхара в Непале, это что Сочи у нас. Красивое озеро, немного вдали снежные вершины Аннапурны и Дхаулагири, уютный чистый и зеленый городок. 

Покхара

В общем, идеальное место для юбилейных торжеств. Здесь построен один из крупнейших музеев истории альпинизма имени Тенцинга, первого покорителя высочайшей вершины планеты – Эвереста (Джомолунгма). Торжества организует федерация альпинизма Непала во главе с её председателем Анг Тсерингом Шерпой.

Анг Тсеринг Шерпа. Председатель ФА Непала.

 Это очень известный и уважаемый в Непале человек. Он взошел на многие вершины Гималаев, в том числе и на Эверест. Всех гостей поселили в шикарном отеле “Barani”, владельцем которого является Анг Тсеринг. После небольшого отдыха все гости переместились на красивейшую улицу города “Laik City”, протянувшуюся на 1.5 км вдоль берега озера “Feva”. Вечером там должен состояться фестиваль в честь покорителей Дхаулагири. Прямо на улице было накрыто множество столов с едой и напитками. 

Столы на улице.

Вдоль улицы расположены сотни магазинчиков с сувенирами, спортивными товарами, множество кафе и ресторанов. В Непале темнеет уже в 6 часов, и вся улица превращается в красочно расцвеченное место. Это туристский район города. Здесь расположились десятки отелей. Множество туристов со всего мира приезжают сюда на отдых. Даже в обычные дни жизнь кипит тут до ночи, а сегодня, в праздник, казалось, весь город пришел сюда. За одним из столиков сидел и Курт Дембергер с другими участниками восхождения. 

Дембергер Курт. 13.05.2010 г.

Кругом звучала музыка. В нескольких местах на больших экранах показывали фильмы о восхождениях и восходителях, снятые Куртом Дембергером в Гималаях и в Альпах. Вообще это очень интересный человек с нелегкой судьбой. В горах он потерял жену, на его глазах погиб лучший друг, один из сильнейших альпинистов Европы Герман Буль. На сегодня Курт Дембергер единственный альпинист, дважды взошедший первым на вершины высотой более восьми тысяч метров. Это Дхаулагири ( 8167 м ) и Броуд Пик ( 8047 м ). Сейчас ему уже 78 лет, но выглядит он очень хорошо. Об участниках покорения Дхаулагири непальцах могу сказать только, что все они на вид крепкие здоровые, жизнерадостные люди. Застолье, рассказы, воспоминания продолжались допоздна. Но самая торжественная часть праздника будет 13 мая, в день покорения вершины. С 9 часов утра на той же улице стали собираться участники торжеств. Должно состояться праздничное шествие по городу к музею альпинизма. Это было незабываемое зрелище. Красочные национальные одежды женщин, нарядно одетые мужчины, группы школьников в красивой форме, национальные музыкальные инструменты, флаги, транспаранты и множество людей. Главные герои торжеств – восходители, стояли в кузове небольшого автомобиля украшенного гирляндами цветов.

Было солнечно и довольно жарко. Виктория пожаловалась, что забыла шляпу от солнца. Я за пару минут сделал ей пилотку из газеты, и проблема отпала. Но потом многие непальцы спрашивали её, где она взяла такую хорошую пилотку. Оказалось, что подобное творчество у них неизвестно, а в конце торжеств, по просьбе Виктории, еще одну пилотку из газеты я сделал одному из начальствующих непальцев. Шествие растянулось по улице на целый километр. В колонне были представлены все проживающие в Непале народности. 

Каждая из них была одета в отличный от других цвет одежды. Многие группы, не смотря на жару, на ходу плясали, пели, играли на национальных духовых инструментах. Вдоль всего пути шествия жители города приветствовали покорителей Дхаулагири и демонстрантов. Почти два часа продолжалось шествие.

Музей альпинизма – это парковая зона. Здание музея, построенное японцами, весьма необычное геометрическое сооружение, и, как потом выяснилось очень просторное и довольно уютное. 

Музей альпинизма.

На территории парка построена искусственная горка для лазания, искусственная стена для скальных тренировок. 

Горка. Скалодром.

На зеленом газоне парка была сооружена большая трибуна для юбиляров, руководителей и гостей. 

Для пришедших устроен огромный навес. Под ним люди сидели прямо на траве перед трибуной.

Начались выступления. Оказалось, что непальские чиновники очень любят поговорить. Сначала диктор телевидения, потом мэр Покхары, министр туризма Непала, восходители, председатель федерации альпинизма и т.д. Идет второй час «говорильни». Солнце палит нещадно. Крыша над трибуной не спасает. Под предлогом фотосъемки мы по очереди сползаем с трибуны и идем в музей. 

Музей альпинизма.

С огромным интересом знакомимся с экспонатами. В нем полно непальцев. Вход в музей в этот день был свободный, и они с интересом рассматривали экспонаты. Мы вышли примерно через час и узнали, что нас разыскивают. На трибуне начинается награждение памятными грамотами, различными национальными призами. Сначала награждают Курта Дембергера, затем остальных восходителей и потом нас троих. 

Награждение. Все награждённые.

Грамоты в красивых рамках с национальным орнаментом напечатаны на бумаге местного производства, которая сейчас очень ценится. Все когда-то кончается. Едем в отель. Обед в ресторане отеля, отдых, а вечером нас везут в шикарный ресторан одного из отелей Покхары. 

Каган, Дембергер, Божуков.

Там собрался весь альпинистский бомонд Непала, руководство федерации альпинизма, руководящие лица и гости. Большой сад отеля очень красиво освещен. Гости угощаются а-ля фуршет, ходят между гостей и официанты с различными экзотическими кушаньями. За напитками подходили к специальным столикам. В глубине сада, на большом экране, Курт показывал свой фильм о восхождении на Дхаулагири. Очень интересный фильм. Из него мы узнали, насколько трудным и опасным оно было. Потом показала свой фильм об экспедиции на Эверест молодая, непальская альпинистка. Он посвящен проблеме экологии. В настоящее время на склонах Эвереста и других вершин Гималаев скопились горы мусора, который оставили после себя восходители. Её экспедиция спустила со склонов Эвереста несколько тонн различного мусора. Это метал, пластик, остатки снаряжения, упаковка. Когда смотришь на все это, становится стыдно за людей. Видимо уже нет мест, где бы люди подобным образом не заявили о своем присутствии и пренебрежении природой. Потом все переместились в ресторан, где продолжилось общение. В отель вернулись к полуночи. Валентин с Викторией пошли искупаться в бассейн, а я – в номер, попытаться немного «причесать» мысли и впечатления. Нас предупредили, что утром едем поближе к Дхаулагири. Утром 14 мая, после купания в бассейне и завтрака, колонной из пяти джипов выехали в сторону гор вглубь страны. В поездке участвует министр спорта и туризма Непала, поэтому колонну сопровождает джип с военными. Через два часа езды по горным дорогам, остановка на въезде в одну из провинций.

Масса людей, цветочные гирлянды, поздравления, фотографирование и другие проявления знаков внимания и уважения к восходителям и остальным членам делегации. И дальше это повторялось с небольшими вариациями в каждом встречном селении. Люди были празднично одеты, на их лицах был неподдельный интерес. Видно было, что это для людей праздник. Небольшой городок Баглунг, состоящий практически из одной большой улицы и нескольких маленьких. Встречать делегацию вышло всё население города. Снова поздравления, цветы, сувениры, море улыбок. Видно было, что такое случается здесь довольно редко. В школе были отменены занятия, и все дети стояли вдоль улицы и приветствовали делегацию. Потом на местном стадионе снова произносили речи в честь юбиляров, вручали памятные сувениры, звучали пожелания. Едем дальше вглубь страны. Конечной целью поездки был город Бени. Это по меркам Непала настоящий город. И снова повторяется вся процедура встреч, только еще больше людей на улицах. Основное внимание встречавших людей, конечно, было приковано к Курту Дембергеру. 

Он весь был обвешан гирляндами и шарфиками и вообще вел себя молодцом. А ведь ему уже 78 лет. Детишки старались хотя бы дотронуться до европейцев, а маленькие шли с нами, держась за ручку. Это было очень трогательно. В одном из кафе нас накормили обедом, а затем в местном клубе, под шум проливного дождя, звучали речи, поздравления. С большой, эмоциональной речью выступил министр туризма. Этот человек, казалось, мог говорить часами. Он призвал жителей города еще больше способствовать развитию туризма в Непале. Через город Бени, некоторые туристы возвращаются с трека вокруг Аннапурны. Обратно ехали, как сказал водитель, по короткой дороге около пяти часов, и в 22:30 были в отеле. Впечатление от поездки было незабываемым. Утром 15 мая все участники юбилейных торжеств улетели в Катманду.

В аэропорту мы должны были встретить двоих молодых россиян Андрея и Кирилла, которые в Непале впервые. 

Андрей и Кирилл.

Валентин поведет их к базовому лагерю под Эверест. Я тоже иду с ними. Едем в Тамель в гостиницу. Парни пошли отсыпаться после перелета. Ближе к вечеру прибыли двое ребят из Питера, Валера Шамало и Сережа Кондрашин

Божуков, Кондрашкин и Шамало.

Они будут пытаться взойти на Эверест. У Валеры значительный список покоренных вершин по всему миру. У Сережи список пока еще скромный. Ребята очень сильные и в хорошей спортивной форме.

Пока молодежь отсыпалась, мы поехали слушать выступление хора, состоящего из сотрудников посольств разных стран, находящихся в Катманду. Нас пригласила на него Виктория, которая также участница хора. Руководит хором американский миссионер, приехавший в Непал, чтобы перевести на непальский язык библию. Библию он пока не перевел, а вот хор создал весьма неплохой. Исполнялись на английском языке песни многих народов мира. Жаль, что не было наших песен. Мы были очень довольны концертом и вместе с остальными слушателями, а это посольский бомонд, около 500 человек, от души благодарили исполнителей. Рано утром Валентин, я и новички пошли встречать рассвет в ступу Сваям Бунах. Непальцы всех возрастов спешили попасть в ступу к восходу солнца. Это для непальцев священный ритуал. Там многие делают различные физические упражнения, читают молитвы, выполняют священные ритуалы. Прямо на территории храма живет множество обезьян – Макак. 

Макака.

Здесь их подкармливают и не обижают. На рассвете, с высоты холма, на котором располагается ступа, Катманду выглядит очень красиво. 

Катманду.

Это древний (2500 лет) и один из самых крупных и почитаемых храмов.

Ступа. Колокол.

В полдень переехали в район Катманду – Копан, в резиденцию Валентина. Оттуда все пошли еще на одну ступу – Будхани Кханха. Это самая большая ступа в Катманду. Сооружение очень внушительное, хотя не такое красивое, как Сваям Бунах. К вечеру к храму шли целые толпы людей на общую молитву. В Непале 90% жителей исповедают индуизм, и только немногие – буддизм и другие религии. Вечером ужинали под фонарем на лужайке очень уютного хозяйского дворика.

Отоспавшись, снова идем на экскурсию. Идем втроем – новички и я, – в монастырь Копан. Он расположился на окраине города, на небольшой горе, в часе ходьбы от офиса Валентина. Этот монастырь действующий, мужской, доступен для посетителей. Мы с большим интересом и удовольствием рассматривали монастырь. Не передать словами все увиденные красоты. Это просто райский уголок по сравнению с городом, его суетой, скученностью и нечистоплотностью.

 Строгие восточные линии монастырских зданий, яркие краски культовых сооружений, множество красочных растений и кустарников завораживают взгляд. Оттуда не хотелось уходить. Но это внешняя сторона жизни монастыря, а внутренняя сторона жизни монахов далека от внешней идиллии. Это суровые будни с множеством молитв, ночными бдениями, постоянной учебой и работой. Мы видели в монастыре детей 7-8 лет. Там они получают религиозное образование. Достигнув совершеннолетия, многие остаются в монастыре, а некоторые не выдерживают и уходят в светскую жизнь. Выйдя из монастыря, мы еще больше часа шли по гребню вверх в порядке тренировки и акклиматизации. На обратном пути хотели пройти и через женский монастырь, но в него европейцев не пускают. В городе немного поплутали, так как за один раз сложно разобраться в похожих друг на друга улочках, поэтому поехали на такси. Но таксисты в Катманду тоже не очень хорошо знают весь город, поэтому он довез нас до вчерашней ступы, ее они знают все, а от нее дорогу мы запомнили. По дороге зашли в небольшой ресторанчик, в котором были вчера, пообедать. Вчера там у нас произошел небольшой казус. Хорошо проголодавшись, все заказали первые и вторые блюда. Но это было ошибкой. Порция одного, любого из заказанных блюд могла насытить нормального человека, поэтому мы не смогли съесть все заказанное. Сегодня мы были уже осмотрительнее, и все было нормально.

Вечером поехали в Тамель, по приглашению Наташи, вдовы Володи Башкирова, одного из известнейших альпинистов России и мира, погибшего несколько лет назад в Гималаях. Она живет в Катманду, водит группы в горы. Этим зарабатывает себе на жизнь. В Россию приезжает только погостить. Допоздна сидели в саду одного из ресторанчиков. С нами за столом сидели четверо россиян из ее новой группы, двое мужчин и две женщины. Скучные, пресные люди. Честно говоря, эти посиделки для меня были пустой тратой времени. Пытался дозвониться домой, но не было связи. И вообще, уже порядком надоело торчать в Катманду, скорей бы в горы. Задержка с выходом, из-за довольно сложной процедуры оформления разрешения восхождения на Эверест для ребят из Питера. Мы тоже оформляли разрешение, но только на пребывание в национальном заповеднике Сагарматха. Так в Непале называют Эверест. Это стоит около 800 руб. для одного человека. А стоимость разрешения восхождения на Эверест зависит от сезона, от компании, которая организует восхождение, и колеблется от 6 тыс. до нескольких десятков тыс. долларов. Всеми организационными делами в этот раз занималась Виктория. Она неплохо владеет английским и знакома со многими фирмачами. И вообще, она тут главный начальник. Валентин занимается только технической стороной дела. Он зарабатывает себе на жизнь тем, что водит группы к Эвересту. С конца мая до начала сентября в Непале сезон дождей «муссон» на равнине и сильных ветров и снегопадов в горах. Питерцы собирались проверить и по возможности доказать, что в период муссона, когда в его начале и в конце бывают окна и небо проясняется, можно попытаться дойти до вершины. Такое восхождение, притом одиночное, впервые совершил известный альпинист Райнхольд Месснер. Он взошел на вершину Эвереста со стороны Тибета 20 августа 1980 года. Тибетцы называют эту вершину Джомолунгма. Ее высота – 8848 м над уровнем моря. Новички Кирилл и Андрей осваивают шопинг, отовариваясь дешевыми спортивными товарами, и знакомятся с городом. Мы с Валентином делаем ревизию кислородных баллонов для питерцев, которые они берут с собой.

19 мая прощальный совместный перед вылетом в горы ужин. На него Виктория пришла со своей подругой француженкой Мари. Мари одержима желанием построить где-нибудь на треке небольшой отель с ресторанчиком и пыталась получить от присутствующих совет – где это лучше сделать. Виктория 22 мая улетает на два-три месяца в Россию. Мы, рано утром вылетаем в Луклу, откуда начинается трек к Эвересту. Лёта всего 30 мин, а если идти своим ходом, то 4–5 дней. Завтракать перед вылетом не стали – слишком рано. Решили поесть или в Лукле, или в дороге. Питерцы наняли 3-х портеров для переноски в базовый лагерь снаряжения, кислородных баллонов, продовольствия. Мы, т.е. Валентин, Кирилл, Андрей и я, все свое несем сами.

Наконец мы в горах. Настроение сразу поднимается, и мы начинаем впитывать в себя окружающую красоту и неповторимость гималайского пейзажа. Завтракать решили на треке. Шерпы ушли оформлять страховку, так как без нее, если с ними что-то случится на маршруте, то все проблемы ложатся на нанимателя, а мы пошли вперед по знакомой тропе. Валентин начал свою постоянную проповедь о необходимости на высотах более 6000 м обязательно иметь с собой кислород, и что его отсутствие часто приводит к трагедиям. Он, конечно, прав. Еще находясь в Катманду, мы узнали, что при восхождении на вершину Лхоцзе ( 8500 м ) группы из 15 российских альпинистов один погиб. Ему стало плохо на высоте около 7000 м , а кислород они не брали. Восхождение совершалось без кислорода. В палатке, оставленной одной из предыдущих команд восходителей, они нашли баллон с кислородом, но не смогли им воспользоваться – не было редуктора. Часа через два решаем остановиться и перекусить. Уже заканчивая трапезу, видим четверых мужчин, очень похожих на россиян. Это были участники из команды восходителей на Лхоцзе во главе с одним из сильнейших на сегодня альпинистов России Алексеем Болотовым. Основная часть команды улетела в Катманду с погибшим – Сергеем  Дугановым из Санкт-Петербурга, а они шли своим ходом. От них мы узнали некоторые детали трагедии. На вершину смог подняться только один участник. Все остальные были задействованы в спасательных работах. Они были в подавленном настроении, но далеко не упадочном. Каждый идущий на такое сложное и опасное восхождение должен понимать, что с горами не шутят. Общались с ними около получаса, а потом пошли мы вверх, они – вниз. Первая наша цель, это столица шерпов, селение Намче Базар. 

Намче Базар.

Тропа шла вдоль речки по красивому зеленому ущелью, переходя с одного берега на другой по изящным навесным мостам, порой длиной до 50 и более метров. Когда она шла вверх, то становившийся все тяжелее рюкзак тянул тебя вниз, а если тропа уходила вниз, то приходилось сдерживать свой и его вес, чтобы не набрать излишнюю скорость. Порой тропа шла сквозь сплошные заросли цветущих рододендронов. 

Рододендроны.

Здесь они достигают размера крупного кустарника и даже небольших деревьев. Цветы преимущественно розового и ярко-желтого цветов. Людей на тропе встречалось мало, сказывалось приближение сезона дождей. Зато много шло караванов осликов с различными грузами. На погонщиков караванов просто любо смотреть. Это настоящие дети гор. Они идут, не замечая камней, ступеней и прочих «прелестей» горной дороги, о чем-то громко и весело переговариваясь. Это их работа, они у себя дома. На ходу разговоры в основном о восхождениях, маршрутах и приключениях. Перед выходом Валентин планировал промежуточную ночевку, но поскольку новички себя хорошо чувствовали, идем до Намче Базар ( 3446 м ). Последний подъем перед Намче был самым длинным и тяжелым. 

Намче Базар.

Во всяком случае, так нам показалось. Пришли еще засветло, но уже приближались сумерки. Темнота в Непале наступает очень быстро. День переходит в ночь в течение получаса. Разместились по комнатам, и пошли заказывать у хозяев ужин. Каждый хозяин гостиницы, в горах они называются Лоджии, рассчитывает, что постоялец будет питаться в его ресторане, поэтому плата за ночлег невысокая. Ну, а если вы живете у него несколько дней, но питаетесь в другом месте, то он может повысить плату за проживание. За ужином договорились с питерцами, что они идут своим темпом, так как их физическая подготовка не сравнима с нашей. Утром мы пошли осматривать селение и окрестности. Намче Базар расположился амфитеатром на склонах окружающих гор. Стены домов сложены из обработанного местного камня. Высота домов от двух до четырех этажей. В некоторых лоджиях есть номера типа люкс, с ванной. Горячий душ, за отдельную плату, практически есть в каждом доме. Это селение по непальским меркам очень большое. В нем проживают до трех тысяч жителей. В основном, это народность Шерпы. Мужчины Шерпы – это самые выносливые носильщики грузов. Женщины также иногда работают портерами, но это редко. Они, в основном, занимаются домашним хозяйством и детьми. На горе, на довольно ровной площадке, взлетная полоса местного аэродрома для небольших самолетов и вертолетов. Отсюда открывается чудный вид на окрестные горы и селение. После полудня выходим из Намче. Следующая ночевка в одном из красивейших мест на треке, самом высокогорном монастыре Непала, Тьянг Боче. На выходе из Намче встретили похожего на россиянина парня с лицом, выдававшим в нем восходителя, т.е. потемневшим от солнца и с потрескавшимися губами. И действительно, это был один из трех альпинистов команды Казахстана, поднявшихся на вершину Лхоцзе, Влад Чесноков. Он выглядел очень уставшим, торопился вниз. Остальные члены их команды, кроме руководителя, оставшегося в базовом лагере, были уже внизу. Их команда при восхождении не пересекалась с россиянами. Мы не стали его много расспрашивать и задерживать. Теперь мы могли идти своим темпом, наслаждаться открывающимися видами Гималаев. Валентин со своими проповедями поднасел на молодых, а я шел немного впереди, в пределах видимости. Тропа в начале вилась по склону горы без видимого набора высоты. Припекало солнце, реденькие облака не спасали от него, и только ветерок с верховьев ущелья давал спасительную прохладу. На одном из крутых склонов участок тропы был заново восстановлен после обвала, и в конце этого участка надо было внести небольшую, посильную и добровольную плату строителям дороги. На столике стояла урна, и лежал журнал для записи. Мы опустили денежку и записались, что мы из России. Вроде мелочь, однако, это заставляет ценить и уважать труд людей, строящих для проходящих по тропе, дорогу над пропастью.

Затем тропа пошла вниз, и через час мы спустились к реке. Здесь Валентин попросил немного его разгрузить, отдав нам часть своего груза. За очередным подвесным мостом, начинался длинный и местами крутой подъем. Тропа серпантином вилась меж невысоких сосен. С набором высоты деревьев становилось меньше, а тропа все круче. Шум речки становился все слабее, пока не исчез совсем. Мы с завистью смотрели на портеров, несших груз в разы больше нашего, обгонявших нас. Идти становилось тяжеловато, но мы были счастливы, что идем вперед к новым красотам и мы можем делать то, что нам нравится. Примерно через два часа подъема, за очередным поворотом, уже в сумерках показались входные врата в селение и монастырь Тьянг Боче. Монастырь расположился на относительно плоском месте среди громадных снежных вершин на высоте 3867 м . На ночлег устроились в лоджии, хозяин которой сын одного из участников знаменитой экспедиции на Эверест в 1953 – Давы Тенцинга. Валентин останавливается у него всякий раз, когда намечается ночевка. На ужин он заказал понравившийся ему стейк. Об этом немного подробней. Стейк местного кулинара – это плоский, здоровенный кусок мяса, скорее всего буйволятины, зажаренный на сковородке. Перед подачей на стол сковорода вставляется в деревянную форму и выглядит все очень эффектно. К мясу подаются и овощи. У непальцев принято сначала подавать питье, потом еду. Путник после трудной дороги испытывает сильную жажду. Цвет стейка оставлял желать лучшего. Он почти не отличался от цвета закопченной сковородки. Люди, много раз бывавшие в Непале, хорошо знают, что подхватить с водой или едой инфекцию можно запросто. Одно из эффективных противоядий – это спиртное. Мы тоже старались блюсти это правило и перед едой выпивали по 50- 70 граммов бренди. Но даже после бренди есть пережаренное чуть не до угля мясо я не смог. Однако народ все съел и даже мою порцию.

Утром пошли любоваться видами открывающихся отсюда вершин и знакомиться с монастырем. Вид на горы был потрясающий.

За небольшой дымкой сверкали в лучах утреннего солнца массив Нупцзе и громада Лхоцзе. За ними виднелась вершина Эвереста.

Эверест и Лхоцзе.

До них было еще не менее 40 км , однако казалось, что это рядом. Левее и чуть ближе просматривалась вершина Пумори. А гораздо ближе и правее, виднелась красивейшая вершина района – Ама-Даблан ( 6814 м ). 

Ама-Даблан.

За нашей спиной сверкали Кантега ( 6685 м ) и Тамсерка ( 6623 м ). Не хотелось никуда уходить, а просто любоваться сказочными видами Гималаев. И в этом неповторимом месте стоит монастырь Тьянг Боче. 

Монастырь Тьянг Боче.

Мы пришли сюда по хорошей тропе, а каково было первым монахам, облюбовавшим место для монастыря, когда они пришли на эту гору! Его строили несколько поколений монахов, ушедших от мирской жизни в горы. Главное здание монастыря красивое, без излишеств. А входные ворота очень красочные, с ярким восточным орнаментом, и охраняются сказочными львами. Монастырь открыт для посетителей, можно прийти послушать молитву, познакомиться с жизнью монахов. Налюбовавшись вдоволь всеми красотами, сделав фото, идем дальше. Все бы хорошо, но еще за завтраком я почувствовал, что нахожусь «не в своей тарелке». Есть мне не хотелось, ограничился только чаем.

Следующий наш отрезок пути до селения Периче. Сегодня 22 мая, и даже не торопясь, через четыре дня пути мы должны быть у подножья Эвереста. Поднимаемся все выше. Более скудной стала растительность. Лес давно кончился, только небольшие кустики и реденькая трава. Встречаем людей, идущих вниз, и совсем мало туристов идущих вверх. Это следствие приближения муссона. За 5,5 часов дошли до Периче, набрав высоту более 4000 метров . Я шел нормально вместе со всеми, но давала знать о себе слабость. На ночлег расположились в одном из отелей. Вид на горы просто обалденный, но само селение довольно скучное. Из растительности только редкая травка и мох. Однако и на этой высоте жители пытаются выращивать картофель. Если в Лукле, откуда начался наш поход, картофель зацветал, то здесь он только вылезал из земли. Главной достопримечательностью Периче является, поставленный международным союзом альпинистов, обелиск памяти погибших на Эвересте восходителей. Он установлен на площадке рядом с отелем, в котором мы остановились. Обелиск выполнен в виде рассеченного сверху до низа конуса, сделанного из полированной нержавеющей стали. Половинки конуса отстоят друг от друга примерно на 60 см , и на их внутренней плоскости выгравированы имена погибших. Всего мы насчитали более 200 имен. Очень печальное и строгое напоминание будущим восходителям.

Обелиск.

Но люди идут, и будут идти. Так уж устроен человек, каждый считает, что с ним-то подобное не случится. Утром выходим к следующему селению Лабуче ( 4910 м ). Утром я не мог ни есть, ни пить, шел на резервах организма. Было совсем не до любования красотами. Взятые с собой лекарства и те, что были у ребят, не помогали. На одном из привалов встретили группу соотечественников с Поволжья. Они ходили по прилегающим ущельям и перевалам и уже планировали возвращение. В Лабуче пришли под вечер. Это небольшое селение, существующее только за счет туристов. Валентин предложил пройти еще немного выше в боковое ущелье к пирамиде и там заночевать. На высоте 5100 м итальянские ученые построили из стекла и стали лабораторию, в виде четырехгранной пирамиды для изучения движения близлежащих ледников и погоды. 

Лаборатория-Пирамида.

Высота пирамиды примерно 10 метров , со стороной тоже 10 метров . На гранях, обращенных большую часть дня к солнцу, размещены солнечные батареи, дающие до 20 квт электричества в сутки. Этого достаточно для обеспечения всех потребностей лаборатории. Все это мы узнали от обслуживающих ее сотрудников. К великому нашему огорчению на ночлег нас разместить они не могли, хотя там имеется нормальная гостиница. Но некоторое время назад, руководство лаборатории запретило принимать туда туристов. И как мы ни уговаривали персонал разрешить переночевать хотя бы в палатке, которая стояла во дворе, мы получили вежливый, но категорический отказ. А вот показать и рассказать о лаборатории они с удовольствием согласились. Мы осмотрели все помещения, задали массу вопросов и получили обстоятельные ответы. Обслуга лаборатории состоит из молодых ребят непальцев, работающих здесь вахтовым методом по месяцу. Итальянцы приезжают на один-два дня в неделю, а остальное время живут в Катманду. Есть там и биологическая лаборатория, где можно проверить состояние человека на высоте. Нам предложили измерить показатели кровеносной системы, т.е. коэффициент поглощения кислорода, давление и пульс. Валентин сразу предсказал, какие цифры будут у новичков, и практически угадал. У него самого коэффициент поглощения кислорода на 10 единиц был выше, чем у них. Я был в таком мерзком и безразличном состоянии, что мне ничего не хотелось делать, но ребята уговорили измерить. Не смотря ни на что, мои показатели всех трех параметров были значительно лучше даже, чем у Валентина. Думаю, это результат моих регулярных беговых тренировок.

Через 30 мин мы были в Лабуче.

Следует отметить, что после моего первого трека к Эвересту в 2003 году заметно улучшился сервис в отелях. До Тьянг Боче можно было пользоваться мобильным телефоном, а выше в селениях есть обычная телефония и Интернет. Стоят спутниковые тарелки. Утром народ завтракал, а я только присутствовал. За окнами был необыкновенный, сказочный вид. За ночь выпало 10–12 см снега, и все казалось, замерло. Небо затянуло тучами. Мое состояние было не лучшим. Уже третий день не могу нормально есть. Запас сил был на исходе. Идти дальше вверх было бы безумием. Обсудили ситуацию и решили – я должен идти вниз, тем более, что я уже был в базовом лагере и притом в хорошую погоду. Сожалел я только о том, что не увижу и не сфотографирую старт намеченного на 29 мая традиционного марафона. Начинается он от базового лагеря и заканчивается в селении Намче Базар. По дороге нам попадались бегающие по горной тропе люди, это тренировались бегуны. Как я потом узнал от Судипа, одна француженка прилетела на марафон в 6-й раз. К тому же Андрей сказал, что он плохо перенес ночевку на этой высоте и хотел бы спуститься на один переход вниз, в Периче, для акклиматизации. Т.е., как минимум, один переход мы идем вдвоем. Валентин с Кириллом пошли в Горак Шеп, это последнее селение на треке, а мы с Андреем – вниз. Шли по щиколотку в снежной каше. Камни стали скользкими и опасными. На всем протяжении трека мы использовали при ходьбе палки-телескопы, помогающие частично разгрузить спину и удерживать равновесие в проблемных местах. Добрались до Периче без происшествий. Снега здесь почти не было. Утром, нормально отдохнувший, Андрей собрался идти наверх, я иду вниз с караваном из осликов. Погонщики согласились довезти за небольшую плату мой рюкзак. Это было очень кстати, так как у меня почти не осталось сил. Караван двигался неспешно, но непрерывно. Тучи разбежались, и солнце вновь принялось за свою работу. За день караван одолел два наших перехода, и к вечеру я уже был в селении Намче Базар. 

Намче Базар.

Без рюкзака я даже немного почувствовал себя лучше, хотя пройти 20 км по горной дороге и на жаре – дело не такое простое. Приняв в отеле горячий душ, я понял, что жизнь продолжается. В ресторане отеля хозяин подвел меня к столику, где сидел один мужчина, и сказал что он тоже из России. Мы познакомились, разговорились. Его звали Дмитрий, и родом он из Симеиза, т.е. с Украины. В Гималаях уже третий раз, предпочитает ходить один и по местам, где не ходят толпы туристов. Занимается Йогой, изучал ее в Индии. У него есть свой сайт, где помещены его фотографии. В общем, интересный и необычный человек. Он с позиции Йога дал мне несколько советов по поводу моего состояния и питания. Мы проговорили больше часа.

Ночью прошел дождь, пахло влажной землей и травой. По холодку я вышел из Намче по тропе в сторону Луклы. Земля была влажной, пыли не было, идти было комфортно. Можно было нанять портера, чтобы не мучиться, так как я не мог из-за желудка подкрепиться, но я решил – дойду. Через час начал накрапывать, а потом пошел довольно нудный дождь, который закончился только в Лукле. По дороге я догнал трех молодых девушек из Пензы. Возвращались из базового лагеря. Они сказали, что видели наших парней из Питера, которые шли на Эверест. После Непала девушки едут на поезде в Индию и там пробудут еще неделю. Есть же отчаянный народ в России, просто молодцы девчонки! До Луклы я шел семь часов. Пришел никакой. Немного отлежался и пошел на разведку. Нашел представительство авиакомпании, билет которой я приобретал, и зарегистрировался. Самолеты из Луклы летают только в первой половине дня. Вылет рано утром. Перед посадкой в самолет, в местном аэропорту производят такой шмон, какого нет и в столичных аэропортах. Даже запасные батарейки к фотоаппарату и фонарику отобрали. До Катманду долетели без проблем. А затем мне надо было менять дату обратного вылета в Москву, так как я имел билет в оба конца, с фиксированной датой вылета катарских авиалиний. Помочь мне решить эту проблему я попросил Судипа, о котором я упоминал ранее. Тем более  что он сам был владельцем авиакомпании местных авиалиний. Именно на самолете его компании мы летали в Покхару, в Луклу и обратно. Я ему рассказал о своем состоянии и почему я здесь раньше, чем намечалось. Он отложил свои дела и сразу занялся решением моей проблемы. Сначала он прислал за мной в аэропорт свою машину, которая привезла меня к нему в офис. Немного пообщавшись со мной, он предложил отправить меня в больницу к своим друзьям, врачам. Я поблагодарил, но отказался и попросил помочь с переоформлением билета. Я твердо решил, что дома и стены помогают. Созвонившись с коллегами в международном аэропорту, он обо всем договорился и пообещал к вечеру привезти билет. Затем его водитель повез меня домой, т.е. к Валентину. Судип поехал вместе с нами, так как водитель не знал, где жил Валентин. Очень приятный и общительный человек. По дороге он рассказал, как его, после окончания Ленинградского энергетического института послали на практику в г. Ухта. Это было для него, южного, темнокожего человека, просто невыносимо. А вообще Судип очень тепло вспоминает о годах, проведенных в России, и старается помогать россиянам, когда они к нему обращаются. Вечером водитель привез мне билет, с датой вылета из Катманду утром на следующий день. В самолете я увидел россиян, их трудно спутать с кем-то еще. Это оказались наши вертолетчики, работающие по контракту в Непале. Они летели домой в отпуск. Поздним вечером 29 мая я прибыл домой. Операция возвращения прошла удачно. Два дня я приходил в себя и только на третий день пошел в поликлинику. Замечательный доктор Любовь Григорьевна Лакштанова и моя супруга Татьяна Михайловна за неделю привели меня в полный порядок, за что им огромное спасибо.

Вот с такими приключениями прошло это мое турне в Непал и Гималаи.

 

P.S. Валентин позвонил мне, когда вернулся в Москву, это было в середине июня, и рассказал, что новички Кирилл и Андрей свою программу полностью выполнили. С питерцами до сих пор нет ясности. Взойти на Эверест им не удалось. О причинах они умалчивают, и общаться отказываются.


1/ Каган Ким Леонидович ( 1938 г .р.) – родился в г. Краснозаводске Моск. обл. В 1957-58 гг. участвовал в ликвидации ядерной аварии на предприятии «Маяк» («Челябинск-40»). В 1967 г . закончил Бауманское училище без отрыва производства по криогенной технике. 8 лет работал на фирме С.П. Королева под Загорском. Более 30 лет живёт в г. Черноголовка, работает в академическом институте. Уже в зрелом возрасте (35 лет) увлекся горами. Ходил только на Кавказе. Больших успехов в альпинизме нет. Немного не дотянул до первого разряда. Женат, дочь, внуку 10 лет. Дружит с  Божуковым В.М. около десяти лет.

  капли алкопрост  

Copyright (c) 2002 AlpKlubSPb.ru. При перепечатке ссылка обязательна.